Блог портала New Author

22. Тайна Белого Братства

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
6


25 июля 1794 года... Уже две недели как Анжельбер ушел из Общественной Безопасности, его новое место службы в Бюро Общей Полиции при правительственном Комитете.

Это Бюро возникло в результате внутреннего раскола в обоих Комитетах, Робеспьер перестал доверять Вадье, шефу Общественной Безопасности. Функции нового Бюро и Общественной Безопасности были аналогичны, поэтому сразу возникли скандалы, оба органа буквально вырывали друг у друга особенно важные дела, саботировали решения друг друга... это не могло привести ни к чему хорошему, обстановка вражды между еще недавними коллегами и товарищами обострялась...

После принятия в июне страшного обоюдоострого Прериальского декрета об упрощении судопроизводства начался период, названный впоследствии Большим Террором, прежние репрессивные действия правительства на этом фоне стали казаться уже вполне «умеренными»...

Какая же нечистая подтолкнула руку Робеспьера к написанию этого декрета... в чем был его подлинный смысл, ведь его исполнение оказалось в руках его комитетских врагов и те старались, как могли, именно их намеренные усилия сделали исполнение наиболее кровавым, хаотичным и бессмысленным одновременно... В обществе вызревали страх, непонимание и озлобление...

«Всё идет как нельзя лучше... Неподкупный сам вырыл себе могилу...- довольно сказал шеф Общественной Безопасности Вадье сразу после принятия Конвентом проклятого декрета, за два месяца до переворота...

Если Вадье было ясно, чем всё закончится для робеспьеристов, то почему же сам Неподкупный, до сих пор выделявшийся в лучшую сторону и кристальной логикой и тонкой интуицией в этот самый ответственный момент совершает подобное... Что с ним самим происходит в эти последние месяцы?!... Никто кроме него самого не сумеет правильно ответить на этот вопрос...

.... ...... .....
Изменившееся не к лучшему состояние Жерома серьезно беспокоило Валери. Всё чаще он приходил домой более чем нетрезвым. По счастью, даже это не делало его ни зверем, ни хамом, но это было нетипично и ненормально...

Он часто долго молчал, уставив неподвижный, устремленный внутрь себя взгляд на колеблющееся пламя в камине. Валери порадовало, что сегодня вечером он куда живее и энергичнее, чем в последнее время.

- Сегодня у меня особый день... не отталкивай меня... - Жером крепко обнял Валери и приник к горячим влажным губам, слегка дрожащие от растущего возбуждения руки ласкали ее грудь и бёдра. Ритм толчков становился всё более сильным... тишину ночи прервал стон удовлетворенной страсти мужчины, смешавшийся с тихим мелодичным вздохом женщины.

В последнее время, когда они занимались любовью, Жером обнимал и ласкал Валери еще более чувственно и страстно, чем обычно, даже немного жёстко, в этом было что-то и сладостное и горько-болезненное одновременно, будто каждый раз - последний...

Часто Жером, прижимал ее к себе, даже засыпая...

Валери нередко ловила на себе его странные взгляды, и страстные, и тоскливые одновременно... будто прощается, вдруг невольно проскочила у нее тяжелая скверная мысль.

..... ....... ......
Вечером 27 июля Жером появился на пороге очень бледный и нервный, с горящими глазами. От ужина мягко отказался и попросил Валери присесть и внимательно выслушать его:

- Милая... у меня очень мало времени. То, что я сейчас скажу очень важно. У меня в банке хранилась не слишком большая сумма в 7 тысяч франков, сегодня днём я обнулил счет. Деньги в сейфе в комнате, код один семь девять два, чтобы удобнее запомнить тысяча семьсот девяносто два, год падения королевской власти во Франции.

Если я не вернусь завтра, и никто от меня с сообщением не придет... – увидев, что смертельно побледневшая Валери вскочила с кресла, совершенно изменившись в лице, властным жестом остановил ее, - выслушай меня... это значит, что меня больше ждать не надо... забери все деньги из сейфа, вещи... Не задерживайся в этой квартире, расплатись за нее и за ту, по соседству, с хозяйкой и ищи себе новое жилье подальше отсюда... При этом будь крайне осторожна, прошу тебя! Вот здесь... – Жером подал Валери согнутый вдвое лист бумаги, молодая женщина дрожащей рукой приняла его, - несколько имен и адресов, куда, я надеюсь, ты можешь обратиться за помощью и защитой...

Энергия вдруг вернулась к Валери, она крепко обняла Жерома за шею, целовала, прижимала к себе, шептала, задыхаясь от слёз:

- Я люблю тебя... ты мне очень нужен... у меня кроме тебя совсем никого нет... не уходи... убьют... Куда ты собрался?! Я краем уха слышала, в Конвенте что-то произошло?! Говорят, что депутаты от «снисходительных» и Болото выступили против Робеспьера...

- Верно... А я из той самой команды, которой сейчас угрожает опасность... Опасность угрожает и самой Революции, только наши распоясавшиеся новые «господа» пока этого не понимают, когда поймут, будет поздно... Я хорошо сознаю, где и с кем в этой ситуации я должен быть... Мы не аристократы, но свои понятия о чести есть и у нас.

Анжельбер мягко отстранил ее руки и отвел взгляд, чтобы не видеть слез молодой женщины, на губах выдавилась грустная нервная улыбка больше похожая на тик.
Проглотил тяжелый комок, подкативший к горлу:

- Я должен идти, милая... Не думай о худшем раньше времени. Наши противники еще те хищники... но и мы не травоядные... и у нас есть острые клыки. Я не в Конвент, я в городскую Ратушу, там сейчас наш штаб, там Робеспьер, Сен-Жюст, Леба и другие, если отправят поднимать людей из секций или «почистить» архив клуба, то в Якобинский клуб... А пока...жди меня...

Когда за Анжельбером захлопнулась дверь, Валери тяжело опустилась в кресло и также, как любил он сам, долго немигающим взглядом смотрела на огонь в камине, тело нервно дрожало.



Между тем, ночь с 9 на 10 термидора (с 27 на 28 июля 1794) не обещала быть тихой и спокойной. Париж не спал. Всюду горели огни, чувствовалось какое-то недоброе, нездоровое возбуждение.

С улицы слышалось много мужских голосов, осторожно подойдя к окну и раздвинув шторы, девушка разглядела множество вооруженных людей, и пеших санкюлотов с саблями и пиками, и всадников в военных мундирах.

Тревожный звон набата привел её в совершенный ужас. Такое происходило только в чрезвычайных обстоятельствах.

Некоторые из вооруженных типов бешено орали, возбуждая энергию и ненависть других: «Смерть Робеспьеру! Да здравствует Конвент! К Ратуше!» и Валери невольно вздрогнула. Ведь где-то там сейчас Жером!

Эту ночь Валери провела без сна, глядя на пламя камина, или постоянно выглядывая в темное окно, прислушиваясь к крикам на улице.

...... .... .....
Анжельбер не пришел ни наутро, ни в обед, ни к вечеру... Не пришел он и на следующее утро...

Совершенно забыв о страхе и осторожности, Валери перед зеркалом оделась, привела себя в порядок и вышла в подъезд. Может кто-то его видел?!

У подъезда на лавке сидел один из соседей, он окинул молодую женщину двусмысленным насмешливым взглядом. Этот тип, гражданин Рено неизвестно за что неприязненно относился к Жерому, и Валери по-женски уже хотя бы за это не любила этого человека.

Тем более Рено понимал, что за отношения связывали ее с Анжельбером, хотя на людях они держались куда как скромно и сдержанно. И вообще считалось, что ее квартира рядом с той, что занимал Жером, хотя и за ту комнату на самом деле платил также он.

И все же она сумела подавить свою тревогу и, приняв любезный вид, поприветствовала его, с дрожью в голосе решилась, наконец, поинтересоваться:

- Гражданин Рено... может вы видели гражданина Анжельбера? Не могли бы вы мне сказать, где он сейчас?! Что происходит?!

Взгляд Рено показался испуганной и расстроенной девушке поистине волчьим, усмешка походила на оскал, облизнув губы, он произнес врастяжку:

- Где сейчас Анжельбер?! Или на Монсо или на Эрранси в общей яме, засыпанной известью! Он сейчас там, где «охвостью Робеспьера» самое место! Я видел его... вчера вечером, его везли на площадь Революции в числе прочих... жаль, что издали... ближе было не протолкаться! Вы что, милочка, совсем газет не читаете?! Робеспьеру и всему его племени людоедов, наконец, крышка! – Рено выразительно ударил себя ребром ладони по горлу – всегда ненавидел их волчью породу, теперь уже можно сказать это открыто!

Эти жестокие слова, сопровождаемые циничным жестом, заставили девушку отшатнуться, как от сильного удара в лицо.

Валери не помнила, как очутилась снова дома, в этой большой опустевшей квартире, которая казалась ей теперь похожей на склеп, где больше нет ничего живого, и сама с этих минут казалась себе только призраком, тенью себя прежней...

Шли долгие мучительные часы, но в этой квартире нарушились законы физики и время остановилось. Она сидела на постели неподвижно, подтянув колени к подбородку, уткнувшись, лицом в его старый дорожный плащ, как-будто еще хранивший тепло тела и особенный индивидуальный запах человека.

Казалось, хозяин плаща в любую минуту вернется за ним... вот-вот повернется ключ в замке...и она снова услышит его голос, но никакие признаки жизни не нарушали лютой гробовой тишины... чуда не происходило.

Мадемуазель де Марбёф осталась один на один со своей бедой, у нее не было друзей и родных в этом новом, чуждом и враждебном ей, аристократке, революционном Париже. Только Жером и связывал ее тонкой ниточкой с этой новой реальностью. Но и эта единственная ниточка разорвалась.

К кому теперь она могла бы обратиться за помощью
и защитой?! Не к этим же убийцам Жерома, «победителям 9 Термидора»?!
Те революционеры-якобинцы, с которыми она познакомилась за эти два месяца, с которыми достаточно близко общалась и даже сидела за одним столом и почти даже перестала бояться, все эти люди в эти три дня также были объявлены политическими преступниками и казнены.

Нет, это даже не казнь, точнее они просто прилюдно убиты без суда... трибунал 10 термидора даже не собирался, это она уже знала!

Мертв Максимильен Робеспьер с младшим братом Огюстеном, мертв и близкий друг Максимильена Антуан Луи Сен-Жюст.

Она уже слышала, что муж Элизы Дюплэ, интеллигентный и добрый молодой человек, в ночь переворота застрелился в Ратуше, Элиза осталась 20-летней вдовой с годовалым ребенком на руках, но и её, и родителей, старых Дюплэ, других сестер и 16-летнего брата Мориса бросили в тюрьму... Мать Элизы, Элеоноры и Виктории погибла в те дни в тюрьме при странных обстоятельствах, повесилась, говорили одни, удавили, утверждали другие.

10 и 11 термидора гильотинированы без суда прилюдно еще около сотни человек, члены Совета Парижской Коммуны, не за какие-то реальные, конкретные преступления, а именно за факт принадлежности к фракции «робеспьеристов»!

- Раскрыт и предотвращен чудовищный заговор Робеспьера против Республики! – как в тумане услышала Валери под окном звонкий голос мальчишки, разносчика газет – «умеренные» депутаты, борцы с тиранией и спасители французской демократии принесли стране подлинную свободу, прекращение Террора и всеобщую амнистию!

Победившие заговорщики на каждом углу кричат о полном прекращении политического Террора и всеобщей амнистии, но по брусчатке парижской мостовой под охраной солдат по-прежнему едут скорбные телеги со связанными, осужденными на смерть людьми.

Эти самые люди еще пару дней назад представляли собой власть революционной Французской Республики, теперь настал черед умирать тем, кого газеты в угоду новой власти с ненавистью называли уже не иначе, как «недобитками и охвостьем Робеспьера»... А ведь Жером был одним из них... Жером...

Горькие едкие слезы застилали глаза Валери, внутри рождался и замирал звериный крик, кричать хотелось так, чтобы стало слышно безучастным к человеческому горю небесам...

Рейтинг:
6
Irina K. в ср, 13/05/2020 - 19:32
Аватар пользователя Irina K.

Я краем слышала

я краем уха слышала

Говорят, что депутаты от «снисходительных»

ну, от "снисходительных" то уже никого почти не осталось к термидору, бОльшую их часть Робеспьер зачистил весной 1794-го.
Выступили, в основном, такие, как Тальен и ко. И "болото" в поддержку.
"Болото", опасавшееся за свою жизнь и стало определяющим. А за свою жизнь из-за Прериальского декрета опасались уже все... Мне всё-таки интересно, зачем Робеспьер его усиленно продвигал в Конвенте, несмотря на сопротивление депутатов? И таки добился его принятия. Вот и получилось, что получилось, в итоге... пенять не на кого.

и отвел взгляд, чтобы не видеть слез девушки

м.б. лучше написать - чтобы не видеть слез молодой женщины?
Цветок +
Оля, а продолжение будет? Эта глава ведь не последняя?

__________________________________

"Считается, что мы человеческие существа, имеющие духовный опыт. Но мы - духовные существа, имеющие человеческий опыт."
Тейяр де Шарден

Евгения Светланова в ср, 13/05/2020 - 19:33
Аватар пользователя Евгения Светланова

Даже читать страшно и больно. Печалька Оля, мой +

Olya в ср, 13/05/2020 - 19:56
Аватар пользователя Olya

Оля, а продолжение будет? Эта глава ведь не последняя?

Да, Ира, продолжение будет, уже начала писать)
А косяки исправим Подмигивание

__________________________________

О.Виноградова

Olya в ср, 13/05/2020 - 19:57
Аватар пользователя Olya

Даже читать страшно и больно. Оля, мой +

Огромное спасибо, рада Вам Smile Сердце Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Olya в ср, 13/05/2020 - 20:04
Аватар пользователя Olya

ну, от "снисходительных" то уже никого почти не осталось к термидору, бОльшую их часть Робеспьер зачистил весной 1794-го.

Насколько я понимаю, зачищалась в основном верхушка фракций - сам лидер, ближайшее окружение и те, кто макс.близок к нему, рядовые дантонисты и эбертисты, да и рядовые жирондисты оставались живы.
А вот Термидор и его последствия характерны тем, что "робеспьеристов" зачищали уже по всей стране. Да, по старому принципу убрали лидера, ближайшее окружение и второй по степени близости круг, но под репрессии попали и рядовые "робеспьеристы".
Дело в том, что свои местные "робеспьеристы", "умеренные" и т.п. имелись в каждом французском городе и городке, их террор после Термидора тоже коснулся. Но если из Парижа они бежали в провинции, то провинциальные "робеспьеристы" нередко подавались спасаться в Париж, как Бернар Метж с крайнего юга из Каркассона (Д.М.Туган-Барановский "Наполеон и республиканцы").

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в ср, 13/05/2020 - 20:08
Аватар пользователя Irina K.

да и рядовые жирондисты оставались живы.

Да? Насколько мне известно из жирондистов почти никого не осталось, уничтожили и лидеров партии, и рядовых - тоже, и весьма активно. "Снисходительных" и "бешеных" - эбертистов - зачищали также - не только фракционных лидеров, но и просто их поддерживающих.

А вот Термидор и его последствия характерны тем, что "робеспьеристов" зачищали уже по всей стране.

Террор всегда порождает ответный террор. Робеспьеру нужно было просто помнить об этом.

__________________________________

"Считается, что мы человеческие существа, имеющие духовный опыт. Но мы - духовные существа, имеющие человеческий опыт."
Тейяр де Шарден

Olya в ср, 13/05/2020 - 20:33
Аватар пользователя Olya

Насколько мне известно из жирондистов почти никого не осталось, уничтожили и лидеров партии, и рядовых - тоже, и весьма активно

Надо будет порыться в старых файлах, мне встречалось, что часть жирондистов после Термидора, при Директории даже вернулась в органы власти.
Пьер Дону - в 1792 депутат от "умеренных", а при Директории член Совета Пятисот. Жан Дени Ланжюинэ - жирондист, при власти якобинцев с лета 1793 скрывался, после Термидора, осенью, к зиме 1794 возвращен в Конвент.
Их таких конечно никак не двое, достаточно много Большая улыбка просто нужно внимательнее поискать)
А вот для якобинцев-робеспьеристов после Термидора наступил свой период "ужаса" и Террора... Буквально на неск.месяцев "ренессанс" наступил для них в 1798 году.

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в ср, 13/05/2020 - 20:37
Аватар пользователя Irina K.

Их таких конечно никак не двое, достаточно много

Требую огласить весь список!))

А вот для якобинцев-робеспьеристов после Термидора наступил свой период "ужаса" и Террора...

А чего они ожидали после утверждения Прериальского декрета? Как сторонники Робеспьера, они ВСЕ несли за него ответственность. Хотя, чисто по-человечески, обычных рядовых якобинцев мне жаль, конечно. Но политика - дело жестокое, проигравший всегда плачет.

__________________________________

"Считается, что мы человеческие существа, имеющие духовный опыт. Но мы - духовные существа, имеющие человеческий опыт."
Тейяр де Шарден

Olya в ср, 13/05/2020 - 20:56
Аватар пользователя Olya

Требую огласить весь список!))

Пороюсь, конечно, но не сегодня Подмигивание

Хотя, чисто по-человечески, обычных рядовых якобинцев мне жаль, конечно.

Лайк Сердце Цветок
Тем более, не все они вообще имели отношение к карательным органам, Общественной Безопасности, Бюро Общей Полиции или Революционным Комитетам. Многие были обычными клерками в финансовых, продовольственных и т.п. подкомитетах Конвента, которых было очень много.

__________________________________

О.Виноградова

Gamayun в ср, 13/05/2020 - 21:05
Аватар пользователя Gamayun

После принятия в июне страшного обоюдоострого Прериальского декрета об упрощении судопроизводства начался период, названный впоследствии Большим Террором, прежние репрессивные действия правительства на этом фоне стали казаться уже вполне «умеренными»..

Жутко, знакомо. НЕ хочется повторять истину - Революция убивает своих детей. Все что начинается кровью, ею и заканчивается.. Только меры крови нет. Хорошая глава. жуткая, но правдивая.+++

__________________________________

gamayun

Glimpse в ср, 13/05/2020 - 21:06
Аватар пользователя Glimpse

Закон маятника: если он качнулся в одну сторону, то на столько же отклонится потом в другую. + Цветок

__________________________________

В порядке не очередности

Irina K. в ср, 13/05/2020 - 21:22
Аватар пользователя Irina K.

Многие были обычными клерками в финансовых, продовольственных и т.п. подкомитетах Конвента, которых было очень много.

Понимаю, жаль... И точно также жаль ( и даже ещё больше) множество совершенно рядовых людей, уничтоженных, благодаря бойне, узаконенной Прериальским декретом Робеспьера. Многие из них к политике вообще никакого отношения не имели.

__________________________________

"Считается, что мы человеческие существа, имеющие духовный опыт. Но мы - духовные существа, имеющие человеческий опыт."
Тейяр де Шарден

Olya в ср, 13/05/2020 - 21:27
Аватар пользователя Olya

Хорошая глава. жуткая, но правдивая.+++

Спасибо за оценку Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Olya в ср, 13/05/2020 - 21:28
Аватар пользователя Olya

Закон маятника: если он качнулся в одну сторону, то на столько же отклонится потом в другую

Всё это верно, Владимир... и грустно Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Olya в ср, 13/05/2020 - 21:33
Аватар пользователя Olya

Многие из них к политике вообще никакого отношения не имели.

Активные участники, равно как революционеры, так и контрреволюционеры люди идейные, они точно знают, ради чего жить и за что умирать... попав под маховик репрессий они воспринимают себя не столько жертвами, а сколь военнопленными попавшими в руки врага. А чего ждать от врага по логике? Казни или христианского милосердия?
Аполитичный обыватель понимает и чувствует иначе, он жил своей частной личной жизнью и вдруг арест, трибунал и... Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в ср, 13/05/2020 - 22:08
Аватар пользователя Irina K.

Аполитичный обыватель понимает и чувствует иначе, он жил своей частной личной жизнью и вдруг арест, трибунал и...

да, Оля... таких людей и жаль больше всего(

__________________________________

"Считается, что мы человеческие существа, имеющие духовный опыт. Но мы - духовные существа, имеющие человеческий опыт."
Тейяр де Шарден

Алые паруса в пт, 15/05/2020 - 20:04
Аватар пользователя Алые паруса

Вам прекрасно удалось передать тревожную атмосферу того нелёгкого времени. Очень многое понравилось:

В последнее время, когда они занимались любовью, Жером обнимал и ласкал Валери еще более чувственно и страстно, чем обычно, даже немного жёстко, в этом было что-то и сладостное и горько-болезненное одновременно, будто каждый раз - последний...

Часто Жером, прижимал ее к себе, даже засыпая...

Валери нередко ловила на себе его странные взгляды, и страстные, и тоскливые одновременно... будто прощается, вдруг невольно проскочила у нее тяжелая скверная мысль.

Вечером 27 июля Жером появился на пороге очень бледный и нервный, с горящими глазами. От ужина мягко отказался и попросил Валери присесть и внимательно выслушать его:

- Милая... у меня очень мало времени. То, что я сейчас скажу очень важно. У меня в банке хранилась не слишком большая сумма в 7 тысяч франков, сегодня днём я обнулил счет. Деньги в сейфе в комнате, код один семь девять два, чтобы удобнее запомнить тысяча семьсот девяносто два, год падения королевской власти во Франции.

Если я не вернусь завтра, и никто от меня с сообщением не придет... – увидев, что смертельно побледневшая Валери вскочила с кресла, совершенно изменившись в лице, властным жестом остановил ее, - выслушай меня... это значит, что меня больше ждать не надо... забери все деньги из сейфа, вещи... Не задерживайся в этой квартире, расплатись за нее и за ту, по соседству, с хозяйкой и ищи себе новое жилье подальше отсюда... При этом будь крайне осторожна, прошу тебя! Вот здесь... – Жером подал Валери согнутый вдвое лист бумаги, молодая женщина дрожащей рукой приняла его, - несколько имен и адресов, куда, я надеюсь, ты можешь обратиться за помощью и защитой...

Энергия вдруг вернулась к Валери, она крепко обняла Жерома за шею, целовала, прижимала к себе, шептала, задыхаясь от слёз:

- Я люблю тебя... ты мне очень нужен... у меня кроме тебя совсем никого нет... не уходи... убьют... Куда ты собрался?! Я краем уха слышала, в Конвенте что-то произошло?! Говорят, что депутаты от «снисходительных» и Болото выступили против Робеспьера...

Взгляд Рено показался испуганной и расстроенной девушке поистине волчьим, усмешка походила на оскал, облизнув губы, он произнес врастяжку:

- Где сейчас Анжельбер?! Или на Монсо или на Эрранси в общей яме, засыпанной известью! Он сейчас там, где «охвостью Робеспьера» самое место! Я видел его... вчера вечером, его везли на площадь Революции в числе прочих... жаль, что издали... ближе было не протолкаться! Вы что, милочка, совсем газет не читаете?! Робеспьеру и всему его племени людоедов, наконец, крышка! – Рено выразительно ударил себя ребром ладони по горлу – всегда ненавидел их волчью породу, теперь уже можно сказать это открыто!

Эти жестокие слова, сопровождаемые циничным жестом, заставили девушку отшатнуться, как от сильного удара в лицо.

Валери не помнила, как очутилась снова дома, в этой большой опустевшей квартире, которая казалась ей теперь похожей на склеп, где больше нет ничего живого, и сама с этих минут казалась себе только призраком, тенью себя прежней...

Шли долгие мучительные часы, но в этой квартире нарушились законы физики и время остановилось. Она сидела на постели неподвижно, подтянув колени к подбородку, уткнувшись, лицом в его старый дорожный плащ, как-будто еще хранивший тепло тела и особенный индивидуальный запах человека.

Казалось, хозяин плаща в любую минуту вернется за ним... вот-вот повернется ключ в замке...и она снова услышит его голос, но никакие признаки жизни не нарушали лютой гробовой тишины... чуда не происходило.

Одна из самых сильных и талантливых глав в этой повести. Плюсую с огромным удовольствием и уважением к автору.

Olya в пт, 15/05/2020 - 22:57
Аватар пользователя Olya

Одна из самых сильных и талантливых глав в этой повести. Плюсую с огромным удовольствием и уважением к автору.

СПАСИБО! Smile Сердце Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Арабеска в сб, 04/07/2020 - 23:20
Аватар пользователя Арабеска

Надеюсь, всё будет хорошо!+

__________________________________

Арабеска

Olya в чт, 09/07/2020 - 20:51
Аватар пользователя Olya

Надеюсь, всё будет хорошо!

Спасибо за комментарий, Света, рада тебе! Подмигивание Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Арабеска в Пнд, 13/07/2020 - 19:39
Аватар пользователя Арабеска

Спасибо за комментарий, Света, рада тебе!

Взаимно Smile

__________________________________

Арабеска