Блог портала New Author

Спаситель

Аватар пользователя Ксения Кирххоф
Рейтинг:
2

Когда Солнце погасло, наимудрейшие не могли толком объяснить оставшимся в живых, как же Луна продолжает освещать Землю, чей свет она отражает? И еще на один вопрос также никто не имел ответа: А когда померкнет Луна? Раз Солнце сгорело, то и… Наимудрейшие потерялись в догадках. Мир их науки пал вместе с объявленным парадоксом – «конец света» настал, но жизнь продолжалась. Не такая как прежде. О, нет. Но, все же…

Теперь прежнее время, что Ночью звалось стало Днем, а то, что было Днем когда-то - сплошной мрак, даже свечи, факелы и костры зажигаемые в это время не возгорались, а хило тлели. Не хватало воздуха. Страх сжимал грудь всякого живого существа. Страх перед надвигающейся смертью, которая отныне как никогда стала очевидной, как нечто бездонное - то, что поглотит безнадежно, как этот… воцарившейся мрак без Солнца.

И, когда люди утратили последнюю веру в Спасение, среди их расколотого сообщества вспомнилась древняя легенда о Спасителе. Будто Некто, Когда-то еще в Первый День Ночи, говорил, что знает как зажечь Солнце вновь, но никто не поверил его словам: «В этот раз - с восходом не наступит рассвет». Толпа, верившая в закономерность и принятому порядку вещей, не могла себе представить, как легко обмануться привычному, а одинокий, непонятый пророк смолк. Имени его никто не знал. Имена изгоев стирают, имена «сумасшедших» не принимаются во внимание, имена противоречащих глушат. Утратившие свет, сойдя с ума в аду, противореча своей бывшей неприязни, пытались найти того, кто вернул бы им их солнечный рай. Ночь за ночью они только и делали, что передавали Легенду о Спасителе из уст в уста. Та обрастала все новыми и новыми подробностями, нюансами, идеями и предположениями, пока не нашла по-настоящему достойного приемника…

- Не верь этой Легенде, парень! - сказал рассказывающий ее: – Это все блеф. Тот, кто знал, как зажечь Солнце вновь, давно бы зажег его, раз знал… Логично? И все мы, выйди он к нам, пред ним бы преклонились в благодарности. Или чего он ждет? Особого приглашения? Так его не будет. К черту этого спасителя! Не нужен! Все бессмысленно! Всё!

И так было с каждым, кто брался говорить об этом. Сначала в голосе рассказчика звучала нота Надежды, после – скептицизм, за ним – отрицание, а далее – утрата интереса, как констатация бессилия.

В «конце концов» все стали забывать свою же Легенду. Кажется – самообман сделал круг, и замкнулась цепь передачи последней великой мистификации. Вскоре забыли о свете Солнца, чуть позже о нем самом, как и о себе. Что-то продолжало происходить в тени, что по-прежнему называли Жизнью.

Существа вставали с Луной, что-то делали, чтобы есть, что-то ели, чтобы что-то делать до сна. А сон… Сон, бывший когда-то единственной возможностью увидеть нечто забытое, превратился в серое кино из вспышек неосознанных фрагментов. Никакой интерпретации, кроме общепринятой для успокоения. Смертная скука смертными не ощущалась. Ощущения притупились, все слилось в одно безликое увядание. И если хоть в одной душе еще хватало сил возжелать бОльшего, то способного породить новую грезу, пресекали в первое же Затмение, заставляя смотреть на то, как чернеет Луна – последний источник свечения.

- Смотри! Смотри на нее! И она гаснет! И она обязательно погаснет – смотри! Не смей обманывать других. Ничего больше нет кроме этого! И, ничего больше не будет! – так кричала толпа провинившемуся, привязанному к столбу в центре мертвого кострища, оставленному на съедение мраком нового Дня. О, да! Это целый ритуал!

Когда же юношу, все еще помнившего Легенду о спасителе, знающем, как зажечь Солнце, развязывали и отпускали спать, он клялся сам себе, что, однажды у него хватит смелости сбежать от всех прочь, отправиться на поиски желанного мифа. Только благодаря вере в Кого-то, кто знает, что с этим делать, этот молодой человек, гонимый своими же, все еще видел цветные сны, все еще ждал благую перемену.

- Ты не знаешь где ты? – раздался голос за спиной того, чей факел окончательно истлел.

- Нет. Но я… - человек, бежавший очень далеко от своего племени, не сразу поверил своему слуху. С ним Кто-то заговорил… Здесь вдали от оставшейся жизни. В Долине каменного ущелья у входа в пещеру он встретил тень темнее мрака - только нечто материальное или нечто живое, то, что движимо или то, что движется можно разглядеть. Если глаза привыкли к Ночи, то такое различие в оттенках черного дает достаточно информации о пространстве, в котором находишься. Так и незрячие – прозревают.

- Но ты пришел сюда… Зачем? Я могу тебе помочь. Ты заплутал, как и я когда-то. Не бойся – я не обижу тебя.

Перед человеком был человек в одеянии с капюшоном, скрывающим фигуру, но придающий роста. Он виделся высоким и могучим призраком. А голос – располагающий. Голос неравнодушный. Голос доброго старца.

- Я пришел… Я ищу… - в сердцах парень чуть не выпалил то, что действительно хотел, но откровенность его была прервана опасением. Страх перед искренностью в нем зародила толпа его стана. – А чем ты можешь мне помочь? Что ты делаешь один в этом мраке? – хитро задумал он прежде разузнать побольше о повстречавшемся на его пути.

- Мрак повсюду. Не только здесь. Нет «этого» мрака и нет «того». И я не один. Много с кем, тут можно поговорить. – все также добро и мягко звучал голос старика.

- Например? – заинтриговался сильнее спрашивающий: - Кто здесь еще живет кроме тебя?

- Всякие твари. Иногда полезные. Иногда - нет. Ты ищешь знаний, да? Ищешь спасение… Ах, нет! Не так! Ты ищешь спасителя?!

- Откуда ты зн… ? – чуть было не воодушевившись заранее, гость Долины так же быстро сник в настрое, подтверждая: - Ты догадался. Я понял. Ты просто догадался… Его ведь все ищут.

- Нет. Не все. – твердо ответила тень и из черной глубины капюшона показалась пара золотистых огоньков, так во мраке блестели глаза отшельника. – Сначала искал я. Теперь – ты. Нас всего только двое.

- Так ты тоже веришь Легенде? Веришь, что есть Некто кто знает, как зажечь Солнце вновь? – ему хотелось прыгать от счастья, наконец, нашелся хоть кто-то, кто разделяет с ним одну веру, наконец-то, есть еще кто-то… А значит – все возможно!

- О, да! Конечно, верю! – столь же воодушевленно отозвался голос старца и его глаза заблестели еще ярче, рассеивая тьму у своего лица, но путник не придал значения тому, что черты того лика были отнюдь не старческими. – Мы обязательно найдем его! Доверься мне! Я знаю точно! Он существует! – послышался скрежет дерева о камень, так «старик» в изображаемом чувстве радости, острым деревянным посохом провел по каменной глыбе, на которой они стояли: от себя до молодого путника.

- Ты говоришь об этом, как о реальности. Спаситель – не миф, придуманный страшащимися. Ведь нет? Что придает тебе уверенности в том, что он есть? – парню хотелось ухватиться за руку стоявшего рядом с ним, но он все никак не мог дотянуться даже до края мантии, в которую отшельник был облачен.

- Знание, мой юный друг. Знание всей Легенды, а не ее осколков. – призрак наклонился еще ближе и сам, своей рукой схватился за плечо страждущего: - Есть в той истории одна зацепка, но я так стар, чтобы продолжить поиск, так стар… Ты – последняя надежда! Моя и не только… - взывая, шептала тень и невозможно было не проникнуться к этой мольбе, полной просьбы и обещания награды за усилия.

- Что нужно сделать? Я сделаю всё, что скажите. Ради всех! – решительно сжав кулаки, обретший, будто ставший осязаемым, смысл своего поиска, молодой человек желал только одного – наставления от того кто знал больше!

- Ты найдешь его, если во мраке Дня, увидишь луч света. Следуй за лучом, и он приведет тебя к тому, кто сможет зажечь всё Солнце вновь. Иди… иди в эту пещеру. Прямо, прямо и снова прямо, она выведет тебя в лес. Ты будешь плутать по нему, но найдешь. Ты – найдешь! Оставь меня здесь. Не жалей. Мы еще встретимся. Иди… Не медли! Я медлил – не повторяй моих ошибок.

Возмужавший, через подбадривающие слова старика, юноша стремительно вошел в рваную округлость каменного выступа. Стоило ему скрыться в глубинах пещеры, как отшельник снял с головы капюшон и припрятанным огарком зажег мощный факел, сцепленный с краем его посоха, вбитого в тугую щель меж камней мертвой Долины, на которых он стоял.

- Полные самообмана хотят быть обманутыми. – из голоса призрака исчезли располагающие ноты: - Какая самоуверенность наравне с легковерием! – и не осталось старческого добродушия.

- Можно мне его съесть, Хозяин? Он такой молодой, такой энергичный…сочный, свежий… - что-то заерзало в ногах у мужчины в мантии и, явившись на потеплевшие от огня камни, смотрело на него снизу вверх, ожидая его «доброй воли».

- Нет! – грозный ответ заставил змея умерить свой аппетит и служить пресмыкаясь.

- Я согласен отведать объедков. И только! Хозяин… Как Вы прикажите… Удушить его? Поставить подножку? Стащить с уступа… Ммм… разобьется, вот вкусная требуха будет! Ахахаха! – змей облизывался и ехидствовал, представляя себе то то, то это, и близко не находясь с истинным пожеланием того, кто в этой связке был сильнее, обладая бОльшим количеством конечностей возможных для умерщвления. Удушье – змей называл первым, резко и обрывисто, так как сам всегда боялся крепкой руки человека способного лихо сдавить его жаждущее продления своего бытия, далеко не бесполезное, существо. В своем коварстве рядом с Хозяином он всегда делался еще более жалким, чем есть, но все еще осознавал себя полезным, раз был жив и нужен для очередного «великого» дела.

- Ты последуешь за ним, ползучий лжец! – крепкая рука указала направление, а строгий голос добавил: - Следуй позади, будь рядом, опережай, но не попадись! Молчи! Плутай лесными тропами и веди за собой по кругу.

- Конечно, Хозяин! Все, как Вы пожелаете!

Луна взошла. Тонкий серп освещал Землю. Этот серебряный свет отражался о чешуйки змеиной кожи.

Извиваясь всем телом, существо вело за собой усталого путника, что принял этот блеск в темноте леса за луч света.

Парень выбился из сил. Он не мог сделать привал. Не позволял себе ни минуты отдыха. Луч мог ускользнуть от него, а нужно было идти дальше и дальше, пока он не приведет к тому, кто знает, как зажечь Солнце вновь. Миф реален! Все в точности так, как сказал тот старик! За пещерой – лес. А в лесу блуждающий луч и он ведет! Ведет за собой… А ему надо за ним идти. Непременно! Ради всех! Спасение придет! Он… спасет!

Ноги больше не слушались. Изможденное тело рухнуло у входа в пещеру. Круг по темному лесу сделан. Парень не смог увидеть, куда подевался луч, за которым он вел охоту, но он услышал шаги подле себя. Не пошевелить ни ногой, ни рукой. Остается только внимать...

- И ты ни разу не усомнился в том, что видишь? – голос задающего вопрос показался знакомым и в то же время совершенно не был знаком. Приоткрыв глаза, гость Долины узнал очертания отшельника в темном облачении, но теперь-то он понял наверняка, что тот не был привидевшимся ему потерянным добрым старцем. И теперь же, при освещении камней его огненным посохом, парень разглядел, как его «луч» юркнул под ногами стоящего над ним. «Луч» имел пару выпученных глаз и длинный змеиный хвост.

- Нет. – отрицательно покачав головой, он решился обессилено ответить жуткой Правде.

- Еще один спаситель, не увидевший разницы между лучом света и ползучим гадом. Еще один видел лишь то, что хотел видеть. Еще один – добровольная еда для лжеца.

«Хозяин» сделал шаг назад, приглашая маленького змея на заслуженный пир.

Человек мог так легко устранить приближающуюся к нему угрозу! Всего-навсего нужно окрепнуть в руке и сжать пальцы на змеиной глотке. Удушить, чтобы не стать задушенным.

Когда-то, так спасся сам отшельник, когда над ним учительствовала одна лишь глухая бездна, а змей тот был вдвое больше этого отпрыска былой славы их вида.

А этот юноша лежит обездвиженным, и все еще ждет помощи от Кого-то, о ком слагают Легенды. Он мечтал спасти всех, но сейчас не мог по-настоящему осилить свою волю даже ради самого себя.

Отшельник слился со своей тенью, потушив факел на посохе. Его будто никогда и не было. Но, чем дольше смотришь во тьму, тем привычнее глазам различать ее оттенки. И все, что живо и движимо живым видится чернее самого мрака. Такова весомость повеления «Быть».

Великое Затмение миновало. С восходом наступил рассвет и «возрожденное» Солнце ослепило позабывшее о его свете расколотое людское сообщество пережившее Ночь.

Не сразу, но со временем, логика толпы свелась к пропавшему пареньку, не утратившему веры в старую Легенду.

- Мальчишка верил и нашел спасителя! Ему удалось зажечь Солнце вновь! Все это не миф! Правда!

- Правда…правда…правда… Какое чудо! Он – наше спасение! - вторил один человек другому.

- Как же его звали… Вот так? А нет… Так? Да, кажется так… - пока вспоминали имя того, кого прежде привязывали к столбу, стращая гибелью всего, остановились на выбранных предположениях. Легенда оформила себя заново.

Сытый маленький змей громко смеялся, пересказывая ее своему Хозяину.

- Ты находишь это смешным? – безучастно спросил отшельник, шествующий по мертвой Долине, опираясь на деревянный посох.

- Нет-нет! Хозяин! Я не смеюсь! Ахахаха! Я не смеюсь! Я всего только радуюсь их глупости. Она обещает мне сытое будущее.

- Не обманывайся своим желанным иллюзиям… Строить планы на будущее – дело не благодарное. Возможно - всякое.

- А… что… например? - выпученные глаза ползучей твари обратились к тому, кто был рядом. Замечтавшийся о лучшей жизни змей не мог предвидеть, а потому и не ожидал пронзительного удара острой деревянной пикой сквозь глотку.

- Например – это. – услышал от Хозяина насмерть прибитый к каменной тропе.

18-19.3.2022

Рейтинг:
2