Блог портала New Author

Кровь Черного Солнца

Аватар пользователя Ксения Кирххоф
Рейтинг:
4

У центра созвездия Скорпион в планетарной системе Глизе 667 бессмертен воинский культ Черного Солнца, каковым называли красную звезду «Антарес», благодаря энергии которой и стало возможным наличие разумной жизни в непроглядной тьме вечности.

На одной из живых планет, освещаемых тремя малыми белыми Солнцами, процветала та самая Жизнь во всем своем великолепии и своеобразии. Населяют ее двуногие и двурукие сильные существа с красной кожей и желтыми глазами. Вокруг черного зрачка языками пламени горела цветная радужка… Подобны Антаресу, обладатели таких глаз и жили по воле Великой Звезды, пришлой в галактику и занявшей свою позицию при одном скоплении прочих звезд однажды, но надолго ли? «Пока горит Черное Солнце, есть жизнь в витке времен» - так говорил Первый Воин, от кого пошел род мужчин на той земле.

«Во славу Троице Светил, мы продолжим память Воина» - так говорили жрицы, сопоставляющие свою жизнь с жизнью тех Солнц, что были ближе к их земле. Они отдавали себя потомкам Воина, чтобы не замкнулась цепь бытия. Если рождалась девочка, то она оставалась при храме Троицы. Если рождался мальчик, то его забирали в культ Красной Звезды, чей черный свет повелевал Судьбой расы.

Женщины молились на Свет Троицы.

Мужчины посвящали себя культу Черного Солнца.

Жрицы смотрели на Восток. И были способны вершить магию совершенства, преобразуя Природу своей планеты и магию правосудия – им дано было право выносить приговор оступившимся Воинам и разрешать споры меж кланами.

Воины – смотрели на Запад. Им подвластно познание мира воли – испытывая себя в физических состязаниях и постигая науки мироздания, они могли проникнуть в грезы вечности и видеть провидческие сны о Судьбе своего рода. Они повиновались своим видениям и вершили историю своей расы.

- Меня послали судить тебя, Моар. – сама верховная жрица прибыла в каменную пустошь отшельника, Воина изгнанного из клана за нарушение высшего правила.

Исполненный своей физической силы Моар стоял на рыжем песчаном уступе. Внизу – глубокая пропасть. Наверху – туманное желтое небо. Средь гари летнего солнцестояния он любуется темным эклипсом своего Повелителя – ореолом Антареса. Его мускулистое тело обвивали черные ткани платья, с которого были сорваны знаки клана. Женский голос, что он услышал позади себя, был полон решимости исполнить свой долг.

- Приговор сформулирован верно? – переспрашивает он у той, что любила его, как родного брата.

- Приговор прост, Моар. Ты нарушил правило 22-ух. Ты подверг всю нашу систему большой опасности разоблачения нашей Великой Миссии. Таков вердикт Храма Троицы Светил. Таков мой вердикт. Как звучит вердикт твоего клана, ты знаешь сам «Возражение Воле Антареса» карается смертью.

- Я не предатель! – яростно зарычал Воин и, обернувшись к своей Судье, гордо провозгласил: - Я последователь!

На решительное возражение подсудимого жрица с серебряным серпом в руке, сделала шаг назад. «Последователем» мог назваться лишь тот, кому открывались грезы Черного Солнца. Тот, чья воля сплеталась с волей Звезды. Тот, кто исполнял Высший замысел, следуя за видениями, что дарила мужскому сознанию его кровь, жаждущая продления Жизни.

Когда-то, очень давно, такое уже случалось с одним из Воинов. Он познал возможность создания Жизни вдали от расы, в похожей планетарной системе на расстоянии 22ух световых лет. В той системе было только одно маленькое желтое Солнце, для усиления энергии которого требовалась помощь извне, чтобы и там Разум смог материализовать себя в существе нового вида.

Предок Моара поведал образы из грёз своему клану. Объединившись с Жрицами, они создали Пульсар – космический компонентный объект, подобный «двигателю», передавал электромагнитные волны на Земли малой Солнечной системы в не таком уж и далеком месте Галактики с расстоянием всего лишь в…

Тогда же и было создано Правило 22ух, нарушение которого каралось смертью. Запрещено было вмешиваться в развитие жизни вне себя. По разумению клана – они были всего лишь инструментом, повинующиеся грёзе, дарованной им Черным Солнцем. Порождение человеческой расы – их Великая Миссия. Невмешательство – святой Закон. Вмешаться – значит навязать свой тип развития, проявить эгоизм, так называемую - ложную волю. А каждая раса имеет право на свой путь.

Посещение Моаром малой Солнечной системы, не смогло остаться незамеченным. Как бы он не старался скрыть следы своего отсутствия, нашлись свидетельствующие о его запрещенном полете в преодолении 22ух световых лет. Никто до него не осмеливался на такой поступок. Никто до него – не желал нарушать Закон.

- Ты посмеешь оправдать свое заявление? – твердо спросила Жрица в золотом одеянии и терновой диадемой на голове, змеей обвивающей алые локоны ее волос, ниспадающих на острые плечи.

- Во снах я видел земную женщину. Множество раз она являлась ко мне и делила со мной ложе. Она звала меня к себе и просила меня забрать ее домой. Я видел, как она молилась, взывая к Воле Черного Солнца…

Произнося вслух слово за словом, Моар медленно направлялся в сторону Судьи слушавшей его. Его гордый тон сменился глубокомысленным образным повествованием. Вспоминая свои видения, он смотрел в глаза Жрице, желая передать их ей в точности, не утаивая в себе даже самое сокровенное.

- Ты отправился на поиски своего сна?

- Да! – желтые глаза Воина полыхнули ярким светом, так что Жрица была прикована своим взглядом к его лицу и внимала искреннему оправданию приговоренного родом: - Это было мое первое посещение той Земли. Я странствовал по ее краям скрыто, и никто не мог видеть моего присутствия. Я пережил всё, Жрица! Мое черное сердце было заворожено красотой их Природы. Мое черное сердце с изумлением наблюдало особенности их расы. Мое черное сердце проникновенно внимало создаваемым ими наслаждениям для тела и души. Мое черное сердце возгордилось за нашу роль в существовании этой формы Разума в Материи. Мое черное сердце возненавидело себя за это же, когда я испытал презрение к расе поправшей свое достоинство. Склонные к прельщению жизнью, они растрачивают ее на разрушение своего созидания и в этом видят единственную возможность самоосмысления. – горечь неприятия в голосе Воина стихла, остановившись рядом со Жрицей, он вновь вернулся в очарование воспоминанием: - И когда я познал достаточно, остановившись в чувстве безнадежности перед тупиковым мраком их бытия, то почувствовал на себе живой взгляд. Никто не мог обнаружить моего присутствия. Только та, что молилась Черному Солнцу, смотрела и видела. В ней не было страха перед моим обликом. Я чувствовал ее Любовь. И я был с ней. Мой сон стал явью. Я оставил на Земле свою Кровь по Воле Антареса.

Жрица, выслушавшая Воина, устремила свой взор вдаль. Часто задышав в гневном волнении, она больше не была Судьей, но была лишь женщиной, а перед ней был не потомок давшего Начало их расе, но мужчина, которого прежде она любила, и как выяснила для себя в момент, не только, как брата. Жестокая ревность ослепила ее и исказила здравость рассудка.

- Твое первое посещение той Земли было последним. – холодно произнес голос выносящей окончательный приговор.

- Каково твое решение, Жрица? – тело Моара повиновалось полной открытости перед судом и он развел руками в ожидании ответа.

- Я не верю твоим снам, но отныне это все, что у тебя есть. – громко заклинала женщина, протягивая свой серебряный острый серп мужчине: – Моя милость тебе в праве на самоубийство. Ты сам казнишь себя в своем одиночестве. Изгой клана. Изгой рода. Предатель расы, Моар, отныне ты – никто. Лишенный имущества, в твое окончательное пристанище оставляю тебе эту гору и пропасть под ней. Прощай, утративший имя.

Год за годом, снова и снова Жрица возвращалась к пустоши, на высокий уступ с великолепным обзором эклипса Звезды Антарес. Все в той же неподвижной позе заставала она приговоренного ею отшельника. Он стоял над пропастью и смотрел на Черное Солнце. Ноги его были расставлены на ширине могучих плеч. Черное платье покрылось рыжими песками пустыни. Руки скрещены на груди. В одной - серебряный серп, в другой – сухое растение с иной Земли, название которого она не знала.

Погруженный в свой сон Воин, не тлевший телом, спустя столетия превратился в песчаное изваяние Самого Себя. К Статуе на горе стали приходить потомки его клана. Всех паломников объединяли настойчивые видения с мольбами женщин человеческой расы, взывающих к воле Черного Солнца.

- Такова Воля Антареса! – возвестил голос нового вождя: - Правило 22ух световых лет ликвидировано. Наше вмешательство неизбежно. Мы остановим созданный нами Пульсар и, вопрос о Землях малой Солнечной системы раз и навсегда будет решен. Без электромагнитной поддержки жизнь там невозможна. Мы были инструментом зарождения новой расы. Мы же – инструмент ее уничтожения.

- Кто принял такое решение? – пораженный констатацией принятой Судьбы для другой системы, яростно возразил один из сыновей изгнанника лишенного имени.

- Высший Суд Храма Троицы Светил в согласовании с культом Черного Солнца. – уверенно парировал вождь на эмоциональную вовлеченность своего младшего собрата крови.

- Это решение лживой воли! Самоуправство! Прекращение однажды порожденной Жизни - Предательство! Предательство! Предательство своей Звезды! Антарес говорит с вами, но вы больше его не слышите! Глухие Воины под гнетом Ослепленных Ведьм!

Трижды прозвучало громогласное заклинание и окаменелое тело грезящего изгоя треснуло от силы голоса его потомка, а после – рухнуло в пропасть под горой. Вместе с ним намертво разбились все пришедшие к приговоренному уступу. Все, кроме одного, схватившегося твердой рукой за раскаленный камень, но удержаться долго не было возможности и, последний - рухнул вниз ко всем павшим.

Он лежал под оранжевым небом с серыми облаками, сквозь горячий туман лета все еще ясно проглядывался ореол темного, но самого мощного из Светил Скорпиона. Жизнь не покидала тело, лишенное окаменелых, раздробившихся от падения, ног.

- Кто ты? – спросил его неизвестный голос существа, которое было где-то рядом.

- Моар. Мое имя – Моар! Последователь…

12-13.3.2021

Рейтинг:
4

Работа на удаленке тинькофф

Работа на удаленке тинькофф читайте на dzen.ru

dzen.ru