Блог портала New Author

Приветствуем во Фрикшоу! Часть 01

Аватар пользователя Laurie Essenz
Рейтинг:
1

Где во все стороны простираются тенета Вечности, нет ни мечт, ни надежд, ни единой частички человечного...

... где неосязаемые, неслышимые, незримые руки по-матерински обволакивают чертоги Реальности, словно собственного младенца, одаряя Жизнью и Движением...

... глаза - незримые и неощущаемые, опять же - с огнём интереса в их медовой глубине следят за новой, ещё не родившейся Вселенной.

***

Талый снег - чёрный, серый, грязный, какой угодно, но не слепяще белый, нежели в первый месяц зимы - раздавливался, размешивался сотнями подошв. Ботинки, сапоги и туфли у более безжалостных к обуви ради минутной прелести их блеска - всё утопало в уродливой водянистой массе. Даже не знаю, что было отвратнее: сам снег или тот неудовлетворительный факт, что он вездесущ? Он стелится по обочинам, куски жухлого газона терпят бренность как будней, так и выходных под его тяжестью, он полужидкой кромкой обрамляет автомобильные колеи, целыми сугробами флегматично тает у домов, поглощая своим упадком новый - свеженький, ниспадающий с неба в покорности.

Типичный серый денёк... Как и всегда, впрочем, когда весна вздумает разыграться раньше собственного срока и начинает вести борьбу с переменным успехом против своей предшественницы. Серые дома, серые дороги, серые людские лица, серый забор с не менее серым плакатом в пол-человеческого роста.

Только плакат-то был не совсем серым. Было в нём что-то экстраординарное, отличное от просто серого. Казалось, те, кто был на нём изображён, вот-вот спрыгнут с листка, вырвутся на уличные просторы, рассеивая вкруг себя отборный хаос.

А изображено на нём - ни много, ни мало - трое нелюдей, мчащихся прямо на зрителей, протягивающих руки в хватательном жесте так, что, кажется, прямо сейчас сожмут цепкими пальцами твою шею, обрамлённую, скажем, колье или воротником рубашки, стянутым галстуком, и утащат прямо во тьму на фоне. В центре - существо, которое можно бы принять за ещё юношу, в чёрном пальто, сером цилиндре с разводами, похожими на снежную бурю. Лица его не было видно за роскошной пятнистой чёлкой, лисьим хвостом закрывавшей всю верхнюю часть до кончика бледного острого носа. Он улыбался; хотя, можно ли этот оскал назвать улыбкой? Ряд острых, как бритвы, треугольничков акульих зубов разверзся в хищном оскале, который на улыбку походил, наверное, в самую распоследнюю очередь.

Но ладно нож! Даже нож кажется тоньше лезвия бритвы, когда рядом с ним на стол тяжёлым, сквозным, пробивающим жестом бросают гротескный топор палача, чёрный от запёкшейся крови, так, что деревянная поверхность разламывается, как покрытое тоненькой сеточкой белого шоколада круглое и плоское овсяное печенье. Из цельного куска металла, тяжёлый даже в двухмерном пространстве, он красуется на плакате в руках девичьей фигуры в худи с лисьими ушами, неестественно длинными, как у фенека, но слишком узкими, с кисточками на концах. Руки до кончиков пальцев, шея, а также лицо были туго завёрнуты в бинты, так, что на последнем даже очертаний носа не было видно в принципе. Причём, сколько ни представляй себе яркие пятна с рассыпчатыми краями на этих бинтах красными, они снова чернели, наливаясь изнутри бездонной глубиной. Одежда - худи и штаны на подтяжках - сшиты были из неравномерных кусков х-б-шки разных тонов: кофта - ненастный светлый и мышиный тёмный, штаны - почти нефтяной и молочный. "Приветствуем во Фрикшоу! — гласила надпись. — В этом дивном и прекрасном мирке, что расцветёт своими самыми сочными красками на ваших глазах!"

Вот, ведь, никак нельзя без столь явных противоречий!...

— Не думаешь, что это не самая превосходная идея: тащиться куда-то в тартарары ради тридцати минут выступления каких-то уродцев?

Возле плаката, глядя на фриков и пригласительную фразу "Всего три дня развлечений! Открыты с 15:00 до 21:00; основное представление начинается в 19:30." стояли двое, обсуждая небезынтересное явление в виде одного единственного плаката на скромной улочке, какие разбросаны по всему миру миллиардами. Независимо от климата, рельефа, страны, в которой они обретаются, они всегда были и будут серыми и почти безлюдными - обычное дело для времени, когда Земля во всех своих смыслах и контекстах сошла с ума.

Все против всех сражаются, наплевав на любые морали: народы вырезают народы, города потрошат города, улицы расчленяют улицы, человек истребляет человека. Да, не таким представлялось будущее континентов под одним общим правительством во главе с одним "некто" под именем всем давно знакомым - Анархия. Ни единой живой душе не известны такие лица, в руках которых сосредотачивалась бы власть, ни вождей, ни президентов не было и в помине; и богачи, и бедняки утопли в одной аморфной массе слепого сэлф-геноцида. И самым странным в этом была спонтанность произошедшего: никто точно не знал, как успели правители прекративших своё существование государств до такого докатиться. Раз! - и пало правительство в Штатах. Раз! - и Российскую Федерацию настигла та же участь. Раз! - и ЕвроСоюз лопнул по швам как переполненный портфель. И таких ежеминутно гремящих "Раз!" было бесчисленное множество, пока планета не взвалила на свою сгорбленную спину кучу людей, пропитанных агрессией, страхом и неверием в происходящее. И в этот раз невозможно было с точностью сказать о чьих-либо происках и кознях, поскольку и самой причины... Не было вовсе.

Этих же двух людей беспокоили не проблемы современности и как их решить. Их больше удивлял вот этот самый плакат, настойчиво обещавший веселье и грандиозность. Веселье, да в этой чертовщине - гость крайне редкий, а уродцы и веселье - полные противоположности. Не было похоже, чтобы вот эти некто сомнительной внешности созданы для развлечения публики; да они похожи скорее на персон из какого-нибудь ужастика.

— По крайней мере, не сидеть в заточении собственной квартиры день напролёт. Признаться... Я уже устал. Когда ты в последний раз выбиралась куда-нибудь, только честно, м?

Двое на этом слегка прервали диалог, дабы оглядеться, нет ли поблизости иных лиц... Увы, только они вдвоём. Два чёрных бесформенных пальто, из-под полы одного - мужского, с дыркой на спине, окаймлённой багровым тромбом - торчат строгие серые брюки, ровные и непреклонные, как векторы, из-под другого же - женского - робко выглядывают потёртые и мятые джинсы. Над поднятым воротником последнего красовалась длиннополая шляпа, закрывающая лицо молодой девушки, руки её были облачены в грубые чёрные перчатки из кожзама, а осанка была нарочито-согбенной, так, что на фетровой чёрной спине отчётливо был виден хребет позвонков - все средства, как говорится, хороши, когда ни в коем случае нельзя выдавать своей натуры - так она это аргументировала, по крайней мере. И Оливер ей верил. Он - обладатель коротких, курчавых на макушке волос, чёрных, как уголь, успевших обзавестись белыми неряшливыми чешуйками перхоти, худощавого светлого лица, чуть осунувшегося за последний месяц, густых бровей и усталых карих глаз - ничего не знает об этой загадочной особе, но верит в то, что Хаото - так она себя назвала - не прячет в кармане джинс за мраком ткани нож или пистолет. Почему? Интуиция его мало когда подводила, насколько он помнил; будучи человеком по обычаю удачливым, мужчина в расцвете лет имел также свойство заводить весьма неплохие знакомства, и - он готов был в этом поклясться! - ни один из его знакомых, достаточно проверенных временем, ещё не пытался убить его. Насколько бы Оливер не находил это утверждение чересчур самонадеянным, глупо было не довериться тому, что никогда его не подводило, а тем более в отношении столь юной и миловидной (откуда же он так был уверен в этом?...) особы, не менее отчаянно ищущей помощи, чем он сам.

— Да... Соглашусь: уже очень давно, эдак, лет десять назад, — леди подавленно вздохнула, закивав краями шляпы. — Может, это хоть как-то развеет... Всю эту... Тоскливость. Я обычно дома стараюсь прятаться. Снаружи страшно.

Оливер её прекрасно понимал. Ладно ещё, анархия; люди - вот что пугало больше всего. Периодически даже самые терпеливые и миролюбивые зверели на глазах, вылезали на улицу и, словно бы управляемые кем-то, устраивали кровавые побоища. Последние порой могли продолжаться целые сутки напролёт - наступал "день пик", как мужчина обзывал подобное явление. Последствием этому были улицы, залитые кровью, а иной раз и заваленные горками тел погибших, которые вскоре сжигались под вполне логичной боязнью распространения какой-нибудь заразы. Магазины... Купить было нельзя ничего: супермаркеты разворовывались подчистую, а после от них оставались лишь пепелища с закопчёнными каркасами. Способов по-другому добыть средства к проживанию не существовало. Грабь или голодай, убей или умри.

Оливер кивнул головой, вновь обратив внимание на чересчур живой плакат.

— Стоимость билетов не указана... — озадаченно покачал головой он. — И место тоже.

— Я видела на окраине города их куб, — Хаото тихо пояснила в ответ. — Вообще, эта Кунсткамера - явление очень редкое: в последний раз их выступление видели в двухтысячных в Париже. Говорят, у вот этого, что в центре, — палец девушки, завёрнутый в кожзам, неслышно постучал по поверхности бумаги. — нет глаз, и от его голоса душа плавится, как масло на сковородке.

— Куб? — переспросил её спутник удивлённо.

— Да, куб. — леди закивала, как чувствовал Оливер, улыбаясь в ответ незадачливому мужчине. — Чёрный куб на маленьких таких ножках, похожих на паучьи, только более толстые и короткие, кубические. Вроде как, из цельного куска мрамора.

— Спорить не буду. — усмехнулся собеседник, слегка иронично разводя руками и прикрывая глаза. — Придём завтра и увидим. Ну, так я узнаю про билеты?

Хаото одобрительно кивнула, смущённо улыбаясь. Оливер, получив положительный ответ и скоренько распрощавшись, горячо пожав даме руку, направился к дому; сначала непринуждённо медленно, почаще оборачиваясь на девушку в шляпе, которая всё ещё покоилась возле плаката, смотря вслед, а затем ускорил шаг, чувствуя приближение чего-то тяжёлого и бурлящего - верный знак того, что на улицы вот-вот высыпятся антропоморфные звери, пародии на людей - и благополучно скрылся из виду.

И он даже не заметил, как девушка, что спокойно и согбенно стояла рядом с забором, вдруг выпрямилась с громким хрустом поясницы, скинула с левой ноги кусок джинсы, обнажая клетчатую чёрно-белую брючину, а рука в грубом кожзаме приподняла край шляпы, давая вылезти из-за уха серебристой чёлке. Леди залезла пальцем под головной убор, почёсывая импланты в виде рогов из металла - раздражение не проходит, хоть её и уверяли в дезинфицирующем эффекте примеси серебра; врут, да и только! Чёрные губы широко расползлись, выставляя напоказ белые хищные зубы, поблёскивающие от слюны, а низкий и хриплый голос излился в коварном коротком смешке.

— А он неплохо держится... Сойдёт. Берём его.

Рейтинг:
1
СИРена в ср, 08/05/2019 - 22:33
Аватар пользователя СИРена

Приветствуем нового автора на нашем сайте!

__________________________________

arakhis.a в пт, 10/05/2019 - 15:47
Аватар пользователя arakhis.a

Прочитал, интересно описана- анархия,( "некто" под именем всем давно знакомым - Анархия)
Плакат-ужастик- неплох, тема интересная, окончание интригует, (Чёрные губы широко расползлись, выставляя напоказ белые хищные зубы, поблёскивающие от слюны, а низкий и хриплый голос излился в коварном коротком смешке— А он неплохо держится... Сойдёт. Берём его.)
Подожду продолжение.... Цветок

__________________________________

АРАХИС. А. В.

yurij-d в сб, 11/05/2019 - 08:10
Аватар пользователя yurij-d

Написано интересно, но текст местами "тяжеловат".
Пр. "Над поднятым воротником последнего красовалась длиннополая шляпа, закрывающая лицо молодой девушки, руки её были облачены в грубые чёрные перчатки из кожзама, а осанка была нарочито-согбенной, так, что на фетровой чёрной спине отчётливо был виден хребет позвонков - все средства, как говорится, хороши, когда ни в коем случае нельзя выдавать своей натуры - так она это аргументировала, по крайней мерео". - я бы разбил это предложение на несколько (и так во многих местах), так будет проще для восприятия, а то народ ленивый пошел) Не каждый будет читать такой тяжелый текст.

Еще жаль, что не очень много самого действия.
Но в целом +

Laurie Essenz в чт, 16/05/2019 - 15:35
Аватар пользователя Laurie Essenz

Простите за долгое молчание, по техническим причинам не могла ответить на отзывы. И всем спасибо за поддержку, мне действительно очень приятно видеть ваши одобрения и, естественно, пожелания. Касательно тяжести текста соглашусь, изъян есть. Хотелось сделать рассказ более угнетающим, эффектным, но, пожалуй, я правда переборщила. В следующей части постараюсь ошибки исправить. Smile

__________________________________

Мы даем ложные имена своим страхам и молим, чтобы нам в жизни не встретилось ничего хуже того, что мы сами сотворили.