Блог портала New Author

Раз плюнуть

Аватар пользователя mak kinko
Рейтинг:
7


Мы ехали с твёрдой решимостью поменять у матери-природы наш "подкожный жир" на здоровье. Знатоки говорят, так можно. Снегоход кричал уже третий час и несся по замёрзшей реке, закидывая нам слёзы за уши. Этот кусок цивилизации внутреннего сгорания рычал и рвал весь мир природы на две части от гусеничного следа. Вверх, вверх и вверх. Вся местность становилась плавнее, а деревья выше. Туда, где не пуганые цивилизацией косяки рыбы с нетерпением выглядывают из-подо льда и ждут когда мы приедем и будем ловить их на пустой крючок. Мы считали, что всем рыбам не терпелось поехать посмотреть город. Они ведь никогда в жизни города не видели! Когда ещё такой шанс будет?

Далеко впереди на прибрежной вербе сидел ворон. Но привлёк внимание не он, а то что у него блистело. В природе ничто так блестеть не может. Блеск был такой, как от зеркального "зайчика" в детстве. То ли он что-то держал в лапах или клюве, то ли это было на дереве.

По тайге много рассказов ходит о алмазах с кулак величиной найденных вОронами. Да больше! Поэтому я и направил руль снегохода по правой стороне речонки. Ворон взлетел в нашу сторону буквально перед нами. А на обдутый ветром лёд упал кусочек стекла от банки.

- А-а! - коротко крикнул ворон прямо в лицо и взмыл вверх. А ещё через секунду что-то случилось с миром. Он утратил устойчивость, повернулся... Это снегоход вдруг задрал в небо задницу, заорал дурниной и полез под лёд.

Самолёт - хорошо, пароход - хорошо, а олени - лучше. Мы это поняли когда снегоход утонул, а в нём было всё. Вы сейчас броситесь с советами типа: какой дурак все яйца в одну корзину ложит? Или: а глаза где были? А что ума не было?

Отвечаю: всё было. И ум был и глаза были и ... А ледяной наст взял, да и лопнул на роднике. Мы-то успели с него соскочить, а вот "все яйца в одной корзине" уползли под лёд и пускали на поверхность бульбушки и масляную радугу. Это особенно красиво смотрелось при минус двадцать. Мы стояли на льду и заглядывали в полынью, как в преисподнюю. Снегоход даже видно было под водой. Не глубокие речки в тайге. И вода всегда прозрачная. Дольше всего бульбушки шли оттуда где были навигатор и телефоны.

Мы - это два балбе... ну, сорокалетних мужчины, которые решили что они настолько крутые охотники, что могут ходить в тайгу куда и когда им вздумается. Вот и лишились снегохода.

Слышу как читатель советует:

- Да плюньте на ваш снегоход! Нечего жлобиться, не таких уж он больших денег стоит, чтоб в обмен на свою жизнь его из воды по крохкому льду вытаскивать!

Оно-то конечно. Плюнуть. Только тут такое... Если взять карту Сибири и на неё рассыпчато плюнуть, а потом исследовать куда оно попало, то в одном из пятнышек, как в линзочке, можно нас увидеть. Мы вам руками махать будем. Точнее сказать где находимся мы не могли. Это в цивилизации бирочки с названиями есть. А в тайге мы просто ехали. Речка влево, ручей вправо, речка вправо - ручей влево. И хуже всего, что ехали по навигатору. И, надеясь на него, переехали несколько водоразделов.

Теоретически заплутать в тайге невозможно. Единственное правило: не переходи водораздел, чтоб на другую реку не попасть и всё. Тогда обратно иди всё время вниз по реке - и домой доберёшься. Но это только теоретически. А на практике, да ещё зимой - запросто на каком-нибудь болоте водораздел перескочишь. А если переехать, то можно из реки, например, впадающей в Байкал, попасть в реку, которая в Северный Ледовитый океан впадает. У нас был навигатор и мы на него надеялись. А он теперь лежал на дне и от его смеха вверх поднимались мелкие бульбушки.

Так что из всего что мы знали твёрдо это то, что мы где-то в Сибири. А, ну ещё то, что еды у нас нет, и из одежды только то, что на нас одето. И до людей... до людей можно смело рассчитывать только весной по течению. Вместе с талой водой. На льдине.

Ножи-то положим были, да только ножом дерево не срубишь. Раскидали снег, наломали лапника. Всякого и кедрового и пихтового - лишь бы скорей. Костер завели. Хоть руки отогреть.

Спички любой охотник в трех местах держит. Коробку в унты, коробку в боковой нагрудный карман и коробку в треух. За козырёк. Так что разожгли.

Костер запылал, да только при минус двадцать костер не сильно помогает. Одна рука горит, а другая мёрзнет. И одежда от тепла промокать и тяжелеть стала. А как от костра отходишь сразу коркой ледяной всё покрывается. Решили пока светло костер бросить и по реке идти, следов людей искать. Только тут тоже, а не найдём? По тёмному второй раз костёр не развести. А если разведёшь, где топливо на всю ночь брать? Ночью в тайге света нету. Вот и вопрос: тут, около костра помедленнее помирать, или на речке, на сквозняке - побыстрее замёрзнуть?

Снегоход когда бежит, он в снег не проваливается. По тоненькой корочке льда, по насту, скользить умудряется. А так ты ногой шагнул, вес тела перенёс: хр-р-руп! и по колено под наст провалился. И теперь ногу из снега вытаскивать надо. Так что шли мы не быстро. И, оказалось, много пройти для нас было невозможно. Мы поняли это почти сразу, по затратам сил. Они прямо испарялись! Но, видать, сжалился над нами кто-то.

- А-а-а! - услышал я сзади хриплый, пропитОй голос.

На молодой пихте, совсем низко, сидел тот же ворон. Он сидел на пихте и глядя на наши потуги криво усмехался.

- Ты с ума сошёл! - скажете вы, - как можно клювом криво усмехаться?

Может и сошёл... Можете не верить, но я до сих пор помню его ехидную ухмылку. Он переступил лапами сжимая толстый сук, как бы показывая как он будет сидеть на моём лице, чтоб выклевывать глаза. А как бы Вы среагировали на птицу прилетевшую Вас сожрать?

- Кыш! - Кричу, - Гад! Кыш, сволочь! - брошенный дрын стукнул по дереву всколыхнув верхушку. Ему пришлось слететь.

- Ах!- хА!-хА!-хА! - он на небольшой высоте кружил над нами, а эхо от горы неслось за ним следом.

Я тоже гнался за ним из последних сил размахивая палкой: ах ты сволочь! Отпевать меня припёрся! Но пока я за ним гнался, то свернул немножко в сторону и - увидел крышу избушки! Да ни в жизнь мы бы её с реки не увидели! Отсюда и то видна только крыша заснеженная.

Подходили к избушке с опаской. Мало ли что там? Нежилая, похоже избушка. Нет хозяина. Всё чистым снегом устелено и даже намёков на следы нет. Медведь вряд ли человеческую избу займёт. А рысь может и в избе и на чердаке ждать. На голову прыгнуть. Но нас напугал вОрон. Чего он тут делает? Может дыма из избушки потому и нет, что он с друзьями уже хозяина...?

Избушку в тайге тоже не просто так ставят. Правила есть. В первую очередь чтоб не затопило и чтоб вода свежая недалеко была, причал хороший и подъём от воды удобный, от ветра чтоб закрыта была, чтоб снег на неё не сошел... Много хитростей. Обычно такие избушки таёжные охотники-промысловики ставят, те кто зверя добывает. Ставят себе на зиму. В ней и печка и лежанка, посуда всякая и небольшой запас еды-одежды. Всё необходимое для того, чтоб человеку-охотнику зверя добывать и самому выжить. Да и так, за черемшой-ягодой, за орехом люди ходят. А то и просто в баньку. Есть и такие до бани "охотники". А из "проходящих" по тайге людей если у кого нехватка, тот берёт еду или одежду. А у кого лишнее, - оставляет. Обычно больше оставляют. Берут когда точно нету. И когда берут что-то, по себе знаю, немножко ... стыдно.

Избушка как избушка, но после реальной перспективы замёрзнуть она показалась верхом цивилизации.

Окна заделаны полиэтиленом, нары широкие и печка. Приёмник транзисторный. Печь железная, добротная, труба асбестом обёрнута - красота! И такая она хорошая, и такая она тёплая, и такая она красивая и лежанки... Можно лечь, спокойно полежать не боясь что промёрзнешь или примёрзнешь. А труба из печки под лежанкой проходит! Ай спасибо тебе человек, за то, что построил. Спасибо! Спасибог в трудный час и тебя, как ты нас спас.

Счастье на лицах, наружу выскочили, снегу чистого набрали, чайку поставили. Куском доски избушку снегом по окна закидали, подтеплили. Лапником усилили.

Избушка это шанс выжить. И сразу ТОТ, КТО НАШЕЙ СМЕРТИ ЖДАЛ за кусты-ёлки спрятался. Да и хвост с ним! У нас теперь база есть!

Запасов в избе оказалось не густо. Ведро мороженой картошки, мешочек с макаронами, банка с крупой какой-то и две баночки рыбных консервов. Соль. Это всё, что удалось отыскать. Связки трав, может для чая? Или это от болезней каких? Заваришь, если не знаешь - потом сам не рад будешь. Вон, брось на ведро кипятка медвежьего корня с мизинец величиной - набегаешься! Сразу похудеешь!

- Надо завтра какие-нибудь силки на зверя поставить. Хоть мяса добудем.

- А ты умеешь?

- Не... я думал ты...

Теоретически мы знали как нужно это делать. Но теория от практики отличается сытостью.

Я думал ты... И мы оба начали коситься на мышей. Они отогрелись от тепла печки и выползли из щелей. А что, в случае нужды и мышь мясо... Один охотник рассказывал, как мышами питался. Полгода. Правда летом. Сначала потрошил и варил. Съедобно, только мясо без соли не вкусное. Говорят через пару недель отсутствие соли так сказывается - хоть на стену лезь! Косточки острые, крепкие. Потом однажды со шкуркой попробовал. Обжег на костре и всё. Голоден был. А что, голод не тётка. Вот и съел "нечищенную".

- Тогда я, - так он сам об этом рассказывал, - понял зачем гарнир к мясу. - Все травки-корешки-орешки которые поварА для улучшения вкуса мяса кладут это только иммитация мышки которая эти травки-корешки уже в желудке имеет. Фарширована ими. Она ведь лучшие выбирала. И соль у неё в крови есть. И сахар. Всё есть. Привык человек за тысячи лет к "нечищенным" зверькам, печёным. Потому ему с гарниром и вкусно. Знает организм что от "нечищеной" и соль с кровью получит и витамины с корешками.

Сварили болтушку - пригоршню макарон, две картошки и банку рыбы - такого вкусного супу со сладкой, как сахар, мороженой картошкой не ели ни разу. Картошку из экономии не чистили. Помыли только.

Одежду около печки развесили. Дрова в печке горели хорошо, сухие. И потому через каждые два часа приходилось подбрасывать новые. Как только печка переставала светиться красным из темени углов выползал сизый мороз и нужно было вставать.

Злили мыши. Тут ещё вопрос кто кого съест. Мы их или они нас. Мы тут помираем, а они заняты тем, чтоб до макарон наших подвешенных добраться. Ну-ну, пожируйте пока! Да и унты от них беречь надо - не услышишь как во сне дырки выгрызут, ходи тогда по морозу с голыми пальцами. Под самое утро уверенность окрепла - помирать всё-таки придётся. Так и виделось, как найдут весной два трупа, мышами изъеденные. Не хотелось, совсем не хотелось в желудок к мышам...

Эйфория от избушки к утру прошла полностью и опять встала во весь свой гигантский рост реальная возможность замёрзнуть. Не сегодня. Просто, мы поняли, что замерзание откладывалось. Ну, что будешь через неделю делать? А через месяц? Мышами долго не выживешь. Да и дрова пилить и рубить надо. Ножами?

*

- Э-эй! - услышали мы рано утром, - есть кто?

- Э-эй! Живые есть? - второй голос - и звук палки по дереву.

Мы с Серёгой к двери так ломанулись, что чуть друг друга не подавили, без унтов и штанов верхних.

Люди! Люди ведь! А это значит, что помирать надо погодить!

Два охотника, малениких ростом эвена(?), сидели каждый на своём олешке. Кеты, чулымцы

эвены, орочи, ороки много народов живёт в этих краях. Увидя нашу радость тоже разулыбались, со своих скакунов послезали, здороваться подошли. Улыбки тоже до ушей. В тайге люди друг другу рады. А мы-то, понятное дело, особенно были рады!

Жители тайги и Севера - они необыкновенно гостеприимные и очень дружные люди, так как другие там просто не выживают.

А про глаза, мне один юноша говорил так: "Я когда маленьким "русских" первый раз увидел, думал что вас из сов наделали! - Страшно!" ...Как Вам такое? А я думал, почему дети в стойбище плачут, когда мы приезжаем?

*

... - Что у вас случилось? А то нам Пётр Иванович сказал что тут беда.

Мы с Серёгой переглянулись. - Кто такой Пётр Иванович?

- А что, кто-то нас видел? - Спрашиваем. - Знает, что мы тут застряли?

В тайге кто бывал, тот знает. Приходишь в деревню, а там уже встречают. Свой телеграф. И все всё видят. А все всё знают что за лесами-горами произошло.

- А как вы нас нашли, почему именно сюда приехали?

- Дед наш дед, Петр Иванович, сказал сюда съездить. Он камлал и сказал, что беда тут приключилась. Люди тонут. А вы, что, разве, не тонете?

Камлание, если кто не знает это северное колдовство. Так говорят, когда духов вызывают. Мы перебивая друг друга стали жаловаться от радости: мол уже утонули, мол уже выбрались. И не представляете как вам рады! А на прогноз Петра Ивановича, на его камлание, и внимания особо не обратили. Мало ли, угадал просто. Кто так, напрямую в колдовство верит? Разве только Гарри Потер.

- Снегоход надо сейчас тащить, а то течением унесёт. Это сейчас оно такое, а через час может увеличиться или уменьшиться. - Так наши новые знакомые сказали. Звали их Ваня и Коля. Братья.

Чай из трав заварили, попили и пошли снегоход смотреть. В тайге и тундре не попив чаю ничего не делают.

Чай не пил, - какая сила?

Чай попил, - совсем ослаб!

А что на снегоход смотреть? Он лежал где и раньше, только полынью свежим ледком затянуло.

...Доставали снегоход верёвкой. Ванятко с Коляном слег, жердей длинных, нарубили, настил сделали и от настила до берега прорубь прорубили. Они полегче нас, цивилизацией откормленных. Лёд точно их выдержит.

Срубили "У"-образный сук-крюк, привязали верёвку. Но крюк не хотел цепляться, потому что не тонул. Он плавал в полынье и иногда его забрасывало течением на свежий , тонкий ледок. Нужно бы что-то железное привязать, да в тайге с железом плохо. Ненужных железяк в тайгу не носят: тяжело и далеко.

- Не... протянул Ваня. Так не утонет. Утяжелить надо!

- Да понятно, утяжелить..., а железяку где взять?

Раз плюнуть, - выдал Ваня, - надо синей изолентой камень привязать!

Привязали камень. Но и скамнем не пошло. Крюк ни за что не смог зацепиться. А водяной таёжный дух Шишига трещал и щёлкал новыми льдинками, как бы подсказывал: "Думайте быстрее, а то опять полынью заморожу." "Думать быстрее" нужно было ещё и потому, что течение воды после наших попыток зацепить снегоход начало его тащить по дну. По сантиметру, но уже было заметно, что он поехал гулять без нас.

Так что был у нас, как говорят шахматисты, цейтнот. Время бегом побежало и думать стало некогда.

У матросов есть такой клич: "полундра!" - после которого все матросы закусывают зубами ленточки бескозырки и разбегаются как тараканы на свету. Никакие приказы уже не действуют.

Мысли в наших головах поступили точно так, как матросы при "полундре". Разбежались. Но нам есть оправдание. В такой ситуации, как у нас, не только мы с Серёгой - любой умник затупил бы.

Пока мы лёжа на краю полыньи и "рыбачили", пытаясь зацепится, Ванька принёс здоровенный гвоздь - вытащил из избы.

- Вот! - Похвастал Ванька, теперь зацепиться - раз плюнуть!

И правда. Как только гвоздь привязали и сразу клюнуло! Не сообразили тогда, что тонкий гвоздь в тонкую дырку залезть может. А ведь известно: где тонко, там и рвётся.

Как всегда в таких ситуациях крик поднялся:

- Осторожно, не оборви! Легонько тащите! - Как будто кто-то не понимал, что нужно легонько тащить!

- Давай! Давай, давай, давай... - Что-то стукнуло, натяжение верёвки на мгновение ослабло, но потом она опять напряглась. Течение начало ощутимо сносить снегоход. Это потому что он от дна оторвался. Чтоб удержать пришлось всем сгрудиться на одной стороне. Но снегоход, благодаря нашим усилиям, уже полз по пробитой полынье к берегу! Вот наконец появилась лыжа, гусеница... Уже не смотрели на мороз, в воду полезли. Вытащили. Вот он на берегу!

Отцепив аккумулятор, выкрутив свечу и все хозяйство зарядки-зажигания утащили в избу. Все коробочки-реле разобрали, чтоб высушить. Только представьте как мокрыми руками на морозе это всё откручивать было! Руки примерзали к железякам! Но, спасибо добротной работе заводских людей, делавших этот снегоход: всё важное было хорошо пролакировано и вода не причинила дополнительной беды. Мы тогда в голос этих людей благодарили.

Снегоход на "козла" из жердей взгромоздили и вокруг него наши добровольные помощники костры развели, чтоб хоть как-то просушить, чтоб не смёрзлось всё "в кость". Навесы смастерили из жердей, одеял и всего что нашли. Бензобак укутали - не дай Бог искра попадёт!

Всё это было здорово, за исключением одной мелочи. Бензонасос сломился. Нет там ничего мудрёного, одна трубочка входит, а другая выходит. Вроде всё просто. И ломаться нечему. Но сломалось. Сломалось когда верёвка дёрнулась. Зацепили мы гвоздём своим за одну из трубок и корпус силуминовый выломился. Хрупкий металл. Особенно на холоде. Вот оно. Всё тут лежит. Все части и кусочки, - а работать не уже будет. Бензин из дыры на землю льётся. И так пробовали и этак.

- Если бы какой герметик был, хоть пластилин, то можно бы попробовать, - говорит Серёга, а так бесполезно. Видишь, кусок силумина выпал, не держится.

Действительно, железная трубка с куском корпуса болталась на шланге.

- Раз плюнуть, - Заявил Ванька, - надо пакетом полиэтиленовым завязать, - Серёга набычился, - хорошо закрутить и изолентой синей промотать. Она надёжная...

Тут Серёга взорвался. Ну и рассказал, что он не нуждается в идиотских советах оленевода. Что он главный механик крупного завода и его государство в инстинуте не для того учило, чтоб с оленеводами в механике спорить. Что надо было учебник химии не на самокрутки скурить, а учить. Тогда бы знал, что изолента твоя через пять минут в кисель превратится, разъест её бензин. Правда, слова это я другие подставил. Он не так говорил. По другому. Говорил так, что у оленей уши в трубочку свернулись и они копытить ягель бросили. Краснели, стыдливо хлопали большими ресницами и отворачивались.

- Дурак ты, - говорю, - хоть и главный механик. Зачем человека обижаешь? Он же помочь хочет. А ты орать.

Теперь, когда снегоход на берегу, спешить некуда. Пошли отогреваться. Спирт помирил. Оправдывался Серёга, извинялся. Да, оно тут всех понять можно. И Ивана, который от всего сердца помочь хочет. И Серёгу с его дипломами.

Чайник на красной от жара печи разгорячился, кипел, аж подпрыгивал. Капли воды выплёскивались из него и долго бегали по разогретой железяке, источая аромат. Дух от иван-чая с болотным багульником пошёл, разговоры.

А в старину, дед рассказывал... А то ещё тра-та-та, та-та, тогда-то такое было...

- А у нас знаешь как было? - Коля уселся на согнутые ноги. - Дед отцу пулю в наследство отдавал, а отец сыну старшему. Вот мы хорошо стрелять и умеем.

Говорят если "хвастуна по стрельбе" в тайге встретил, - то не надо паспорт спрашивать - это точно из "малых народностей". Но, к чести их нужно сказать, стреляют хорошо. Ведь сами подумайте: одна пуля! Одна и другой взять негде. Так что если промазал и пустил её в белый свет как в копеечку, то ни в тайге ни в тундре её не найдёшь. И взять негде. Нечем тогда мяса добыть! Ложись и помирай. Это раньше так было. При царе Горохе. Но до сих пор они бережно к снаряжению относятся. Просто так не станет из ружья никто бахать. Хотя давно уже нет дефицита и у каждого запасов столько, что в средние века не каждый король столько для войска имел. Под шорох ветра в трубе, да за разговорами отогрелись, спать улеглись. А вой все дальше от печки, всё ближе к небу подбирался. Так и хочет непогода наружу выбраться. Видать луну полную увидела.

Ночью непогода уже бродила по крыше, шевеля дранку и всякие ненужные вещи на чердаке. Потом всё таки выбралась из хлама: это было слышно - дверь на чердак проскрипела и хлопнула открываясь. Уселась на пороге чердака. Болтая и стуча каблуками всех своих шести ног играла скрипучей дверью. Почему шести? Прислушайтесь сами: ляп, ляп, ляп, ляп, ляп, ляп, - так она ходит. Разыгравшись и разрезвившись перебралась на конёк крыши и стала петь. Голос у непогоды плохой. Тихий, скучный, заунывный. И если бы не помог ей отец северных ветров Борей, если бы не привёл детей своих, так бы ничем всё и кончилось. Но он и сам пришёл и детей привёл. Дочку Метель, с внучкой Метелицей, вдову Пургу, Буран. Даже Позёмка притащилась. Хорошо, что Штурм с Ураганом не пришли. А то бы и избу своротили. Метелица говорила: набражничались. Из полыньи воды с паром напились. Спят в тундре, край тайги. Ну, мы-то знаем, что Метелица - первая сплетница. Расскажет чего и не было! Как закрУжит, - так бабы неделями дома сидят. С Метелицей сплетни плетут, на улицу не ходят!

Мыши возились. Слышно было как они со стен на наш "лабаз" полиэтиленовый запрыгнуть пытаются. Скользят и падают шмякаясь животом на доски пола. Не выдержало сердце, пожалел. Достал картошину, на пол положил. Сам голодал, знаю. Одно дело её, мышь эту, съесть, а другое её страданиями любоваться.

А за стенами набирала силу, пел на все голоса сводный хор дирижёра Непогоды. Акапелло.

Яркий, сине-белый и холодный как Космос Вселенной месяц смотрел на мир своим одним круглым глазом и от того по миру шёл лютый мороз. Замерзал мир под этим космическим взглядом. Улетало тепло земли в Космос через этот взгляд.

В такую ночь это была не наша добрая Луна. Её подменял этот сине-белый космический Глаз, Холодный как сам Космос. Он вытягивал тепло с Земли. А ветры стали ему помагать. И Пурга и обе Метелицы и Буран и даже Хурта по-нерусски что-то выкрикивал! Они бросали целые сугробы снега в эту космическую воронку и снег завиваясь спиралью улетал в Космос и там исчезал.

И в небе над Тайгой раздирая ум звучало Акапелло Смерти. Много таёжного народа погибнет в эту ночь. Птицы. Те, кто себе укрытие не нашли - они умрут от холода. Звери. Те, чьи запасы двухметровым снегом замело, - они умрут от голода. А кто и просто так не найдет в кутерьме свой дом, норку, где мама ждёт. Ветер поигрался, унёс маленького и бросил...

А ещё с далёкого-далека, как бы из другого мира, иногда был слышен септаккорд волчьего воя. И эта минорная семёрка отлично билась, строила с песней непогоды. Самая ночь волчья: ветер жуткий и месяц большой и чистый.

Но - так мудро мир устроен. Спросите любого жителя таёжного и он вам скажет, что после того как дети Борея резвиться устанут и спать пойдут, тогда придёт оттепель. Принесёт её какой-нибудь южный ветер: Нот; Зюйд или Сирокко. А то и сам Хамсин, но даже у Хамсина не хватит сил долететь до Сибири со всем своим жаром. Остудит его Матушка-Сибирь. Так что доберётся он туда не штормом иссушающим, не ураганом необузданным, а котёнком ласковым.

Вот и родилось утро тёплое и мягкое, как котёнок рыжий. Яркое солнышко красотой и теплом всех радовало. А все мамы тайги на пригорки-бугорки вышли, на ветки влезли - детей своих, "путешественников", высматривают. За ухо домой притащить.

Утром Серёга ко мне наклоняется и так по-заговорщицки:

- У меня мысль есть как домой добраться. Давай у них оленей выменяем. Хоть до ближайшей деревни доедем. Они говорят что километров сорок. А там машину или что-нибудь найдём.

А что, мысль стоящая.

- Колян, - говорю, продай нам два оленя. Только денег нет, ружья возьми.

Ха! Ненцу два оленя за два ружья хороших это праздник!

Сговорились, а тут снаружи собака залаяла! Неужели ещё люди? Прямо какой-то двор проходной, а не тайга! А мы-то заехали специально, чтоб людей не было, чтоб рыбалка такая была, что рыба увидев нас из подо льда высовывалась и спрашивала: " А вы кто?"

*

Снаружи людей не оказалось, стояла остроухая собака и тяфкала на избушку. Звонко и требовательно.

- Нёкси, - вскрикнули братья, - ты как тут?

Собачонка металась, лаяла. Звала, это все сразу поняли. Она заглядывала всем в глаза. Кривила губы, скулила и мотала головой.

- Нам в стойбище надо, - как бы оправдываясь сказали братья, - деду помощь нужна!

Раз помощь, так и мы решили помочь. А как по-другому?

Братья дали нам оленей, сказали как ими пользоваться, сказали чтоб на спину не запрыгивали, а садились потихоньку. А то мы большие и можем оленям спину поломать. И чтоб вверх по реке ехали. Мы спросили где Север, ну, чтоб хоть как-то ориентироваться.

- Где Север, спрашиваешь? - Переспросил Колян. - Ты что, как и мы в школе не был? - Злопамятный. - Там, где холодно, там и Север. А тебе зачем? Ты не на Север, ты вот так по реке поедешь и на втором ручье налево поверни. Там километр проедешь и увидишь. Если сам заблудишься, то олень вывезет. Он в тайге больше чем вы двое понимает.

Прицепили на ноги свои снегоступы, похожие на ракетки для тениса, и побежали в тайгу. Чтоб не по речным загогулинам, а напрямую. А нам сказали по реке ехать, мол олени сами найдут.

Стоим мы с Серёгой, смотрим на этих оленей-бедолаг и душа не верит, что на таком малыше, чуть больше метра в холке ездить можно. Большая собака, мастиф например, чуть ниже оленя. Кажется что сядешь на него, а он пополам сложится.

- Не боися-я! - Это Колян повернувшись издаля кричит. - Выдержит! Они крепкие! Только не прыгай как на лошадь, а то спину сломаешь!

- Знаешь, Серёга, по моему не мы на них а они на нас доедут. - Тот уныло головой кивает.

Потом молча подошёл к оленю, перешагнул через него и осторожно уселся. Олень прогнулся, но не упал.

Сидеть на олене тоже проблема. То ли от жира под кожей, то ли ещё почему, но шкура у него со спины сползает на живот. Растягивается так, что кажется вот-вот лопнет. Постоянно приходится вставать на ноги и поправлять ему съехавшую кожу. Хотя есть и плюсы. На снегоходе сиденье холодное, а тут... а тута...

Уселись мы, поехали. Тут мы с Серёгой их кривым ногам позавидовали. И снегоступы у них один за другой не цеплялись и на олене с кривыми ногами лучше. Много видов оленей на свете. Самые мелкие - меньше собаки, а самые крупные - с хорошего коня. А этих эвены по себе выбрали.

Вообще-то на олене ехать удобнее, чем на лошади. Мол, не надо так сильно ноги раскорячивать. Палка длинная только нужна. Ветки от лица убрать, опереться. Управление самое простое: стукнул по морде справа - повернёт влево. Стукнул слева - вправо поворотит. Верёвочка на морде чтоб остановить, ну и на всякий другой случай, - привязать. Скорости ногами переключаются. Ударил каблуками под брюхо - включилась следующая. Даже есть дополнительный сервис. Упал с него, - он автоматически останавливается. А навигатор круче любой электроники! Сам всё знает.

Вначале падали мы с оленей часто. Регулярно, можно сказать. Хоть палка и помогала опираться, но без гарантий. Обопрёшься на неё, а это под снегом наст был. Ну и проткнулся. И пока мы выпутывались из снега, олени стояли и смотрели на нас грустными глазами. Они нас жалели, это было понятно! Ехали мы медленно. Но даже если олень шагом идёт, то все равно до 10 км/час можно проехать. Вот и пришли мы раньше молодых.

*

Встретил нас дед с бородой Хоттабыча. Редкой, белой, порядочно выдерганной. Встретил под аккомпанемент своры собак.

- Ну что, достали свою машину? - был первый вопрос старика, только не работает, так?

Ага, хитрец, внуков расспросил.

- А что, - только и пытались спросить, - внуки твои, дед, пришли? Чё ли?

Тут опять снаружи собаки залаяли - Коля с Ваней прибежали.

Из пояснений мы поняли, что ночью, как метель была, отбили волки быка и трёх важенок. Оленух то есть. Собаки бились, да одолеть не смогли. Вот и послал дед собаку за внуками, чтоб оленей у волков отбить.

Насколько важны олени в жизни эвена можно судить хотя бы потому, что для оленьей самки в их языке есть около двадцати названий.

- Вань, - спросил я парня, - а как дед узнал что угнали четверых оленей? Он что, видел? Их же не посчитаешь!

Я так спросил, потому что на мой взгляд пропади из того стада даже сто оленей лично я бы не увидел. А что, математики, со знанием высшей арифметики, вам слабо? Какую формулу применять надо? Как тут синус под косинус засунуть? Слабо среди тысячи оленей, которые то бродят, то бегают, то дерутся, - четырёх недостающих увидеть?

- Посчитать очень просто. - Разъяснил Коля. - Есть старый способ пастухов всего мира! Пастух это тысячелетняя, древнейшая профессия. Они придумали!

- И как?

- Нужно посчитать количество ног и поделить на четыре. - Зубоскал.

Ага! А если честно, то выяснилось что и дед и внуки «просто» знали всех своих оленей "в лицо". А мы удивляемся Цезарю, который всех своих солдат в лицо знал.

- Ладно, сказал дед, - надо чай пить, потом камлать, потом быстро оленей спасать. А то волки задерут.

Разлили чай, пьём. Меня Серёга в бок толкает:

- Не понял. Если оленям опасность грозит, то бегом бежать надо, а не чаи распивать. Тем более танцы-манцы под бубен с камланием устраивать.

- Чай надо пить, иначе бежать сил не будет. А Камлать... Как ты узнаешь куда волки оленей погнали, если не камлать?

- Что значит как? По следам!

- А как ты следы под снегом найдёшь, ты что, рентген? Ночью буран был. Замело всё.

Мы переглянулись. Если честно, я думал что люди живущие в тайге должны след и через год находить. Ну, так по крайней мере Джек Лондон с Фенимором Купером уверяли. Так что? Они, выходит, людям лапшу вешали?

Дед попил чай и стал не торопясь вытаскивать из сундука вещи. Накидку. На ней было нашито множество маленьких верёвочек из материи. Это чтоб было за что духам цепляться. Два зеркала. Одно спереди, другое сзади привесить. Чёрная вышивка - символический ворон. Настолько символический, что если бы дед гордо не пояснил что значат эти каракули, то сами мы ни за что не угадали бы. А ещё огромный бубен измазанный оленьим салом со всякими колокольчиками и тесёмками.

Дед готовился тщательно. Долго переодевался, сушил у огня кожу своего бубна и пробовал пальцем. Короче всё на полном серьёзе. Взаправду.

- Коля, - поманил пальцем поближе, - а ничего что так долго твой дед наряжается? А то может уже волки оленей поели и спать пойдут? А?

Вежливый юноша Коля посмотрел на меня так, как будто я тяжко болен и ему меня жаль. А в ответ не сказал ничего.

*

Бум! Бум! Бум! - Бил бубен. - Йы-ы-ы, ку-гы-ы-ы... - гундосил дед. Верёвочки на одежде его болтались, это значит за них духи цепляются. Типа: работает! Зеркало сзади отгоняет плохих духов. А в зеркало спереди подходят добрые духи посмотреться. Шаман видит какие духи хорошие и впускает их в себя, а плохие сзади отражаются. Вроде реактивной тяги.

Дед бил в большой бубен, колокольчики на нём дрожали и было похоже что это сосульки сыплются. Он поворачивался подпрыгивая то на одной ноге, то на другой. То ноги его выпрямлялись в коленях, то он их сгибал и почти ползал по земле. Становился на колено — слушал землю. Потом подпрыгивал подставляя ладошку козырьком, а даль вглядывался. Каждый раз выпрямляясь он откусывал кусок чего-то и жевал продолжая свою песню без привычных слов и музыки.

- Йая-ы-ы-ы-ы! Нын-нын-нын-нын!

Я спрашивал у Вани, только он этих слов не знает. Говорит что на таком языке духи между собой говорят. И дед с ними так разговаривает. Дед его ещё этому не учил. Говорит пока рано. Надо перед смертью, чтоб всё полностью передать.

Меня смешило детское отношение и доверчивость. Внуки дедовы сидели глядя на деда и кивали головами. Вот что значит ни дня в школе. Образование — штука важная. С физикой не поспоришь! Я старался сжимать зубы, чтоб не смеяться, когда дед-мошенник "под мухомором" заунывным голосом начал рассказывать над чем он "пролетает", что видит. Я косился на Серёгу, а Серёга на меня. Самое смешное то, что дед описывал полёт сверху так, как будто на самом деле видел. Даже когда через облако пролетел. Хотя одна фраза сильно поразила меня правдоподобностью:"...очень тонкие берёзы и их очень много..." - так произнёс дед. Те, кто летал на вертолёте заметили, наверное, что высокий берёзовый лес с него кажется тоненьким-тоненьким. И чем выше деревья, тем тоньше кажутся. Даже удивляешься, как они стоять умудряются. Не ломаются. Такой эффект дают перспектива с обратной перспективой ствола дерева.

Дед громко ныл и притопывал одной ногой. Покурить мы не шли только из воспитания. А дед дальше описывал то что видел:

- ...ручей под снегом, скалка небольшая его перегородила. Наверху олени сбились в кучу. Внизу вокруг скалы лежат волки. Много. Тут пять, там семь... Потому собаки и не могли оленей у них отбить. Место это со стороны не видно. Распадок. Ручей совсем не большой. Найти трудно. Напротив выхода ручья в реку, на другом берегу реки стоит скала, на ней сосна поваленная. Её сегодня ночью ветром сдуло. Время от времени дед макал пальцы в чашку с водой и брызгал на нас и на всё.

- А где это, дед, что, аж за перекатом или тут? - спрашивает Иван, - дед стал что-то бормотать на своём, бить себя ладонями по лицу, кружится и мычать.

- Тут, тут, тут, тут! - кричит дед, танцует и машет руками, как отгоняет кого. - Не сердись! - Выкрикивает дед закрывая лицо руками. - Оставь мне глаза! Я тебе свежей печени дам! Много дам а ты помоги нам! И глаза дам! Только помоги!

- Видишь, - всполошился Коля, - на деда нападают. Не знаю почему так. Вроде они как на кого-то из нас обиделись. Сильно нападают, могут деду глаза выбить. Ослепнет. Надо деда забирать. Они с братом подошли и взяли под руки брыкающегося деда.

Мы с Серёгой хихикали что называется «в усы» над такой дичью.

Лёг дед. Глаза закрыл. Пока он прыгал, я у Ваньки выяснил про то, что дед жевал во время камлания.

- Мухомор сушёный, - пояснил он, с мухомором дед на "тот свет" из этого попадает и душа его может без тела по миру полетать и всё увидеть. А без мухомора проход в "тот мир" не открывается. Так ум устроен.

- Ну да, а с мухомором можно даже на Марс без скафандра, - подхихикнул Серёга. И я с ним был абсолютно согласен!

Разъяснилось хитрое дедово колдовство. Дед раскрыл глаза а в них явно виделись два смайлика - два красных мухомора!

- Сейчас маршрут расскажет, - с иронией обронил Серёга.

Но вместо этого дед начал дёргать себя за бородёнку и философствовать:

- Граница между добром и злом проходит через сердце человека. Это не зло, если его человек делает по незнанию.

Сказал это и тут же уснул.

Скала

Бежали мы по реке часа два. И точно, если бы такого чая не попить - не смог бы так долго бежать.

Колян первый, мы, потом Ваня. Это чтоб без приключений. То есть ясно, что не доверяли они нашему опыту и знанию тайги, чтоб с нами ничего не произошло в середину поставили. Как детей охраняли.

Неожиданно Коля остановился и стал свою сумчонку со спины скидывать. Снял, узел развязал, вытащил что-то. Развернул на снегу.

- Эй! - закричал он неожиданно и задрал голову вверх. - Кэрэ, я принёс тебе, что мы обещали!

Мы тоже задрали головы вверх - там кружил здоровенный таёжный крук, - ворон.

- Кэре! - Продолжал Ваня, - почему ты обидел нашего деда? Наш род дружит с твоим родом с тех пор как замёрзла тундра. Ты помнишь как мы нашли тебя подстреленного, как лечили? Мы всегда были рады что наши роды вместе. Мы хотим чтоб так было всегда! - Он расправил газету на снегу. - Вот! Дед обещал тебе свежей печени. Возьми. И ещё глаза молодого оленя, чтоб твои глаза и дальше были молодыми и хорошо видели! Не держи на нас зла, если тебе что-то не понравилось. Дед велел сказать тебе: " Граница между добром и злом проходит через сердце. Это не зло, если его человек делает по незнанию." Мы не хотели с тобой ссориться!

Покричал так в небо, одел сумчонку и дальше побежал. А у меня в душе впервые мысли о настоящем колдовстве зашевелились. И окрепли, когда я увидел как с вышины неба загнув крылья крюком к газете падает ворон. А ещё минут через десять я убедился в том, что Петр Иванович был прав. Впереди я увидал на левом берегу скАлку небольшую. На ней лежала корявая сосна выломанная из камня с корнем. Не унесло её ветром потому, что камни осыпались и придавили прическу этой узловатой инвалидке. А направо, как раз напротив тоже распадок. Все как дед говорил. А братья даже не удивились тому, что всё так совпадает. Как по карте. Между выражениями «я убеждён» и «я убедился» лежит опыт.

*

Вверх, в распадок ещё добрых полчаса пробирались. Но тут уже не бегом. Тихо-тихо.

Все четверо оленей стояли на скале. Точно на такой, как описал её Пётр Иванович. Там, где он указал. Волки лежали свернувшись калачиками внизу вокруг скалы. Если бы не знать как они там расположены, то "ихний караул" не дал бы подкрасться. А на самой высокой берёзе, над волками сидел здоровенный ворон.

Олени загнанные на скалу уже порядком устали стоять в одной позе на одном месте. Это был один из способов волчьей охоты не встречающийся в литературе. Обычно описывают волчью погоню. Но чаще происходит так.

Волки гонят жертву. Часто жертва и убегает от стаи вроде как в шутку. Часто разворачивается и сама гоняет волков. В том и есть разница между одним волком и стаей. И стае наплевать каких жертва размеров и силы. Потому что они - стая. Высшая организация Жизни. А значит у них уже преимущество. Единый организм с единой целью, разумом, сознанием. И стаю трудно убить или победить. Один волк всегда может заменить другого. А олени или зайцы, жертвы - каждый сам за себя. Ученые уверяют что нет у волков "волчьего языка", не могут они договориться, не могут они планы строить. Мол это всё случайно, инстинкт.

Так вот стая волков гонит жертву. Волк - животное очень выносливое. И бегает быстро. А со скоростью в сорок километров может сутки по тайге бежать. Жертва, особенно по снегу, устаёт быстрее. Ведь она для своих убийц дорогу прокладывает. Ищет жертва в панике куда бы спрятаться. Где защищённое место найти. Ведь у неё тоже в голове "полундра". И, если на пути скала, то она видит в ней спасение. Передышку. Козёл, марал по скалам хорошо идут, а волк нет. Вот и заскакивает козёл на скалу спрятаться. И рад козёл, волки внизу остались. А у него время для отдыха и восстановления сил появилось. Надежда на спасение появляется. Но, это козёл ошибается, про спасение. Он-то про еду и воду подумал, снег есть и ветки. А у волков жрать нечего. И видит в этом козёл преимущество. Только забыл он про одну мелочь. Сон. Без еды и воды можно несколько дней потерпеть, а без сна - нет. Любого сон свалит. Вот и падает сонная жертва прямо на "волчий стол", как отбивная.

Стреляли мы по волкам из четырёх стволов. Если вы про жалость говорить собрались, то пожалейте стариков из стойбищ. Стариков, в первую очередь. Потому что у малых народов Севера и до теперь такой обычай: нет достаточно еды - старики от неё отказываются, детям отдают. А там, в тех краях где карта кончается и по сей день не всегда еды вдоволь. И худые эти люди не потому что фитнесом занимаются. Совсем не поэтому.

Волков хорошо жалеть по телевизору. За пару зимних месяцев стая волков вырезает около пятидесяти оленей. Конечно, тысячу раз прав тот, кто скажет что ЛЮБАЯ ЖИЗНЬ достойна любви и уважения. НО! Я бы всё-таки оленей пожалел. Да и вы тоже, если бы видели их глаза, когда они со скалы к нам спустились. В этих глазах как в чёрных масляных линзах всё отразилось. Весь жестокий и красивый мир.

*

Потом был пир. Хаживали и сиживали, так что будьте покойны! Лицом в салат не ударим! И вкус французской жабы знаком и страсбургский паштет с червяками известен и кенгурой закусывали. Но тут блюда были такие, что ни Париж-мариж ни Берлин-мавлин рядом не стояли.

После кружки горячей оленьей крови в голове зашумело, завертелось, поплыло всё. Помните, как укол «горячий» в вену. Правда через пару минут прошло и осталась только сила в теле. Ощущение силы было такое что попадись сейчас медведь - заломал бы!

А вкус мозга оленьих берцовых костей вам, читатель, не знаком? Костей, которые висели около огня целый год. И от ожидания и хотючих взглядов треснули повдоль, стыдливо показывая самое вкусное что может быть во вселенной?

А нарезанный как батон желудок оленя, с молодым ягелем, который он час назад ел?

А чукин? Кусок жареного мяса в оленьем жиру?

А просто варёная оленина? Нежное мясо важенки. Хотите рецепт? Да запросто. Свежее мясо нарезать. Бросить в казан. Засыпать снегом и поставить на огонь. Как закипит - готово. Если дольше варить, то все витамины умрут. Берёте рукой, прихватываете зубами и ножом отрезаете около носа. Снизу вверх. Осторожно!! Видели какой у эвенов нос? Так что осторожно!

Когда жители Европы в книгах начинают рассказывать что оленина должна подаваться с красным терпким вином, появляется острое желание подержать этого автора-фантаста за ухо.

Деда дедом совесть больше не позволяла называть. Уважительно Николаем Петровичем звали. Стыдно перед ним было за фамильярность нашу глупую. Но он сказал: Граница между добром и злом проходит через сердце человека. Это не зло, если его человек делает по незнанию. А мы теперь знали.

Провожали нас до избы Колян с Ванькой. Мы уже почти уверенно ехали на олешках изредка опираясь на палку. Нам их четыре штуки дали. Двух про запас. Как запчасть. Ну и как багажных, для гостинцев, которые мы везли от Николая Петровича и двух его внуков. А все свои "магазинные" запасы мы ребятам оставили. Нам они к чему? Дома холодильник с колбасой есть.

- Вы снегоход-то утащИте к себе, бензонасос потом закАжете, отремонтИруете, - говорили мы с грустью расставания. А ещё настроения не было потому, что путь домой нам предстоял ой какой нелёгкий. Долгий.

- Я его завтра отремонтирую, однако. Раз плюнуть! И буду ездить! Оленей гонять! Там бензина, правда мало, но привезу на оленях!

- Хвастун ты, хвастун Ванька! - Потрепал его по холке Серёга. Там такая конструкция, что не от каждого эта запчасть подойдёт! А новый корпус не отольёшь...

- Не надо мне новый корпус, я и со старым ездить буду!

- Синей изолентой замотаешь? - засмеялись мы хором.

- Да! Замотаю! Вон я нарты замотал, второй год держатся!

Ну, тут мой Серёга не выдержал. Мол дураков учить надо! А наука, это всем известно, лучше всего с потом впитывается.

- Сколько проедешь на своём замотанном, - говорил Серёга Ваньке, - столько я тебя пронесу на закорках. А если нет, то ты меня во-о-он до того поворота донесёшь! Чтоб не хвастал.

До поворота было метров сто всего, но и Серёгу с Ванькой сравнивать нельзя!

- Не то чтоб хоть донес, а хоть бы за ногу по снегу дотащил! - Говорю.

На том и согласились.

Ванька опять открутил насос. Снял шланги. Взял обе половинки в две руки и плюнул на излом. Потом соединил половинки вместе. Они легли так, что даже шва не было видно. Потом подождал и плюнул еще. Потом ещё. Капли "холодной сварки" ложились одна за другой.

- Да! - заорал Серёга, - залить его теперь водой и проморозить! Ванька, - кричал он, - ты умница!

- Он-то умница, - Колян подошёл, - а что ты там про пот и науку говорил?

Потащил Серёга Ваньку на горбу! Бежал самый-самый главный механик большущего завода как жеребец, аж подскакивал. И обратно тоже бегом!

Поставил Ваньку на ноги и говорит:

- Ванюшка! Я знаю что ты человек добрый и... Ты прости меня за моё зазнайство. А если надумаешь свою тайгу бросить, то приезжай. На завод помогу. Подучиться помогу. Короче можешь на меня как на родню рассчитывать.

- Спасибо, - маленький эвен смотрел на дылду-Серёгу снизу. - Спасибо за приглашение, только у меня тут и дед и брат и олени! Лучше вы к нам хоть зимой хоть летом.

Ну, ребятки, забирайте своих олешков. Мы теперь и так доберёмся.

Собирали нас второй раз в дорогу. Теперь уже окончательно. Перегрузили свои вещи в снегоход, дали круг. Посмотрели, пошатали - всё было в лучшем виде!

Подошёл Колян, принёс ружья и воткнул в баул на снегоходе. А у самого глаза как у тех оленей. Жалисные. И несмотря на тонкий разрез бездонные.

Я знаю, что Серёгино ружьё дорогое, с финтифлюшками всякими, золотом и резьбой. Поэтому мне было немного неловко ему прямо сказать:

"Серёга, давай не будем свинствовать, давай ружья ребятам оставим, хоть оленей и не берём.

- Знаешь Серёга, - начал я мямлить..., - мы это... ты понимаешь...

- Подожди, - Серёга протянул в мою сторону руку, как бы ограждаясь, - потом скажешь. У меня важнее! Не правы мы с Коляном и Ваней. Ружья придётся оставить и даже не думай мне возражать!

Да, конечно же! Как же по другому? Всё так и должно быть среди мужиков. Только нафига тут слёзы в глазах? Не знаете? А я знаю. Это от гордости за друга.



Фридрихсхафен. Мак Кинко. 14.02.19

Рейтинг:
7
Тульский в чт, 14/02/2019 - 16:24
Аватар пользователя Тульский

Отлично. + только к через чур длинно.

__________________________________

Искатель

https://www.newauthor.ru/blogs/tulskij

Тут все мои творения.
Да с аннотацией.

mak kinko в чт, 14/02/2019 - 17:10
Аватар пользователя mak kinko

Отлично. + только к через чур длинно.

Я знаю твои проблемы. Честно говоря не думал, что ты будешь читать. Но ради сокращения рассказа, чтоб тебе не трудно читать было, мы тут с Серёгой созвонились, он меня не стал сразу в первую ночь есть. Так что, тренируйся.

__________________________________

mak kinko

Алексей Тихомиров в чт, 14/02/2019 - 18:57
Аватар пользователя Алексей Тихомиров

С навигаторами вечная проблема, заведут куда то, сломаются. Потом выбирайся как хочешь Smile

mak kinko в чт, 14/02/2019 - 19:50
Аватар пользователя mak kinko

С навигаторами вечная проблема, заведут куда то, сломаются. Потом выбирайся как хочешь

Пару лет назад в Словении тёмной ночью вывел на верх скального утёса. С обрыва метров триста вниз нужный адрес. Рядом табличка: медведица, два медвежонка и турист перечёркнутый.

__________________________________

mak kinko

Евгения Светланова в чт, 14/02/2019 - 22:33
Аватар пользователя Евгения Светланова

Очень интересно, только на части бы разбить. +

Булахова Ирина в чт, 14/02/2019 - 23:22
Аватар пользователя Булахова Ирина

Шикарный рассказ. Насладилась

__________________________________

Хризантема

mak kinko в пт, 15/02/2019 - 10:38
Аватар пользователя mak kinko

Очень интересно, только на части бы разбить. +

Шикарный рассказ. Насладилась

Спасибо. На части - нужно долго сидеть и отправлять. Большая улыбка

__________________________________

mak kinko

Думов Василий Н... в пт, 15/02/2019 - 13:29
Аватар пользователя Думов Василий Николаевич

Интересно.

__________________________________

dvn

Алла Воронкова в пт, 15/02/2019 - 14:24
Аватар пользователя Алла Воронкова

Шикарный рассказ. Насладилась

2

__________________________________

Ведь чудо всегда ждёт нас где-то рядом с отчаянием

Алла Воронкова в пт, 15/02/2019 - 14:24
Аватар пользователя Алла Воронкова

концовка до мурашек...

__________________________________

Ведь чудо всегда ждёт нас где-то рядом с отчаянием

mak kinko в пт, 15/02/2019 - 15:00
Аватар пользователя mak kinko

концовка до мурашек...

Цветок

__________________________________

mak kinko

axtro в пт, 15/02/2019 - 15:10
Аватар пользователя axtro

Впечатлило.
Читается влёт, не отрываясь. Всё очень реально. Не знаю, выдумка или нет, но всё так ярко, что думать об этом не хочется.
Отличный рассказ!

__________________________________

Я старый, я паровоз видел...

mak kinko в пт, 15/02/2019 - 15:52
Аватар пользователя mak kinko

Впечатлило.
Читается влёт, не отрываясь. Всё очень реально. Не знаю, выдумка или нет, но всё так ярко, что думать об этом не хочется.
Отличный рассказ!

Спасибо. А у меня кончик пальца на холоде болит. Там кусочек выпал. Это потому что приморожен. Печалька(

__________________________________

mak kinko