Блог портала New Author

Государственный уклад

Аватар пользователя ARHIMED BELL
Рейтинг:
2


Эмир торжествовал. Ему удалось-таки столкнуть лбами ещё вчерашних союзников, стоявших у стен его крепости. Именно в этом и заключалось искусство дипломатии. Правда, в ход переговоров пытался вмешаться его визирь. Возможно, он хотел как лучше, да поспешил. А может, его подкупили, и действовал он в интересах врага. Что за времена настали? Все лезут, суют свой нос, куда не надо. Он мог своим неумелым вмешательством свести на нет многодневные старания правителя.

Чего ему не хватало? Ведь он видел, как эмир день за днём неспешно и аккуратно плетёт паутину разногласий в стане врага. Но полно о визире. Теперь его тело клюют вороны. Эмир не стал разбираться, что и как произошло с его вассалом, а просто приказал его вздёрнуть на виселице. Слишком много было поставлено на кон. Он ни за что бы не уступил противнику город, расположенный стратегически выгодно. Так выгодно, что к нему давно тянулись загребущие руки соседей.

Но длительная осада неизбежно бы привела к голоду и чуме. Правители соседних государств сговорились, объединились и пошли против него войной. Вообще-то, этого давно следовало ожидать. Было удивительно, что они до сих пор медлили. А повод к войне нашли смехотворный. Им, видите ли, недоплатили налоги с последнего сбора урожая его купцы, что пользовались проходами к морю на их территории.

Осадили крепость, не решив штурмовать, имея при этом тройной перевес. Глупо. Стены крепости были крепки и практически неприступны. Но слабые места всё же были. Правитель об этом знал, и будь у его противников хоть толика сообразительности, то они бы без особого труда вычислили уязвимые места, и поняли, куда нужно направлять мощь стенобитных машин. Однако слухи, распространённые эмиром ещё давно о том, что крепость неприступна, оказались сильнее их разума. Неужели их не научили в своё время, что неприступных цитаделей, по определению, не бывает? Пробили бы брешь хоть в одном месте, и тогда его гарнизону ни за что не устоять. Он хлопнул в ладоши.

- Этей!

- Я здесь, мой господин, – в покои вошёл облачённый в сияющие доспехи его главнокомандующий, держа под мышкой шлем с огромным плюмажем.

- Что говорят о казни моего визиря?

- Многие шепчутся о вашей недоверчивости и излишней жестокости.

- Вы все до сих пор живы благодаря моей недоверчивости и жестокости. Послушай, держать толпу в узде, а солдат в подчинении можно только жестокостью. А строгая дисциплина лишь этим и достигается. Не наградами и поощрениями. Не пафосными речами о родине и знамёнах. Ни даже устрашением кары Аллаха. Ты сам знаешь, что именно дисциплина является залогом любой победы над любым противником.

- Мне кажется, вы не правы. За свою родину многие отдадут жизни.

- А как же чернь? А эти жирные торговцы-перекупщики? А лицемерные чиновники? Не любят правителя, не уважают законы, укрывают доходы, чтобы не платить налоги. Взятки берут, мерзавцы. Недовольны государственным укладом. Эти продадут, и глазом не моргнут. Это ты у нас такой патриот. А может, нет?

- Я был, и буду верен своему государству. Я присягнул на верность. Наши знамёна для меня священны…

Эмир жестом остановил начинавшиеся разглагольствования о чести и долге. Все эти речи с некоторых пор вызывали лишь отвращение.

- Это ты будешь говорить своим воинам, когда поведёшь их в бой. Да будет тебе известно, что абсолютно верными своей идее могут быть лишь религиозные фанатики с промытыми мозгами.

Эмир задумался. Этей пытался опровергнуть, казалось, незыблемые истины. Только он мог сказать ему это в лицо. Эмир ему доверял. Насколько это было возможно. Естественно, полностью доверять нельзя никому. Порою, даже себе самому. Особенно, в данной ситуации. Его враги разругались и сами чуть не передрались у стен его крепости. Затем они сняли осаду. Надолго? Этей был храбр и обладал даром полководца. Он выиграл несколько сражений, за спинами не прятался, и был всё время в авангарде. Солдаты его уважали. Они готовы были пойти за ним в любую схватку. Однако и он не ведал, что победа бывает абсолютной только в том случае, когда не пострадает ни один из воинов.

Отпустив Этея, эмир отправил прочь из покоев слуг, и уединившись в потаённой нише, переоделся в лохмотья нищего. Покинув дворец подземным лабиринтом, правитель выбрался на тропинку, и вышел по ней на узкую улицу, ведущую к рыночной площади. Вокруг сновали прохожие. Разномастная толпа конных и пеших. Торговцы вели под уздцы ослов, запряжённых в повозки с товаром. Краем уха правитель улавливал разговоры о предательстве визиря. Многие были недовольны налогами, ценами. Некоторые даже поносили и проклинали эмира за его жестокость. На подходе к рыночной площади собралась толпа и эмир заинтересовался. Он вообще не любил стихийные собрания сброда, которые зачастую заканчивались погромами. Протолкавшись к центру сборища, он увидел, как один из сборщиков податей стегал плетью простолюдина, привязанного к позорному столбу. Сидевший на ящике писарь отсчитывал удары. Простолюдин выл от боли и извивался, проклиная своего мучителя. Толпа с интересом наблюдала за экзекуцией.

- За что его так? – тихо спросил эмир ближайшего зрителя, опираясь о посох.

- Отказался платить налоговый сбор.

- А может, у него нет денег?

- Он мог бы просить об отсрочке. Мог бы взять монет у ростовщика или в долг у соседа. Но он отказался, а это уже против закона. Ему назначили тридцать плетей. Половину он уже получил, и всё равно наказание не освобождает от уплаты подати. И потом, как это денег нет? Урожай-то он собрал, наверное, с половину продал.

Эмир выбрался из толпы и направился в сторону рынка. Эти подати он когда-то ввёл по причине плохой наполняемости казны. Обезглавив прилюдно для острастки сразу дюжину нечистых на руку чиновников, он обнаружил, что налоговых сборов всё равно не хватает. Надо было содержать армию. Урезав аппетиты высокопоставленных чинуш и введя новый налог, он сумел выправить ситуацию. А они не хотят платить. Несчастные, кто же тогда вас завтра защищать-то будет!

Постукивая посохом, правитель приближался к рыночной площади. В голубоватой дымке всё отчётливее проступали шпили минарета, построенного в его честь. По обочинам с обеих сторон показались четыре виселицы, на одной из которых покачивалось тело его визиря. На шее болталась табличка с лаконичной надписью: «Предатель и отступник».

Правитель потолкался в рядах и прислушался к разговорам. А говорили-то вовсе не о том, что враг позорно ретировался с поля боя и угроза долгой осады миновала. Судачили о ценах, о суровых законах и непомерных налогах. О жестокости и беспощадности эмира. О несправедливости. Богатые богатеют, бедные беднеют. Надо бы этого правителя сместить с престола и предать в руки палача. Богатых раскулачить и вздёрнуть на всех столбах. Всё их добро раздать бедным. Сделать суды справедливыми, а права для всех равными. Покидая рынок, правитель всё думал. «А разве я этого не хочу? Я разве не мечтаю о сохранении и процветании своего государства, своего народа? Я ведь всё для этого делаю. Я знаю, что будут всегда недовольные и строптивые. Что будут то тут, то там вспыхивать мятежи. Потому, что всем не угодишь. Государство крепко своими законами. И тем, как эти законы соблюдаются. А нарушители законов должны соответствующим образом наказываться».

И всё же. Во всём этом что-то было неправильное. Что-то ускользало из поля его понимания. Сколько раз он собирал своих мудрецов-звездочётов. Сколько раз задавал им вопросы на одну и ту же тему: что в государстве делается не так? Но кроме лести и угодничества разумного ответа так ни разу и не услышал.

Наутро служанка пришла в покои, и преклонив колени, изрекла:

- Повелитель, явился командующий Этей. Он просит, чтобы вы его приняли. У него срочные вести.

- Зови.

Как только рабыня удалилась, в комнату эмира буквально ворвался Этей. На лице его читалась тревога. Вскинув руку в приветственном салюте, он произнёс:

- Мой господин. Войско халифа Омеяда боевыми порядками расположилось у стен. Готовят стенобитные орудия.

- Ну что же. Пришло твоё время, Этей.

Этого следовало ожидать. Не одни, так другие. Таковы законы развития цивилизации, и ни один правитель не в состоянии их обойти. А что же устрой государственный? Так если не судьба одержать победу, то вряд ли для черни всё изменится в лучшую сторону. Будут те же законы, и тот же уклад. Такие же подати и такие же плети.

Только при новом правителе.

ARHIMED

Рейтинг:
2
Сергей Викторов... в пт, 07/12/2018 - 23:35
Аватар пользователя Сергей Викторович Тишуков

От перемены мест правителей, устои государства не меняются. Озарение +

__________________________________

Сергей Тишуков

ARHIMED BELL в сб, 08/12/2018 - 08:36
Аватар пользователя ARHIMED BELL

Благодарю за отзыв

__________________________________

ARHIMED