Блог портала New Author

Лекарство - это сила!

Аватар пользователя Валерий Рассвет
Рейтинг:
2

Сеченов собирался на работу. Времени до автобуса было хоть отбавляй, поэтому он не торопился, напевая - "не надо печалится, вся жизнь впереди" ... - не спеша сделал бутерброды, затем решил присесть, покурить на дорожку. Поглядывая в окно, он задумчиво курил, строя планы на выходные. - "Махнуть в воскресенье с друзьями на рыбалку или поехать с Люсей за грибами? Ведь ноет всю неделю: - поехали, поехали! Все знакомые с полными кошёлками возвращаются"!

Вдруг у Сеченова внезапно что-то заурчало внутри, он схватившись за живот, ринулся в туалет. Там он просидел минут десять, чертыхаясь, кряхтя, потом вышел потный, красный и зол... нет, не на весь свет, а только на жену, Люську, которая сейчас была на работе.


Когда он открывал дверь в ванную, в коридоре появилась мать, которая шла на кухню с какой-то тарелкой. Увидев сына, который что-то бубнил себе под нос, мать проходя мимо, ласково спросила:
- На работу собираешься сынок?
- Куда ещё! - зло ответил он, открывая кран. Мать быстро юркнула в кухню, где принялась мыть тарелку, громко шмыгая носом. - "Обиделась!" - подумал Сеченов, вытирая полотенцем руки. Он зашёл на кухню и беря мешочек с бутербродами и термосом, сердито сказал:
- Удружила вчера Люська. Притащила с работы слив от какой-то подруги. - "Возьми, поешь "витаминок"! Свои, без химии"!
Чёрт их подери! Я и слопал целую тарелку! Болван старый! А сейчас на работу, а живот прохватило!
- Понос? - спросила обеспокоенно мать, ставя тарелку в шкаф.
- Вроде того! - вздохнул Сеченов, идя в коридор, одеваться.
- Подожди! - сказала мать, быстро идя к себе в комнату. - У меня где-то есть лекарство от поноса.


Она надев очки, пять минут открывала один шкафчик за другим, рылась в каких-то разной величины коробочках, перебирала то какие-то пузырьки, то таблетки, напряжённо вчитывалась в названия лекарств, разочарованно вздыхала:
- Это не то! - тут же сама себе задавала вопрос: - так где же они? - и опять начинала поиски заветного зелья. Сеченов нервно топтался на пороге материнской комнаты, затем не выдержав, махнул рукой:
- Ладно мам, не надо! Пойду я! Как нибудь... - но не уходил, слыша как мать громко шептала:
- Подожди Володенька! Сейчас найду! - наконец она воскликнула:
- Вот они! Я знала, что есть! Ещё две таблетки остались!
- Одну надо? - спросил сын, входя к матери в комнату. - Точно поможет?
- Поможет, поможет! - уверенно забормотала мать.
Сеченов быстро схватил упаковку с двумя таблетками на пластине и побежал на кухню. По дороге подумал: - "Выпью две! На всякий случай"! - запив таблетки водой прямо с горлышка чайника, он уже хотел выбросить упаковку с пустыми ячейками в мусорное ведро, но вдруг его осенило:
- Дай-ка пойду проверю на компе, что за лекарство? Ещё есть пару минут.


Он быстро набрал на клавиатуре название, благо комп ещё не выключил и посмотрел на монитор.
- Мама! - истошно закричал Сеченов.- Ты что мне дала?!
Прибежала враз побледневшая мать и взволнованно спросила:
- Что Володя случилось?
- Что ты мне дала? - простонал сын. - Господи! Здесь написано:
"Основное преимущество этого препарата, что это слабительное средство быстрого действия". - голос Сеченова дрожал, буквы на мониторе раздваивались, может потому, что у него на глазах выступили слёзы.
- Неужели перепутала? - немного заикаясь, пробормотала мать, прислонившись к стенке шкафа.
- Как мне работать? - сын схватился за голову и стал качаться из стороны в стороны. - Мне же в ночную работать, паркет монтировать. Всё время согнувшись на полу...
- Может не пойдешь? - чуть не плача зашептала мать, держась за сердце.
- Да ты что? - взорвался Владимир, вскакивая.
- Утром маляры придут стенки красить, а мы должны уже пол положить и плинтуса "присобачить"! Кровь из носа! - повторил он слова прораба. Взглянув на мать, он вдруг её пожалел.
- Ладно мам, как-нибудь! - и поплёлся в коридор, одеваться. По дороге, прислушиваясь к самочувствию желудка, запоздало подумал:
- "Надо же было сперва проверить название лекарства на компе". Сколько уже раз мать сама протягивая ему упаковку с лекарством спрашивала:
- Сынок, прочти от чего это лекарство?
Он искал в интернете название, а потом объявлял с видом знатока-врача:
- Это для работы почек, - например, - или от печени...
И мать вздохнув тяжело, забирала лекарства, всегда приговаривая:
- Для почек мне надо! - или - От печени обязательно приму, а то, что-то не хорошо чувствую с печенью.
Мать принимала лекарство, надо не надо, у неё был наверное, склад лекарств от всех органов, которые были у человека. Владимир уже не раз ругался за это на мать, но ничего не помогало. Один поход в аптеку и мать тащила в дом опять ворох медикаментов.


Сеченов хотел нагнутся, но передумал, взяв ботинки, решил пойти на кухню, на всякий случай сесть на табурет и накинуть обувь на ноги, сидя. Но сначала со злостью опять выкинул использованную упаковку лекарств в мусорное ведро и с ужасом, уже садясь, подумал: - "Хорошо ещё мать не нашла в придачу таблетки снотворного. Не хватало ещё завалиться на работе, заснуть и обделаться. Вызовут скорую, позору не оберёшься"! - от этой тревожной мысли, он чуть не свалился с табуретки. Здесь на кухню зашла мать, держа что-то в руках.
- Вот! - протянула она ему ему что-то белое.
Пыхтя, вспоминая разными нехорошими словами супругу и её, точнее, подруги сливы ( "чтобы они больше у неё не росли, позасыхали все деревья к чёрту"! ) зашнуровывая ботинок, чуть подозрительно, искоса снизу взглянув на "это белое", он спросил:
- Что это?
- Это вы мне с Люсей купили, когда я с ногой мучилась, не могла ходить.
- "Памперс"! - чуть не вскрикнул Сеченов. А потом внезапно подумал:
- "А что? Это выход! Вдруг несчастье произойдёт в самый неожиданный момент! Хотя какой здесь может быть ожидаемый? Ведь несчастье - всегда случается неожиданно"! - он чуть не сплюнул от досады и обиды на пол. Но представив на миг, что это "несчастье" произойдёт, не дай бог, скажем в автобусе или может того ещё хуже, на работе, на полу, когда он будет стоять с товарищами на коленях, аж судорога прошла через всё тело, отчего он даже подумал: - "началось"! - и рука сама собой потянулась за памперсом.


Одевая памперс, он чуть не заплакал, увидев себя в зеркало. Особенно топорщился "перед", будто у какого-нибудь солиста балета. Так и оказалось! Трусы ни в какую не хотели влезать поверх этого белого "монстра"!
- "Чёрт с ними, пойду так"! - неожиданно даже для себя решил он, стараясь изо всех сил не смотреть больше на себя в зеркало. А то с чёрными усами, белые памперсы как-то не очень гармонировали, что даже хотелось заплакать навзрыд.
- "Ещё опоздаю на автобус"! - быстро натягивая брюки и застёгивая осторожно замок на ширинке, чтобы случайно не зацепить складку памперса, которая зараза, словно хотела вылезть наружу. - подумал он, поворачиваясь задом и смотря на себя в зеркало.
- "Ну и задница"! - мелькнуло у него, но времени на рассматривание строения тела больше не было и он напоследок хлопнув себя по попе, побежал из квартиры. Мать больше не показывалась, наверное, пряталась за дверью.


В автобусе он хотел было позвонить жене, отругать Люську, но передумал. Было много людей вокруг, да и желудок вроде не "капризничал". А сидеть было очень мягко, что даже несколько раз, Сеченов с удовольствием, чуть подскакивал в кресле на крутых поворотах. "Необыкновенное чувство"!


Встретив двух товарищей, они покурили перед объектом, поговорив о тот, о сём. В раздевалке, Юрий, молодой напарник, рассказывал смешной анекдот. Сеченов смеясь, совершенно забывшись, стал быстро раздеваться. Внезапно, наступила тишина. Гнетущая! Владимир, накидывая на тело майку, ждал конца анекдота и в предвкушении финала, по инерции смеясь, вдруг застыл.
- "Ёп....! Я же в памперсе"! - холодея от этой мысли, застыл Сеченов. Из майки он не хотел даже вылазить, высовывать голову.
- Что это? - почему-то дрогнувшим голосом спросил Николай, другой напарник. Молодой Юрка прыснул от смеха.
- Ты нечего не перепутал? - спросил Николай, тоже смеясь. - Ты где ночевал сегодня?
Владимир наконец просунул голову и посмотрел одним глазом на коллег.
- Ты бы ещё в женских трусах заявился? - продолжал, ржа Колька.
- У тебя что, недержание началось? - хохоча, ехидно еле выговорил Юрка. - Ой, не могу!
Сеченов, покраснев, как бурак, лихорадочно думал:
- "Что придумать, что сказать"? - он одев майку, схватил рабочие брюки и стал быстро их натягивать поверх памперса.
- Что Володька с тобой? Проблемы?
- Да! - произнёс трагичным голосом он, вытирая выступивший пот со лба. Внезапно он почувствовал такую слабость, что подойдя к столу, рухнул на стоящий рядом стул. Отчего почему-то немного вздувшийся памперс, издал неприятный на слух звук, будто он садясь, испортил воздух.
- Что с тобой? Тебе плохо? - обеспокоенно спросил Николай, подбегая к нему и наливая из графина воды в стакан. - На тебе лица нет! Только что был красный, как вчерашний паркет, а сейчас белый, как шпаклёвка!
Сеченов залпом выпил целый стакан, а в мозгу стучало:
- "Хорошо, что не вся бригада в раздевалке, засмеяли бы до смерти, а если бы остался жив, пришлось бы с позором увольняться"!
- Да мужики, у меня проблема! - прошептал он трясущимися губами. - Только я вас умоляю, никому об этом не рассказывать! - попросил он таким жалостливым тоном, что наверное, вздрогнуло бы сердце у всех палачей мира и они раскаявшись за все свои злодеяния, немедленно бы пошли и сообща вместе, повесились.
Он прикурил и начал рассказывать присевшим к столу напарникам, произошедшую с ним неприятность.


Как ни странно, во время работы втянувшись в процесс, он начисто забывал о неприятном событии, желудок совершенно работал нормально, как обычно, если бы, не ловил иногда ехидные взгляды Юрия, которого наверное, так и "подмывало" сказать какую-нибудь колкость. Да и Николай, нет и нет, ни с того ни с сего, вдруг так расхохочется, а потом вытирая слёзы, пробормочет:
- Вы извините! Это я так, о своём!


В обед они обычно весело переговаривались, слушали музыку, играли в карты, а тут тихо... Как на кладбище!
Николай с Юркой, усердно жуя, уставились в свои телефоны и ни слова. Сеченов достал свои бутерброды, налил из термоса чай и отпив глоток, взял в руки бутерброд, мучительно думая: - "Есть или нет! Вроде бы никаких нехороших позывов не было"". - он решился и немного откусил бутерброд. Юрка вдруг оторвался от телефона и язвительно спросил:
- Чего Вовка сегодня в туалет не ходишь? - и после секундной паузы, заржал.
- Наверное, собирается по чуть-чуть?
Николай тоже засмеялся.
- Ещё не полный?
Сеченов чуть не подавился, закашлялся, начал запивать пищу чаем. А Николай, продолжал:
- Лекарство - это сила! У меня знакомый был, сосед, сексуальный маньяк какой-то. Всё хвастался, сколько он раз за ночь жену любит. Это ещё в молодости было. Лет через десять, смотрю какой-то скучный ходит. Как-кто спрашивает меня:
- Не знаешь, где достать лечебный препарат - "Сила императора"? Очень говорят, хорошее средство для повышения потенции. Потом, через месяц, вижу ходит радостный. Увидел меня, кричит издали:
- Лекарство - это сила! - и показывает на пальцах, то ли три, то ли четыре, дескать столько раз за ночь. Через год, опять идёт с поникшей головой.
- Лекарство не помогло! Жена, сволочь, бросила!
Начал пить, через год и умер от белой горячки. Так что с этими лекарствами надо поосторожней! Вот так-то вот...
А потом Николай, со смешливыми глазами, спросил Владимира с деланным участием в голосе:
- Как там тебе, не жмёт?
Сеченов в это время доедал уже первый бутерброд, но при этом вопросе, кусок явно попал не в то горло. Он чуть не задохнулся, опять закашлявшись, хотел запить чаем, но вдруг вскочил, промычав:
- Да пошли вы все! Как будто с вами такое не может произойти! - и выбежав из раздевалки, кашляя, пошёл быстрым шагом курить на свежий воздух.


Утром, вернувшись домой, Сеченов, первым делом пошёл на кухню. Вытащив из шкафчика мусорное ведро, порывшись, нашёл упаковку из-под вчерашнего лекарства. Внимательно присмотревшись, вдруг прошептал, рассмеявшись.
- Я так и думал! Ну мать даёт! Лекарство то просроченное! Пять лет назад, срок годности кончился!
Он тихо зашёл в спальню. Жена спала, но услышав звук закрываемых дверей, открыла глаза.
- Как ты? - сонно спросила она. - Мать рассказала, я переживала, боялась звонить, думала ругаться будешь! Долго не могла заснуть! Как твой желудок?
- Ничего, с божьей помощью! - ответил Сеченов, раздеваясь.
- Завтра поедим за грибами? - спросила, зевая жена.
- Посмотрим! Если не обделаюсь сегодня! - он снял брюки.
Люся хотела что-то сказать, но увидев мужа, широко раскрыла глаза.
- Что это??...
- Что? Памперс, не видишь? - спокойно сказал Сеченов. - Сухой! - довольно произнёс он, отстегивая подгузник. Жена затряслась от хохота в подушку.
- А что, мать не рассказывала, как меня вылечила слабительным, вместо закрепляющего?
Люся тряслась на кровати и не могла произнести ни слова.
- Ладно ты здесь ржи, а я пошёл в туалет, потом покурю и до обеда завалюсь спать. В заднице какое-то неприятное чувство, вспотела она что ли, в этом памперсе за ночь?! - уходя, пробурчал Сеченов.

Сеченову снилось огромное поле. - "Странно, что он делает в этом поле, они же с женой поехали в лес, за грибами? А где Люся? И почему он раздетый? Нет, не полностью! На теле что-то торчит... Господи, опять памперс"?
Он бегал по полю в подгузнике и громко звал жену. Вдруг, из кустов, росших вокруг поля, показались человеческие головы, которые что-то весело кричали. Он всмотрелся. - "Да это же его бригада! Что они кричат"? - он напряженно вслушался.
- Чем здесь так воняет? - спрашивали, громко наперебой горланя они. - "Чем здесь может вонять, в поле"? - он удивлённо озирался. А потом до него дошло. - "Они же издеваются надо мной! Дескать, у меня памперс полный"!
Он резко сорвал с себя подгузник и размахивая им как белым флагом, зашагал по полю в их сторону, радостно крича:
- У меня - сухой!! У меня - сухой!!
Для чего даже поворачивался и отставлял зад.
Но все в бригаде заткнули носы, только один Николай, через нос, истошно заорал:
- Лекарство - это сила! - и покрутил пальцем у виска.
Обида с невероятным давлением, устремилась в голову Сеченова. Он откинул в сторону подгузник и стал всматриваться в землю, чем бы бросить в издевающихся, смеющихся коллег. Как назло, вокруг не было ни одного камешка. Но зато вокруг было полно черники. - "Черника в поле"? - удивился немного Сеченов.
- Ну и вонь! - закричал кто-то из сослуживцев и заржал.
- Ах, так! - разошёлся не на шутку Сеченов. - Ну держитесь!
Он стал быстро срывать ягоды и бросать в сторону бригады. Удивительно, но черника, уже летя в воздухе, вдруг сперва начала превращаться в сливы, а затем в паркетные дощечки. Те, со свистом, в конце концов, метко попадали прямо в физиономии товарищей. Но самое странное, их лица всё же были перепачканы черникой. До черноты! Сослуживцы в испуге выбежали из кустов и дали стрекача по полю.
Но дальше произошло самое невероятное!
Все в бригаде тоже, в один миг, стали совершенно голыми, в одних только памперсах... Все дружно побежали на край поля. Там, возле самой дороги, росли какие-то деревья. Но все почему-то выглядели засохшими. Когда бригада подбежала к ним, произошло чудо! Деревья начали цвести! - "Ах какая красота"! - издали подумал Владимир, который уже не бросался черникой, а стоял, замерев, любуясь открывшейся картиной. Но чудеса не заканчивались! Переливаясь в лучах солнца, цветки начали опадать, зато сразу появились плоды, которые стали расти прямо на глазах. Вся бригада радовались, как дети, подпрыгивали в подгузниках, смеялись и хлопали в ладоши. Владимиру тоже стало очень весело. - Ребята! - крикнул он и помахал им рукой. Но они его не замечали! - "Я же не в памперсе! Они меня без его не узнают"! - осенило Владимира. Оглянувшись, он увидел свой белый подгузник, одиноко лежащий среди трав и цветов. Он подбежал, нацепил его на себя снова и смеясь закричал: - Бригада, я к вам! - уже подбегая, придерживая двумя руками подгузник, который предательски хотел сползти с него, он заметил, когда сливы в один момент созрели, все мужики в памперсах начали их срывать и пританцовывая, уплетать за обе щеки. Памперсы наполнялись с невероятной скоростью. Набухали на глазах, словно их незаметно накачивали воздухом. Сеченов остановился, как вкопанный! Изумлению Владимира не было предела! Он отпустил памперс и тот соскользнув, застрял где-то в районе колен. Вдруг кто-то дёрнул его за плечо. - "Люся"! - обрадовался он и обернулся. За спиной стоял прораб, который как закричит: - Лекарство - это сила! - Владимир чуть не обделался от испуга!...


- Володя! Володя! Проснись!
Сеченов открыл глаза и туманным взглядом посмотрел на жену.
- Что тебе приснилось? Чего ты так стонал во сне?
Он слегка замотал головой, протирая глаза.
- Так, какая-то чушь... - пробормотал он.
- Вставай! Я тебе киселя сварила из черники. Хорошо помогает от поноса!
- Мне кажется снилась черника! - начал припоминать он сон, поднимаясь с постели.
- Так завтра поедим за грибами? Или как себя будешь чувствовать? - спросила Люся, уходя на кухню, почему-то ехидно хихикая. - Ничего! - крикнул ей вдогонку Владимир. - Если что, у меня памперс есть!

Рейтинг:
2