Блог портала New Author

Зрители

Аватар пользователя noel
Рейтинг:
1

После пяти часов в небе над городом М. появились высокие пушистые облака; их золотистые, освещенные солнцем бока были похожи на склоны величественных гор, вздымающихся от горизонта ввысь. Эти гиганты медленно плыли друг за другом, цепляя на себя мелкие, совсем прозрачные облачка, и вскоре расплылись и размазались по всему небесному пространству, словно некий художник в ярости размазал масло по холсту. Теперь казалось, что черный свирепый океан бушует над городом, сталкивая страшные волны, а через пару минут на улицы хлынул дождь.


Сперва это событие вызвало чрезвычайное оживление в переулке В. - послышались встревоженные крики торговцев, экипажи ускорили свой бег, а барышни с визгом бросились бежать, подхватив свои длинные юбки и совсем позабыв о благородстве, которое они так тщательно старались проявлять еще полчаса назад. Словом из окна комнаты, располагавшейся на третьем этаже, происходящее напоминало муравейник, на который выплеснули чашку воды.


К тому времени, когда совсем стемнело, улица была уже безлюдна. Лишь из-за двери одной из лавок на миг высунулся полный низенький человек, булочник, и повесил на большой крюк в стене своего магазина яркий фонарь. Этот всеми позабытый переулок не был облагорожен газовыми фонарями, поэтому зачастую единственным источником света в темное время суток, по старинному обычаю, служили такие лампы, вывешиваемые некоторыми торговцами. Но Ханне нравилось сидеть у окна на стареньком скрипящем стуле, с работой в руках, и смотреть на теплый огонек, пылающий на фоне угрюмых черных громадин домов.


Но летний дождь, который только усиливался, угрожающе барабанил по крыше и стучал в стекло, словно требуя впустить его в дом, растревожил молоденькую швею. Ханна Вудвард отложила почти законченную рубашку из муслина, к которой тщательно прилаживала незамысловатое кружево, встала и несколько раз, в глубокой задумчивости, прошлась по небольшой комнате от стены к стене. Впрочем, назвать помещение маленьким было бы несправедливо, но оно казалось таковым из-за обилия мебели. Чего тут только не было - два старых шкафа, настолько заросших пылью, что очистить их уже не представлялось возможным, с десяток стульев, составленных друг на друга, комод, закутанный, как в саван, в большой лоскут пожелтевшей материи, два маленьких столика, пианино и кровать. Все дело было в том, что небольшого дохода Ханне хватало только на холодную комнату под самой крышей, которую хозяйка доходного дома предпочитала использовать как чердак и хранила в ней лишнюю мебель и всякую старую утварь. Но такое соседство девушку ничуть не беспокоило, а наоборот, пробуждало в ее романтичной душе фантазии о событиях, свидетелями которых были эти ветхие предметы. В ночные часы, дрожа от пробирающей до костей сырости под тоненьким одеялом, Ханна видела призраков, порожденных исключительно ее богатой, безграничной фантазией - вот красавица в платье по старой моде примеряет нарядную, украшенную свежими цветами шляпку перед мутным зеркалом на дверце шкафа; а вот двое юношей, игроков, согнулись над одним из столиков, где разворачивается карточная баталия - они напряжены, один из них отбивает ритм носком ботинка по ножке стола.


Но самым удивительным, чарующим предметом в этой нищей обители было неказистое пианино, на котором хозяйка разрешила Ханне играть "время от времени". Музыка была одним из немногих удовольствий в безрадостной жизни бедной швеи еще со времен школы для сирот, но там суровые наставницы, с ног до головы закутанные в черное, терзали своих беспомощных воспитанниц многочасовыми исполнениями церковных гимнов. Однако стоило Ханне сесть за убогое ученическое пианино, как она переставала владеть собой, ее душа рвалась ввысь, а неведомая сила, которой невозможно было сопротивляться, захватывала девушку как вихрь, мчащий по равнине. Гимн обрывался, однообразность и строгость торжественной музыки сменялась робкой импровизацией, которая оживала, отделялась от заученной мелодии и восставала против нее, рвалась на свободу. За эти мгновения вольности наставницы били Ханну по рукам деревянной палочкой, а затем до конца дня ставили на стул посереди класса, и так она должна была простоять, как у позорного столба, до самого ужина. Болезненность таких наказаний привела к тому, что мисс Вудвард все меньше позволяла музыке исторгаться из своего сердца, а на занятиях она бездумно опускала пальцы на клавиши, тщательно воспроизводя записанные ноты. Впрочем сейчас, когда в распоряжении швеи было пианино, старенькое, запущенное, но почти полностью ее, собственное, Ханна позволяла себе выплескивать все, что так долго хранила ее душа, до этого как бы скованная и запертая.


Вот и сейчас девушка, задумчиво прогулявшись по своему обиталищу, уселась за инструмент, закрыла глаза, замерла на несколько мгновений, а затем принялась играть. Образы сменялись перед ее глазами, проходили через ее сердце, как солнечный луч проходит через витражное окно, и перерождались в музыке, в своей новой форме. Так мало добрых воспоминаний было спрятано в таинственном ларце памяти Ханны, ее жизнь действительно была почти лишена радости, но она искала и находила - туманные вересковые пустоши в ее родных местах, где мисс Вудвард провела безмятежные годы детства до того, как осиротела и попала в приют; чарующие ароматы простых кексов, которые пекли в школе в Рождеству; таинственные звуки ночного сада, в который выходило маленькое окошко комнатки, которую Ханна делила с еще десятью ученицами... За игрой пианистка теряла себя, отрывалась от этого мира и заглядывала за его мистическое покрывало, душа девушки растворялась в только что сочиненных ею мотивах, как исчезает соль в воде.


И сейчас швея была погружена в этот потусторонний поток, позабыв обо всем, что привязывало ее к жизни - о рубашке из белого муслина, о кружевах, о дожде, о потоках воды, заливающих окна, о тусклой лампе у двери булочной - как вдруг она уловила неясный шелест, проникающий в ее музыку. Он становился все громче и громче, и внезапно Ханна поняла что слышит аплодисменты, многочисленные и яростные. Волшебство закончилось, девушка резко оторвала руки от инструмента, напряженно вслушалась в хлопки десятков ладоней за ее спиной, и ее охватил ужас. Все тело, словно вырванное из первобытной реки блаженства, напряглось, каждый мускул, каждая жилка окаменели, сердце подступило к горлу, нутро свернулось в единый клубок. На миг все утихло, но Ханна сохраняла неподвижность, вслушиваясь в происходящее в кромешной тьме за ее спиной, и вновь девушку окатило овациями, как ледяной водой, вонзающейся в тело сотнями маленьких холодных игл. На этот раз пианистка вскрикнула и резко обернулась, защищаясь от неизвестного рукой, которой по детски прикрыла голову, но темноты не было, как не было и привычного бедного вида комнаты. Мисс Вудвард оказалась в богато обставленной гостинной, которую освещало множество свечей, в огромном камине, украшенном искусным рельефом переплетающихся лоз, пылал огонь, и в наступившей тишине по-домашнему уютно потрескивали поленья пожираемые им, а шум дождя казался отдаленным и нереальным. В комнате находилась обширная компания, выглядевшая солидно и богато, но несколько старомодно - пожилые дамы в пышных париках, девицы в платьях нежных оттенков, украшенных бантами и кружевами, юноши с белеными лицами и черными кружками мушек на щеках.


Все это общество встретило Ханну третьим потоком аплодисментов, а та стояла у инструмента, ухватившись рукой за спинку стула и все еще не понимая, как это могло происходить наяву. Мысли ее спутались, скрутились в клубок, который куда-то укатился, оставив разум пустым и безразличным.


- Дитя, мы напугали тебя? На тебе лица нет, - вдруг проскрипела одна из старух, обнажая некрасивые черные зубы, особенно уродливо контрастировавшие с ее белоснежным нарумяненным лицом, - Не бойся, дитя, здесь все в восторге от твоей игры.


- Мы все в восхищении, - почти хором протянуло несколько бесцветных неживых голосов.


- Пойди, дитя, подойди ближе, - продолжала старуха, теперь уже протянув навстречу девушке сухою руку, крашенную тяжелыми жемчужными браслетами и перстнями с разноцветными камнями.


Пианистка в нерешительности сделала несколько шагов по мягкому ковру, все еще хватаясь за островки рассудительности в своей голове, но они уходили под воду, которая оставляла после себя только теплое, тягучее как мед, спокойствие.


- Смелее, милая Ханна, - проговорил один из юношей, совсем некрасивый, с пухлыми алыми губами и глазами навыкате.


Он галантно склонился перед мисс Вудвард, жестом приглашая присоединиться к их обществу, и девушка медленно пошла навстречу старой женщине, так и застывшей с вытянутой рукой. Однако сколько бы шагов ни делала швея, ни камин, ни старуха, кажущаяся каким-то недобрым духом в отблесках алеющего пламени, не приближались ближе ни на дюйм. Чем больше усилий и настойчивости проявляла Ханна, тем шире были улыбки на лицах незнакомцев. Их красные губы неественно расплывались в стороны, открывая гнилые зубы, глаза закатывались и вращались как у деревянных кукол, а из горла вырывались смешки, напоминающие судорогу икоты. Они превращались в безумный смех по мере того, как шаг Ханны становился быстрее, перешел на бег, а затем многоголосый хохот заполнил все помещение, просочился в каждую щель, пропитал собой даже воздух, прокрался в самую глубину души.


Девушка в отчаянии сделала рывок, в которой вложила все свои силы, послышался звук разбитого стекла, а через мгновение безжизненное тело мисс Ханны Вудвард оказалось на мокрой мостовой переулка В.


На следующее утро хозяйка доходного дома собрала в чемоданы убогие вещи бедной швеи, разобрала корзину с ее рукоделием, прикидывая, что из инструментов и тканей можно было бы присвоить себе, и опустила крышку почему-то не закрытого пианино.

Рейтинг:
1
цыганенко сергей в чт, 12/07/2018 - 13:11
Аватар пользователя цыганенко сергей

(+) Понравилось

__________________________________

Цыганенко Сергей

noel в чт, 12/07/2018 - 19:48
Аватар пользователя noel

(+) Понравилось

Спасибо!

Р. Тайгер в Втр, 17/07/2018 - 21:06
Аватар пользователя Р. Тайгер

Страшно.
Но, образы получились очень яркими и живыми.

Ирина Кученюк в Втр, 17/07/2018 - 21:21
Аватар пользователя Ирина Кученюк

Ох, как красиво и жутко. Жутко красиво, я бы сказала! Цветок

__________________________________

Ирина Кученюк