Блог портала New Author

67. Якобинец. Глава 56. Реставрация Бурбонов и "белый" террор 1814-1816 гг

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
4

«Бурбоны ничего не забыли, но ничему не научились».

Эмигранты делали вид, будто ровно ничего и не происходило между июлем 1789 и 1814 годом. Для них не было ни революции, ни Бонапарта.

Историки-роялисты всерьёз пытались вовсе вычеркнуть имена Марата, Дантона, Робеспьера из школьных учебников истории..

А Наполеон в их переписанной истории оказался всего лишь одним из генералов на службе у его христианнейшего величества Людовика XYIII!

Они не желали понимать, что король, занявший трон казненного, никогда более не будет «священной особой» в глазах народа.

Мрачное молчание одних граждан, и трусливое, озабоченно-неискреннее «да здравствует» других, считались у эмигрантов за «всенародный восторг» от их возвращения..

Теперь очень многие били себя в грудь, что «все эти страшные годы» в глубине души «возмущались происходящим», «оставались в мыслях верными трону» и «тайно скорбели о судьбе королевской семьи».

Поспешно строчили сентиментальные ультра-монархические мемуары, призванные выбить слезу или сразу орден, даже парижский палач Шарль Анри Сансон не оказался в стороне. Был ли искренен Сансон? Бог знает! Но доверять основной массе этих поспешно сляпанных мемуаров, оснований нет.

Вот же трагикомическая ситуация! Кто же тогда столь ожесточенно воевал с роялистами, с интервентами в далеком уже теперь 1792- 94 году, кто же ценой сотен тысяч жизней не пустил англичан, немцев и австрийцев в Париж, если в 1815 все вдруг оказались «верными трону»?

То же самое уже происходило на рубеже 18-19 веков.

Бонапарта вознесла к власти и прославляла именно та сила, которая убила и прокляла Робеспьера и якобинцев, французские олигархи, наконец, нашли себе покровителя, который защитит от трудящейся за гроши «черни» их наворованные капиталы и покончит с идеями подлинной демократии и социальной справедливости, о, теперь это называлось уже иначе - «непристойные вопли анархии…»

Люди, нажившиеся при власти Директории, могли быть довольны, в годы консулата и империи воплотилась их главная идея - «лишь там, где правит собственность, там правит закон».



Иное дело, что собственники создают законы в своих узких интересах и интересы их чаще всего чужды и враждебны народным, то есть обще-национальным, но об этом теперь говорить вслух уже нельзя, любые замечания вызывают бешеную агрессию новых господ, в выражениях не принято стесняться… - «экстремизм, подрыв основ человеческого общежития! Что, снова жажда крови замучила?! Хочется снова поставить на площади гильотину?!»

Но отчего и нет? Гильотина отличное воспитательное средство, как для прежних «хозяев жизни», так и для новых...впрочем, большинство республиканцев начала 19 столетия были реалистами и вовсе на этом не настаивали.

Агрессивны и нетерпимы к замечаниям республиканцев именно те, кому есть чего бояться и они знают это, и ограниченность других,… что толку пытаться отвечать на эти глупые обвинения, если вас не слышат и не хотят слышать принципиально?

Не только дворяне, вернувшиеся из эмиграции, но и новые господа - банкиры, финансисты буржуа теперь намеренно запугивали республиканцами малообразованных аполитичных обывателей, крича: «Они воплощение зла и жестокости!»

Неужели?! А кто же здесь воплощение добра и милосердия? Роялисты?

Они снова провозгласят Республику и назначат выборы в новый Конвент! (Так что в этом дурного?)

Вместе с ними вернется гражданская война и Террор!»

Забывая с умыслом, что революционный террор 93 года не причина гражданской войны, а ее следствие, развязанной именно контрреволюционными дворянами и буржуа, теми, кто вернулись к власти на костях якобинцев…

Почва под корсиканцем заметно зашаталась только тогда, когда бесконечные военные расходы начали разорять поддерживающую его власть основную базу – всё тех же крупных собственников, человеческие и экономические ресурсы были истощены до предела.

В армию стали призывать 15-16 летних подростков, призывники уклонялись, даже прятались в лесах, женщины стали делать аборты лишь для того, чтобы из их детей не сделали «пушечное мясо» для очередных «звездных» планов «дикого горца», в стране начался кризис производства…

Официальные вопли «ура!» и «Да здравствует император!» не могли быть искренними и не выражали сути, попробовал бы кто закричать иное… Либо застенки «сюртэ», либо закрытая психиатрическая клиника...

Племянник Дюплэ, Симон, бывший секретарем Робеспьера, много лет позднее побывал и агентом полиции Бонапарта, послужил и в королевском министерстве внутренних дел после Реставрации…Такова низменная часть человеческой природы… Что толку скрывать, таких было немало…

Впрочем, с другой практической стороны, если серьезно, выжившим тоже нужно было чем-то жить и где-то работать.

Благороднее и честнее прочих оказались те, кто в 1799 не кричал «Да здравствует!» корсиканцу, кто, спустя 15 лет, мрачно молчал, надвинув шляпу на глаза, провожая взглядом развевающееся в руках всадников белое знамя с ненавистными лилиями Бурбонов!

Их ожидала волна нового, теперь уже монархического террора, очередная волна за истекшие с Термидора 20 лет.

В это время дворяне, вчерашние эмигранты не теряли времени, возвращали себе имения и замки, заняв прежние места при дворе и приняв привычную позу просителя, снова выклянчивали из казны подачки с немалым количеством нулей, возвращали свои дореволюционные привилегии, реставрации подлежало всё, из-за чего произошла революция 89 года.

Эта хищность и политическая недалекость ультра-монархистов готовила окончательную гибель королевской власти во Франции… и это был уже просто вопрос времени.

Отнюдь не "согласия и примирения" желали аристократы, вчерашние эмигранты, а мести, крови ненавистных республиканцев и бонапартистов требовали вернувшиеся господа..


«Белый террор» захлестнул королевскую Францию. Заработали чрезвычайные суды, начались массовые аресты, казни и ссылки…убийства республиканцев и бонапартистов кровавым пятном расползались по стране.

Крови было так много, что даже сам Людовик XYIII увидел в этом угрозу взрыва общественного возмущения и новой революции.

Он согласился принять Хартию, это убогое подобие конституции и Франция всё же стала конституционной монархией, но главенствующие позиции всё же оставались за дворянством.

В особой чести теперь бывшие эмигранты, а также аристократы, избежавшие казни в период власти якобинского Конвента.

Тёмные годы для уцелевших якобинцев, для тех, кто пережил чудовищные репрессии Термидора, при Директории и Империи… их ждал очередной за истекшие 20 лет виток Террора.

Рейтинг:
4
Glimpse в сб, 21/12/2019 - 11:23
Аватар пользователя Glimpse

В общем, как в песне: "Есть у Революции начало,
Нет у Революции конца!". + Цветок

__________________________________

В порядке не очередности

Olya в сб, 21/12/2019 - 12:44
Аватар пользователя Olya

Ну, конец то уже настал... Печалька на штыках интервентов вернулась королевская власть Злой

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в пт, 03/01/2020 - 21:57
Аватар пользователя Irina K.

Цветок +

__________________________________

Dixi

Olya в пт, 03/01/2020 - 22:46
Аватар пользователя Olya

Спасибо, тебе Ира! Рада, что читаешь дальше! Лайк Цветок Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Арабеска в Втр, 31/03/2020 - 18:52
Аватар пользователя Арабеска

Монархия - пережиток прошлого. И люди со временем начинают это понимать.
Аристократы - просто паразиты. Никто не должен ничего получать по праву рождения. Подобное приводит к регрессу.

__________________________________

Арабеска

Olya в Втр, 31/03/2020 - 20:22
Аватар пользователя Olya

Монархия - пережиток прошлого. И люди со временем начинают это понимать.
Аристократы - просто паразиты. Никто не должен ничего получать по праву рождения. Подобное приводит к регрессу.

Согласна на все сто Подмигивание Лайк

__________________________________

О.Виноградова

Gamayun в ср, 15/07/2020 - 21:38
Аватар пользователя Gamayun

Террору конца не видно.

Крови было так много, что даже сам Людовик XYIII увидел в этом угрозу взрыва общественного возмущения и новой революции.

Он согласился принять Хартию, это убогое подобие конституции и Франция всё же стала конституционной монархией, но главенствующие позиции всё же оставались за дворянством.

Францию можно только пожалеть, как и нас, впрочем.+

__________________________________

gamayun

Olya в ср, 15/07/2020 - 22:50
Аватар пользователя Olya

Францию можно только пожалеть, как и нас, впрочем

Это так...

__________________________________

О.Виноградова