Блог портала New Author

60. Якобинец. Глава 49. Республиканцы и бонапартисты 1799-1804

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
4


Год 1798 можно по справедливости назвать «якобинским Ренессансом», репрессии были приостановлены, жестоко преследуемые с самого 9 термидора люди получили возможность спокойно жить и работать, многие вернулись на прежние должности.

Больше того, Якобинский клуб возродился под именем клуба Манежа. Норбер с друзьями тут же записались в члены возрожденного патриотического общества, тем более что, наряду с молодежью, в него вернулись многие уцелевшие.

В него вошли все выжившие после Термидора, все, не смирившиеся с последствиями переворота, с жестокими репрессиями и страданиями, выпавшими на их долю, все, не изменившие убеждениям ни из страха тюрьмы и смертной казни, ни из выгоды.

Но большинство уже составляли нео-якобинцы, те, кто в 1792-1794 были еще подростками или юношами 18-20 лет.

В законодательных сферах всё бурлило и кипело. Первотолчок всегда исходил от Совета Пятисот, в котором преобладали якобинцы, Совет Старейшин чаще всего лишь следовал за ними без особой инициативы.

Якобинцы брали своё не физическим большинством, но отвагой, инициативой и дисциплиной. Так, под их давлением был принят закон о заложниках, аналог закона о подозрительных 1793 года. Своим острием он был направлен против агрессивных активизировавшихся аристократов (под которыми тогда подразумевались не одни дворяне, но и нувориши), против роялистов, эмигрантов.

Издав несколько грозных декретов Совет Пятисот на время успокоился, но богатый Париж финансистов и банкиров затрепетал, снова увидев перед собой призрак Национального Конвента 1793 года.

Пресса подняла ужасный треск и шум. Ультра-правые кипели ненавистью и осыпали проклятиями левых республиканцев.

Среди последних возродились уличные брошюры и газетки в стиле «папаши Дюшена», нередко смесь грубой ругани с ядовитыми инсинуациями.

Основная газета левых называлась «Газета свободных людей», которую читатели с правой стороны обозвали «газетой тигров». Продавались летучие листки, мрачно предвещавшие скорый конец режима Директории и самой Республики.

В Совете Пятисот правые и левые агрессивно сталкивались, едва не доходило до рукоприкладства. Уставшую публику изрядно раздражали эти зрелища.

Чтобы всколыхнуть энергию уставшего народа на борьбу за свои права, левые решились оживить уничтоженные после Термидора патриотические общества и самый главный из них клуб якобинцев в Париже.

Якобинцы искали новое помещение для собраний, найти его удалось не сразу, большинство уставших обывателей сделались либо аполитичными, либо даже враждебными к ним. Но слабость властей дала им возможность занять здание Манежа, одно из «священных» мест Революции. И уже в июле 1799 начались собрания в Манеже...

Во избежание недоразумений, нео-якобинцы сразу объявили о своем родстве с разгромленным после Термидора обществом: «Наше общество – якобинское, мы – якобинцы и намерены оставаться ими».

Под влиянием текущих обстоятельств они вынуждены были расписываться в уважении к буржуазной конституции Директории, из опасений уничтожения отрицали намерение восстановить Конвент и режим 1793 года, они, тем не менее, сохраняли жесты и манеры этого времени.

И всё же, нельзя не заметить, что нео-якобинцы в своей массе желали не столько «крови аристократов», как власти пугали обывателей, сколь карьерного роста и хорошо оплачиваемых должностей.

Также было бы несправедливо не сказать об уцелевшей якобинской оппозиции, честно привлекавшей внимание общественности к экономическим проблемам малоимущих, к тому факту, что после Термидора всю полноту власти и все преимущества захватили крупные собственники, банкиры, финансисты и коммерсанты, безразличные к судьбе нации не меньше прежних герцогов и маркизов.

Удивительно, но для многих новых якобинцев Робеспьер был уже скорее «идейным предком», хотя с его убийства прошло всего 4-5-6 лет, непосредственными «предтечами» и «мучениками идеи» для этой молодежи были монтаньяры 1795 года, поддержавшие бунт голодных парижан против термидорианского Конвента – Ромм, Гужон, Субрани и другие. Духовным лидером другой их части был Гракх Бабёф.

Тем более бурная и беззастенчивая пропаганда Термидора за 4-5 лет привела к тому, что подействовала и на умы самих якобинцев, немалого их количества. Имя Неподкупного стало вызывать одни негативные ассоциации с практикой революционного террора, с гильотиной.

Для новых якобинцев эти ассоциации были смертельно опасны и невыгодны, они скорее отталкивали обывателей, чем привлекали.

Открыто назвать себя поклонниками Робеспьера решились бы уже единицы.

Воины Духа, Идеи и Принципов против политических конкистадоров…

Из восточного департамента, городка Лон-ле-Сонье пришли печальные известия, местные патриоты писали о жестоком убийстве 30 товарищей…

Убийцы (это могли быть как роялисты, так и мюскадэны- новобуржуазная "золотая молодежь") насильно вывезли за город наиболее активных местных якобинцев, людей связали. На пустынном участке дороги развернулась свирепая бойня.

Якобинцев убивали связанными, не оставив ни малейшего шанса сбежать или защищаться. В ход шло только холодное оружие, людей рубили саблями, с остервенением избивали металлическими прутьями и ногами. Раздавались отчаянные крики ужаса и невыносимой боли, хрипы и стоны умирающих людей, земля пропиталась кровью…

У этого чудовищного зверства нашлись и «благодарные зрители» из местных жителей, в том числе молодые женщины, которые поднимали ребятишек повыше, чтобы те могли всё увидеть, а малыши, ничего не понимая, но видя радость родителей, хлопали в ладошки…

Убийцы не успокаивались, пока измученные, изломанные тела не теряли всякое человеческое подобие, направлялись туда, откуда еще слышался хоть слабый стон и хрип, где замечалось малейшее движение…

Среди убийц вальяжно разгуливал нарядный старичок, в старомодном парике и кафтане, в башмаках с красными каблуками, он нюхал табак и оживленно помахивал тростью. Он внимательно, с удовольствием разглядывал изувеченные трупы, и был не прочь подкрасить кровью свои выцветшие каблуки, шагая по корчащимся полуживым телам…

Чудовищное преступление вызвало в Париже гнев и возмущение патриотов, с трибуны клуба Манежа Брио, член Совета Пятисот, призвал власти к возмездию, но не ответных погромов, а справедливого суда требовали вечно обвиняемые в «кровожадности» якобинцы!

Не тут- то было, власти снова нашли дерзким и недопустимым их требование и сам факт оживления их активности.

Их надежды были преждевременны, термидорианцы очень боялись возрождения влияния своих вчерашних товарищей и вчерашних жертв.

Выборы 1798 года, вновь принесшие победу многим якобинцам были тут же признаны недействительными! Решением властей клуб Манежа был официально закрыт в августе 1799 года.

Впоследствии министр полиции Фуше, изменник Революции, один из организаторов убийства Робеспьера хвастался, что его противники жалкие трусы и болтуны, которых он легко усмирил и разогнал.

Правда же в том, что к зданию Манежа предусмотрительно отправили целый отряд драгун, и сопротивление со стороны членов клуба было бы утоплено в крови, да и бессмысленно в принципе…

Более умеренное крыло якобинцев, в их числе бывший робеспьерист 24-летний Марк Антуан Жюльен, чьи взгляды за прошедшие 4-5 лет сильно эволюционировали вправо, смирилось с этим решением. Более решительные и радикальные республиканцы, абсолютное меньшинство, уцелевшие люди Робеспьера смирились только с виду, в их числе оказались Метж и Брио, Куаньяр и Лапьер.

По существу, те, кого «усмирял» Бонапарт уже были большей частью «новые» якобинцы, те, которые были очень молодыми, почти подростками в 1793-1794 году и не принимали активного участия в событиях тех лет.

Якобинцы «первой волны», так называемые «люди 93-года» после кровавых репрессий Термидора, весны 1795 и казни Бабефа и его товарищей, сделались меньшинством среди младших товарищей.

Корсиканский диктатор кичился тем, что он « без особого труда и риска разогнал» якобинцев осенью 1799 года, как брехливых щенков, умеющих только лаять, но не кусать, но каких «якобинцев»? Именно эту неопытную и весьма «умеренную» в идейном отношении молодёжь…

Настоящих же якобинцев «образца 1793 года», бывших депутатов и комиссаров Конвента Бонапарт нешуточно ненавидел и всерьез опасался их «ренессанса», именно эти опасения объясняли крайнюю жестокость диктатора в их отношении в годы Консулата и Империи…

Возрождение якобинских клубов в 1799 году привело к эксцессам, которые Париж не видел уже больше двух лет: к уличным беспорядкам и дракам. Яростные речи обитателей Манежа оживили и их контрреволюционных противников - уличных погромщиков мюскадэнов, точнее им на смену на улицы вышли их младшие братья, в то время как старшие, «отличившиеся» после Термидора приобрели светский лоск и заняли солидные должности.

Из молодых парижан, принадлежавших к обеспеченным классам, образовались группировки, намеренные силой вышибить дух революции из якобинцев и любыми средствами воспрепятствовать восстановлению режима 1793 года.

Общественное мнение большей частью встало на сторону уличных экстремистов «белых».

Ловить и избивать якобинцев воспринималось, как способ показать свою физическую силу, верность либерально-буржуазным либо даже роялистским убеждениям, а часто и просто как спорт, «забава золотой молодёжи».

Но если якобинцы защищались «слишком» успешно и молодым господам приходилось убираться, размазывая кровавые сопли и держась за разбитые головы, состоятельное общество поднимало крик об «угрозе возрождения санкюлотизма и уличных зверств 1793 года».

Видимо тут проблема лишь в том, кому позволено терроризировать других, а кому нет...

Можно - богатым буржуа ради нерушимой власти собственников... ах нет, надо говорить «ради ценностей либерализма», можно – дворянам «Именем короля!», «За Трон и Алтарь!»
Тогда любые зверства в отношении простолюдинов и республиканцев объясняются «защитой существующего порядка», но если всё строго наоборот... если санкюлот и якобинец против дворян и буржуа... вот тогда это «ужасы Революции»...

В ответ на агрессию мюскадэнов начали формироваться сходные группировки санкюлотов, начались массовые столкновения на улицах.

Так, мюскадэны окружают здание Манежа, где собираются якобинцы и организуют своеобразную блокаду. Когда очередное заседание клуба закончилось, и люди стали выходить на улицу, их встретили дикими криками, бранью, свистом, камни полетели в окна здания.

У всех выходов из Манежа завязалась настоящая свалка.

Мюскадэны бросались камнями, в саду ломали стулья и с этими импровизированными дубинками бросались на якобинцев, многие из «золотой молодёжи» были вооружены особыми тростями, полыми внутри с вложенной внутрь шпагой, у большинства были пистолеты, но до массовых убийств, по счастью, дело не дошло.

Стон ужаса стоял по всему саду, солидные буржуа, пришедшие подышать свежим воздухом и их изящные дамы в длинных газовых платьях и шляпках, кричат и кидаются врассыпную. Появилась стража Законодательного Корпуса и стала разгонять агрессивную толпу. Среди задержанных было меньше дворян-роялистов, чем молодых буржуа и даже мелких торговцев и лавочников.

Массовая драка продолжилась и на второй и на третий день, к большому огорчению мирно гуляющих граждан.

В городе обе стороны устраивают манифестации, по улицам Парижа с криками и песнями разгуливают враждующие группировки мюскадэнов и якобинцев. Лавки запираются, паника нарастает.

Закончилось тем, что Совет Старейшин отнял здание Манежа у якобинцев, при этом собрания их противников никто не запрещал. Левые республиканцы заняли другое помещение на улице Бак.

Но общественное мнение, формируемое властью Директории, всё беспощаднее и упорнее травило их, через газеты и различные брошюры: «Вешайте якобинцев! Вот убийцы народа! Посмотрим, кто посмеется последний, закрывайте свои лавочки, якобинцы открывают свои! Список виднейших якобинских животных, живых и редких экземпляров, переведенных из клеток в Ботаническом саду в зверинец Манежа, вся коллекция якобинских типов: медведи, тигры и обезьяны!»

Несмотря на физическую малочисленность, их партия в глазах власти считалась опасной, очень сильной и организованной.

Якобинцы вовсе не болтуны и фразёры. За ними не только цветистые и грозные речи с трибуны, за ними стоят дела: штурм Бастилии и Тюильри, оборона страны от роялистского подполья и интервентов, за ними времена Конвента и Комитета Общественного Спасения, да, и, конечно же, революционный террор... как же про него не вспомнить...последний пункт, новые власти (изменники "выкресты" из бывших якобинцев) не забывали ставить обществу на вид.

То, что в 1798 произошло с Манежем, было будто репетицией перед военным переворотом 1799 года.

Генерал Бонапарт точно также обошелся с непокорными его воле депутатами Совета Пятисот, среди которых было много якобинцев.

Переворот едва не был сорван их фракцией, возмущённые наглостью и цезаристскими претензиями генерала люди бешено кричали: «Вне закона диктатора! На гильотину! В Кайенну его!»

Он в эти минуты успел вспомнить страшную судьбу Робеспьера, ему уже мерещился новый Термидор и казнь без суда.

Бонапарта окружили, обзывали последними словами, хватали за воротник, ему угрожали кинжалы, он растерянно произносил высокопарные и нелепые фразы, когда в зал ворвались солдаты и переломили ситуацию в пользу своего генерала…

«Голосование» под угрозой прикладов и штыков едва ли можно признать добровольным! Возможно, в этот день родилась та бешеная ненависть диктатора к якобинцам, едва не сорвавшим переворот, они подвергались жестоким репрессиям, заключениям и ссылкам без суда, все 15 лет тиранического правления самозваного императора…

Непокорные журналисты подверглись репрессиям, незапрещенными остались только несколько газет из прежних сотен изданий. Эта новая пресса была «ручной», послушной, она писала уже лишь о том, что разрешено и лишь в таком тоне, как разрешено…

Поток официального лже-народного «восторга» и славословия в адрес Бонапарта переходил все мыслимые разумные границы, так создавалась иллюзия «всенародной любви» к будущему императору! Ясное дело, что означает «единодушное одобрение масс» при военной диктатуре!

Удача корсиканца состояла в том, что обе враждебные его власти силы, "синие" и "белые" (республиканцы и роялисты), были, не менее остро враждебны друг другу и никогда не смогли бы объединить усилия.

Теоретически представим следующее, даже, если бы они смогли преодолеть взаимную, лютую, ненависть и объединились против Бонапарта, то после победы сразу же сцепились бы насмерть прямо на ступенях Тюильри…

Якобинцы в случае падения Бонапарта желали бы видеть Францию демократическим правовым государством с республиканской формой правления и первым делом назначили бы выборы в новый Конвент, роялисты мечтали о восстановлении королевской власти, дореволюционных порядков и собственных дворянских привилегий. К власти вернулся бы брат казненного Людовика Шестнадцатого...

Непримиримые, честные и принципиальные люди обеих партий, вчерашние противники в гражданской войне, теперь одинаково подвергались репрессиям, отправлялись на эшафот, изолировались в закрытых психиатрических лечебницах под видом «сумасшедших».

Бонапартистская идеология заявляла, кто же, кроме умалишённых или бешеных может быть против власти Бонапарта, этого «благодетеля и отца народа! Которому еще предстоит осчастливить вскоре всю Европу от Дублина и Лондона до Москвы и Петербурга?»

Чтобы дискредитировать республиканцев в глазах общественного мнения бонапартисты придумали объявлять их «сумасшедшими» и запирать в психиатрические лечебницы, в известном смысле это хуже тюрьмы, даже хуже казни.

В тюрьме или на эшафоте человек приобретет ореол «мученика за идею», его пример способен вдохновить республиканцев или роялистов, но побывав в такой лечебнице, получит унизительное клеймо, обрекающее его на пренебрежение и недоверие людей: «Что взять с сумасшедшего, он же содержался в клинике Дюбюиссона?»

Но, по счастью, это действовало не всегда. К примеру, умственные способности генерала Мале не могли подвергнуться сомнению…

Либо объявляли представителей якобинской оппозиции союзниками роялистов, купленными на английское золото. Этот вариант дискредитировать противника работал еще лучше первого. Но он же и самый бредовый и бессовестный.

Так, против непокорного Бонапарту генерала-республиканца Моро распространяли клевету такого рода… Якобинец, чья неподкупность и принципиальность известна, союзник роялистов? Банально подкупленный?

Этому отказались верить не только товарищи, реакция представителей «белой» партии тоже характерна, роялисты сами смеялись над столь грубым вымыслом бонапартистов, и они отлично понимали, для чего диктатору нужна эта клевета…ему нужно любой ценой свалить опасного противника…

Что же на самом деле произошло?

Бонапартистский агент Меэ де Ла Туш, по заданию прикидывавшийся якобинцем, сумел выманить из Лондона вождя шуанов Кадудаля. Ла Туш, человек с тёмным прошлым, приспособленец без чётких убеждений, без совести и каких-либо принципов, начинал свою «карьеру», как полицейский агент еще при короле, затем тщательно изображал «пламенного революционера», но после трагедии Термидора без колебаний отрекся от прежних товарищей, участвовал даже в репрессиях против них, теперь агент бонапартистской тайной полиции…

Он выманил Кадудаля из Лондона фантастической историей о том, что он действует от имени «тайного якобинского клуба» Парижа и якобинцы «в свете текущих событий согласны отказаться от идеи Республики и демократии и стать союзниками роялистов в борьбе с Бонапартом, согласны даже на установление монархии после победы! Переговоры с Кадудалем должен вести генерал Моро…»

Большей дикости, чем альянс «белых» и «синих» нельзя было придумать, непонятно, как провокатор Ла Туш сумел убедить Кадудаля в физической возможности такого чудовищного альянса революционеров и контрреволюционеров?! Как бы там ни было, вождь шуанов с риском для жизни, приехал в Париж и встретился с Моро, крайне удивленным и сразу категорически отвергшим всё вышеизложенное...

Но провокатор свое грязное дело сделал: Кадудаль и Моро встретились, их встреча зафиксирована агентами, остальное дело техники…

Известно, что куда терпимее относился диктатор к роялистам, активно привлекая аристократов на свою сторону.
Его «двор» состоял частью из изменников Революции, научившимися гнуть спины ради орденов, гордившихся обретенными титулами, частью из смирившихся с режимом аристократов!

Эти люди, вчерашние враги в гражданской войне сошлись при дворе самозванного монарха!

«Ни красных колпаков, ни красных каблуков»? О да, при его дворе сошлись только конченые предатели и лизоблюды от обеих, враждующих в недавней гражданской войне партий!

Некоторая часть крайних роялистов отреклась от слабых, не умеющих отстоять свою власть Бурбонов. Их приход ко двору корсиканца вполне объясним, этим был важнее сам принцип жёсткой авторитарной власти в стиле Людовика Четырнадцатого и отказ от всяких уступок простолюдинам. Всё что угодно для них лучше, чем якобинская Республика!

Для предателей Революции, термидорианцев, всё обстояло также, всё лучше, чем возвращение к власти якобинцев!

Оскорбленными в своих лучших чувствах остались либо верные Бурбонам роялисты и их либерально-конституционные собратья, либо уцелевшие якобинцы, "люди 93 года".

Характерны в числе предателей-якобинцев Гюллен, участник штурма Бастилии, о, пардон, теперь он бонапартист и граф Империи, женатый на аристократке, не так удивляют превращения Фуше из сторонника Жиронды в якобинца, притом из крайних ультра, в термидорианца и убийцу вчерашних товарищей, затем бонапартиста и наконец, свершилось чудо, сторонника монархии Бурбонов! Здесь хотя бы всё предельно просто, у Фуше не было никаких принципов и убеждений, интриган и карьерист, такие как он, всегда на стороне победителя, и горе побежденным!

Наполеона откровенно ненавидел якобинцев, тех, кто оставались таковыми вопреки выгоде и личной безопасности, эти отважные непокорные люди, которых ему не удавалось ни подкупить, ни запугать, ни заставить смириться и молчать.

Вспомним расправы над якобинцами после взрыва на улице Сен-Никез. Наполеон сразу же приказал Фуше начать составление проскрипционных списков, предварявшие аресты, казни и ссылки сотен людей. Своих противников с правого фланга – роялистов, сторонников монархии Бурбонов он не тронул. Хотя «адскую машину» применили именно они.

Даже когда расследование выяснило невиновность якобинцев и роялистский след, это не произвело на диктатора ровно никакого впечатления, он приказал Фуше молчать и составить списки самых видных республиканцев, аресты и высылки уцелевших якобинцев на каторгу в Гвиану продолжались.

По поводу арестов, казней и ссылок невиновных людей он сказал:
- Они осуждены за то, что сделали и за то, что еще могут сделать...

Бессудным арестам и казням якобинцев бонапартисты нашли обоснование: «защита существующего строя против мятежников и заговорщиков»...

Но когда примерно также республиканцы обходились с роялистами, «белыми» интервентами и шуанами в 1793-м, аристократы, священники и все сочувствующие монархии называли это «якобинским зверством».

Стенания иных историков и писателей по судьбе дворян и иных крупных собственников это вовсе не оскорбленные «христианские» чувства, а обычная классовая солидарность богатых.

При этом их совершенно не трогала судьба «презренных простолюдинов», их прорывало дикой ненавистью и злорадством, когда речь шла о репрессиях против ненавистных им революционеров, о казнях якобинцев.

Что же это за «христианские» чувства, если они распространяются строго на один класс общества, или только на единоверцев,на одну нацию, одну расу?!

Все привыкли, что веками богатые и их дети «золотая молодежь» безнаказанно убивали бедных несправедливыми, жестокими законами и голодом, развлекаясь, безнаказанно насиловали крестьянок, но всех ужасают санкюлоты, штурмующие королевский дворец и убивающие аристократов.

Солидным и обеспеченным господам вполне безразлична судьба миллионов крестьянских детей и маленьких жителей рабочих кварталов, но нас хотят разжалобить судьбой герцогини, оставшейся без особняка и прислуги или судьбой принца, которого Революция лишила будущего трона и власти.

Горе, унижения и страдания бедных – привычная обыденность, но слезы изнеженной дворянки-эмигрантки, лишившейся роскошного имения, кареты с гербом и лакеев – преподносятся как «ужасная трагедия»...

Что же это иное, как не двойная мораль?

Рейтинг:
4
Glimpse в Втр, 17/12/2019 - 16:15
Аватар пользователя Glimpse

Похоже, что якобинцы никак не хотели брать в расчет довольно-таки порочную природу человека. + Цветок

__________________________________

В порядке не очередности

Olya в Втр, 17/12/2019 - 17:54
Аватар пользователя Olya

Согласно теориям просветителей 18 века, того же Руссо, человек рождается без склонностей ко злу и порокам, но его портит скверное воспитание, отсутствие образования, несправедливый миропорядок, как то бесправие народа, дворянские привилегии и т.п. или всё это вместе. Это было вполне типично для мышления образованных людей того времени. Ну... может кроме самых прожженых, интриганов, циников и карьеристов типа Фуше, Барраса, наконец, того же Бонапарта. Так что французский якобинец в этом отношении не из ряда вон для своего времени Smile Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 17:03
Аватар пользователя Irina K.

аналог закона о подозрительных 1793 года.

закон о подозрительных 1793-го года - это вообще-то грубейшее нарушение прав человека)

Имя Неподкупного стало вызывать одни негативные ассоциации с практикой революционного террора, с гильотиной.

А как иначе? Родоначальником и идеологом рев. террора был именно Робеспьер.

надо говорить «ради ценностей либерализма»

а при чём тут либерализм вообще?

Тогда любые зверства в отношении простолюдинов и республиканцев объясняются «защитой существующего порядка», но если всё строго наоборот... если санкюлот и якобинец против дворян и буржуа... вот тогда это «ужасы Революции»...

ужасы революции - это следующая за ней гражданская война.
А годы революции 1793 и отчасти 1794-ый не зря сами же французы назвали "годами ужаса". Можно вспомнить ещё, что по тому же Прериальскому декрету погибло простого народа более 80%, так что...

Но общественное мнение, формируемое властью Директории, всё беспощаднее и упорнее травило их, через газеты и различные брошюры: «Вешайте якобинцев! Вот убийцы народа! Посмотрим, кто посмеется последний, закрывайте свои лавочки, якобинцы открывают свои! Список виднейших якобинских животных, живых и редких экземпляров, переведенных из клеток в Ботаническом саду в зверинец Манежа, вся коллекция якобинских типов: медведи, тигры и обезьяны!»

А что, реально такая травля якобинцев шла? Они, как партия были в то время уже достаточно малочисленны.

Якобинцы вовсе не болтуны и фразёры. За ними не только цветистые и грозные речи с трибуны, за ними стоят дела: штурм Бастилии и Тюильри, оборона страны от роялистского подполья и интервентов, за ними времена Конвента и Комитета Общественного Спасения, да, и, конечно же, революционный террор... как же про него не вспомнить...последний пункт, новые власти (изменники "выкресты" из бывших якобинцев) не забывали ставить обществу на вид.

Если вспомнить, организатором штурма Тюильри был Дантон. Не зря его называли "человеком 10 августа". Также он сыграл немалую роль в обороне Французской республики от интервентов. Но был против усиления революционного террора, во всём надо знать меру.

Но когда примерно также республиканцы обходились с роялистами, «белыми» интервентами и шуанами в 1793-м, аристократы, священники и все сочувствующие монархии называли это «якобинским зверством».

Вообще-то это была террористическая политика якобинского правительства, гос. политика. Не удивительно, что и ответная реакция была такой же.
Якобинцев мне, конечно, жаль. Но тот, кто сам посеял террор и поставил его на повестку дня ( подлинные слова Сен-Жюста - "мы ставим террор на повестку дня"), не должен удивляться и плакать постоянно по поводу ответных мер.

__________________________________

Dixi

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 17:06
Аватар пользователя Irina K.

но нас хотят разжалобить судьбой герцогини, оставшейся без особняка и прислуги или судьбой принца, которого Революция лишила будущего трона и власти.

А меня лично разжалобила судьба многих и многих людей из третьего сословия, самых простых людей, в огромном количестве казненных по драконовскому Прериальскому закону. И закон этот полностью на совести Робеспьера. Вот об этом тоже надо бы написать подробнее.

__________________________________

Dixi

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 17:15
Аватар пользователя Irina K.

Согласно теориям просветителей 18 века, того же Руссо, человек рождается без склонностей ко злу и порокам, но его портит скверное воспитание, отсутствие образования, несправедливый миропорядок, как то бесправие народа, дворянские привилегии и т.п. или всё это вместе.

Так и большевики точно также считали. Что возможно вырастить совершенно нового человека - человека социалистического, а, впоследствии и коммунистического общества. Что всё зависит только от воспитания.

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 18:12
Аватар пользователя Olya

А что, реально такая травля якобинцев шла? Они, как партия были в то время уже достаточно малочисленны.

Да, травля была значительной. Несмотря на то, что ряды их заметно поредели, хорошая организованность, слаженность действий и крайняя энергичность заставляли власти Директории серьезно опасаться их.
Почему был закрыт Якобинский клуб и его филиалы по всей стране? Термидорианцы, сами как бывшие якобинцы слишком хорошо знали подлинную роль этого общества для революции. Клуб превращал своих членов в некую единую идеологическую армию, с центром в Париже, поэтому их члены рассеянные по всей стране могли (без сегодняшних средств связи) действовать одновременно, проводя единые акции.
Об огромной роли Якобинского клуба писал О. Кошен "Малый народ и революция".

__________________________________

О.Виноградова

Olya в чт, 19/12/2019 - 18:17
Аватар пользователя Olya

надо говорить «ради ценностей либерализма»

"Либерализм" и "умеренность" любимое прикрытие для режимов, где у власти крупнособственническая олигархия, банкиры и финансисты. Именно таким был режим Директории. Они все время противопоставляли себя "кровожадным" якобинцам.
Но разве такие видные их деятели, как Тальен, Баррас, Фрерон, сами будучи комиссарами Конвента в 93-м не расстреливали, не гильотинировали, и в чем тогда их "умеренность", только в том, что, к примеру, тот же Баррас числился условно дантонистом?

__________________________________

О.Виноградова

Olya в чт, 19/12/2019 - 18:23
Аватар пользователя Olya

Но тот, кто сам посеял террор и поставил его на повестку дня ( подлинные слова Сен-Жюста - "мы ставим террор на повестку дня"), не должен удивляться и плакать постоянно по поводу ответных мер.

Во-первых, они то как раз и не "плакали", в мемуарах старых якобинцев нет слезливого нытья об "ужасах", в отличие от аналогичных мемуаров аристократов, в них нет озлобленной агрессии жирондистов и восхваления своей политики. Они просто излагали события, так, как сами понимали их.
Зато, что интересно. В книге с пьесами Р.Роллана "Драмы Революции", встречались цитаты из мемуаров Амара, Вадье и мн.др. в которых, спустя многие годы, они раскаивались в том, что противостояли Робеспьеру и уничтожили его...

__________________________________

О.Виноградова

Olya в чт, 19/12/2019 - 18:29
Аватар пользователя Olya

но нас хотят разжалобить судьбой герцогини, оставшейся без особняка и прислуги или судьбой принца, которого Революция лишила будущего трона и власти.

Это касается того, что принято особо "носиться" с "бывшими" (в т.ч.на страницах литературы) и игнорировать иных пострадавших Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:05
Аватар пользователя Irina K.

Термидорианцы, сами как бывшие якобинцы слишком хорошо знали подлинную роль этого общества для революции.

Согласна. Но не надо забывать, что термидорианцы - не только бывшие якобинцы. Большую часть из них вообще составляло так называемое "болото" Конвента, т.е. люди пассивные и не принадлежавшие активно ни к какой из партий.

__________________________________

Dixi

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:10
Аватар пользователя Irina K.

озлобленной агрессии жирондистов

Честно говоря, нигде у жирондистов не встречала "озлобленной агрессии", в то время, как у якобинцев - очень даже. Достаточно вспомнить их речи об усилении мер революционного террора и т.п.

В книге с пьесами Р.Роллана "Драмы Революции", встречались цитаты из мемуаров Амара, Вадье и мн.др. в которых, спустя многие годы, они раскаивались в том, что противостояли Робеспьеру и уничтожили его...

Да, я читала это.

__________________________________

Dixi

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:11
Аватар пользователя Irina K.

Это касается того, что принято особо "носиться" с "бывшими" (в т.ч.на страницах литературы) и игнорировать иных пострадавших

Теперь поняла) К слову, я почитала немного "Лилею" Е. Чудиновой. Это нечто Большая улыбка

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 20:26
Аватар пользователя Olya

Вот-вот.. насчет Чудиновой... еще то чудо... почитай её до конца Большая улыбка

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:29
Аватар пользователя Irina K.

Её фамилия соответствует тому, что она пишет Большая улыбка

почитай её до конца

даже не знаю, осилю ли )))

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 20:32
Аватар пользователя Olya

Большую часть из них вообще составляло так называемое "болото" Конвента, т.е. люди пассивные и не принадлежавшие активно ни к какой из партий.

Да, верно. Но в этом аморфном "болоте" руководящая активная роль принадлежала именно бывшим якобинцам - Баррасу, Тальену, Роверу и др.

__________________________________

О.Виноградова

Olya в чт, 19/12/2019 - 20:43
Аватар пользователя Olya

Да, Ира, Чудинова крайне специфична. Ненависть к Революции у нее крайне фанатичная. Все ее герои дворяне, что русские, что французы на подбор и интеллектуальны, и духовны, еще и физически все красавцы и красавицы, к тому же почему-то голубоглазые блондины и блондинки. Наверное типа "истинные арийцы" Большая улыбка Напротив все французские республиканцы также как на подбор глубоко аморальны, с садистскими наклонностями, плюс также почти все описаны пакостными внешне и...почему-то смуглокожие и черноволосые Озадачен Будто они по отношению к аристократам "ино-расовый" элемент. Приплела религиозно-мистический компонент, что монархия, а также деление на касты-сословия единственно нормальная и "данная от Бога" форма правления, а демократия, Республика, права человека и т.п.от "темных сил", чьи представители - революционеры Озадачен Большая улыбка Ее "благородные" герои походу также отменно жестоки к республиканцам, то они спокойно с удовлетворением наблюдали за медленной гибелью солдат-республиканцев в зыбучих песках, то 9-летний сын аристократки убил ударом ножа в печень солдата "синих", который не только не угрожал его жизни, но еще сам дал этот нож поиграть...то... словом много всякого

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:43
Аватар пользователя Irina K.

Но в этом аморфном "болоте" руководящая активная роль принадлежала именно бывшим якобинцам - Баррасу, Тальену, Роверу и др.

Ну, как сказать... роковую роль сыграл всё тот же печально известный Прериальский декрет, где депутаты были лишены неприкосновенности. Теперь за свою жизнь опасались уже все. Поэтому нередко Термидор называют заговором страха. Именно этот страх и всколыхнул "болото", и заставил поддержать противников Робеспьера.

__________________________________

Dixi

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 20:55
Аватар пользователя Irina K.

Все ее герои дворяне, что русские, что французы на подбор и интеллектуальны, и духовны, еще и физически все красавцы и красавицы, к тому же почему-то голубоглазые блондины и блондинки.

Да, я это заметила Большая улыбка Уже одно это - довольно бредово, т.к. французы относятся к романской группе народов, следовательно там много брюнетов, голубоглазые вообще редко встречаются, больше карие глаза, даже серые - уже реже, и то в центральной части Франции больше. В южных областях же все смуглые и черноволосые.

Напротив все французские республиканцы также как на подбор глубоко аморальны, с садистскими наклонностями, плюс также почти все описаны пакостными внешне и...почему-то смуглокожие и черноволосые

Вот они из южных областей у неё, наверное Большая улыбка
Французские республиканцы вообще все были ОЧЕНЬ разными.

Приплела религиозно-мистический компонент, что монархия, а также деление на касты-сословия единственно нормальная и "данная от Бога" форма правления, а демократия, Республика, права человека и т.п.от "темных сил", чьи представители - революционеры

Чушь собачья Большая улыбка
В общем, читать такое, Оля, можно только в качестве комикса - поржать)) Печально только то, что, как я про неё почитала, она какая-то там заслуженная писательница и кучу премий за свою писанину уже наполучала Печалька
..
Вообще, писать на тему революции (любой) очень непросто, непонятно, зачем Чудинова вообще взялась за эту тему.
Я несколько лет назад прочитала "Белый крест" Елены Колмовской, там о нашей революции. И, хотя, автор пишет без особой любви к большевикам, мне, в принципе, книга понравилась. По крайней мере, такого бреда, как у Чудиновой нет, все довольно реалистично.
А книги Чудиновой вообще надо отнести к жанру "фэнтези" Большая улыбка

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 20:56
Аватар пользователя Olya

Насчет фэнтези, да... Большая улыбка И за что именно ее комиксы так высоко оценены? Не за ненависть ли к 1789 и 1917?

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 21:03
Аватар пользователя Irina K.

И за что именно ее комиксы так высоко оценены? Не за ненависть ли к 1789 и 1917?

Возможно, именно за это Лайк
Хотя, тема 1917 года во многом неоднозначна, особенно то, что касается событий октября. Но писать такой бред, как Чудинова - это уже перебор((

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 21:12
Аватар пользователя Olya

Бред... да еще трескучий ультра-монархический и в наше то время Озадачен Smile

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 21:26
Аватар пользователя Irina K.

да еще трескучий ультра-монархический и в наше то время

Так сейчас это очень в "жилу времени", как говорится. Каких личностей у нас сейчас восхваляют - представителей так называемой "сильной власти" - Николая II ( как правитель был слабый, зато - представитель монархии), Сталина, который сделал якобы "великую империю" ( забывают только, что империя - на костях) и т.п.
В советское время - в 60-70-80-ые Сталина так не славили, как сейчас.
Время сейчас такое, Оля... Печалька

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 21:33
Аватар пользователя Olya

Так сейчас это очень в "жилу времени", как говорится. Каких личностей у нас сейчас восхваляют - представителей так называемой "сильной власти" - Николая II ( как правитель был слабый, зато - представитель монархии), Сталина, который сделал якобы "великую империю" ( забывают только, что империя - на костях) и т.п.
В советское время - в 60-70-80-ые Сталина так не славили, как сейчас.
Время сейчас такое,

Увы, но это действительно так Печалька
Большая улыбка Их еще называют "булкохрустами" от романса восхваляющего романовскую империю:"Балы, красавицы, лакеи, юнкера и вальсы Шуберта и хруст французской булки..."
На одном сайте посвященном ВФР это состояние в шутку окрестили:"Допились до белой...кокарды" Большая улыбка

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 21:37
Аватар пользователя Irina K.

На одном сайте посвященном ВФР это состояние в шутку окрестили:"Допились до белой...кокарды"

Лайк Большая улыбка
А я как-то на один сайт сталинистов зашла, и была в ужасе от бреда, который там пишут. И главное - на полном серьёзе и люди, которым по 25-27 лет, они и при СССР-то не жили... Судят про сталинское время по идиотским книжкам пропагандистов, типа Старикова и Кургиняна.

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 21:43
Аватар пользователя Olya

Да, такого сейчас немало... У той же Чудиновой есть "поклонники", из современных про-монархических обществ, которые считают, что ее идеи и взгляд на историю нужно распространять среди молодежи Озадачен Злой Шок

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 21:47
Аватар пользователя Irina K.

Да, такого сейчас немало...

да, полно мусора среди той же, якобы "исторической литературы".
При СССР это ещё фильтровалось как-то... а сейчас начитаются люди всякой ахинеи от пропагандистов и считают, что при Николае была замечательнейшая богатейшая империя. И что при Сталине было то же самое)
Ну, я как-то больше рассказам своей бабушки доверяю, которая жила в сталинское время.

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 22:03
Аватар пользователя Olya

Мусора действительно много...Хуже, когда его создают известные авторы, ведь им как правило склонны сходу верить. Словно они истина в последней инстанции...
Раскрученный Э. Радзинский также позволяет себе всякое... по теме ВФР. У него также везде в центре внимания придворная жизнь аристократов, ну, те самые "балы, красавицы, лакеи...", как распрекрасна была оказывается жизнь в дореволюционной Франции, но потом пришли "плохие ребята" и всё испортили Большая улыбка Чего стоит его пьеса "Драмы Революции" (название явно взятое у Р.Роллана), у него постоянно встречаются намеренные и излишние параллели с нашей революцией, то Робеспьера у негоза спиной подобострастно называют Хозяин Печалька Не знаешь смеяться или уже заплакать Озадачен

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в чт, 19/12/2019 - 22:08
Аватар пользователя Irina K.

Раскрученный Э. Радзинский также позволяет себе всякое... по теме ВФР.

Ну, Радзинский же, вроде, скрытый ( а теперь уж, наверное, явный) монархист. Смотрела как-то цикл его передач, посвященный царской семье и их расстрелу. Ну что сказать, по человечески мне их тоже жаль, особенно детей... но Радзинский там уже просто чуть ли не истерику со слезами устроил(

как распрекрасна была оказывается жизнь в дореволюционной Франции, но потом пришли "плохие ребята" и всё испортили

Мда... тот же Эро де Сешель - потомственный аристократ - и тот понимал, что во Франции давно уже пора что-то менять, поэтому лично участвовал в штурме Бастилии. Уж наверное он, современник, знал о жизни в своей стране побольше Радзинского Большая улыбка

__________________________________

Dixi

Olya в чт, 19/12/2019 - 22:10
Аватар пользователя Olya

Мда... тот же Эро де Сешель - потомственный аристократ - и тот понимал, что во Франции давно уже пора что-то менять, поэтому лично участвовал в штурме Бастилии. Уж наверное он, современник, знал о жизни в своей стране побольше Радзинского

Вот и я так думаю Лайк

__________________________________

О.Виноградова

Olya в чт, 19/12/2019 - 22:18
Аватар пользователя Olya

Хуже иное, то, что многие современные читатели не знают качественных серьезных работ по этой теме и считают, что по Радзинскому, романам Роксаны Гедеон и прочим можно изучать историю Печалька

__________________________________

О.Виноградова