Блог портала New Author

42. Якобинец. Глава 33. Трагедия Термидора

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
4

На календаре 9 термидора II года Республики (27 июля 1794 года, вечер).
Уже завершилось роковое заседание Конвента.
Неподкупный хорошо знал положение истинное вещей с самого начала,…на что именно он надеялся?
Заговорщики очень боялись свойственного Робеспьеру дара слова, убеждения и покоряющей кристально-безупречной логики, на которую он в этот день особенно рассчитывал, поскольку рассчитывать можно было уже только на удачу. Поэтому они решили обезопасить себя от неожиданностей, подняв дикий крик и свист, заговорщики не дали Робеспьеру шанса защищаться и ответить на сыпавшиеся градом противоречивые взаимоисключающие обвинения, не дали Сен-Жюсту прочесть заготовленную речь по выходу из кризиса.

Неподкупный не знал о планах младшего товарища.., в последнее время они действовали порознь, он не раз слышал упреки друзей по этому поводу…
А Сен-Жюст предлагал реальный и главное единственный бескровный вариант развития событий: введение конституции 1793 года и в связи с этим автоматическая отмена «чрезвычайного режима», а с ним и практики революционного террора и последующие выборы в новый Конвент, но заговорщики не желали бескровного разрешения конфликта…
Уже арестованы и отправлены в Люксембургскую тюрьму братья Робеспьеры, Сен-Жюст, Леба.. Немного успокоившись, председатель Конвента объявил перерыв на час…

Жюсом и Дюбуа, пока заговорщики не опомнились, отправились на улицу Сент-Онорэ для руководства спасением секретного архива клуба и мобилизацией якобинцев на защиту Ратуши.

Командующий парижским гарнизоном генерал Анрио, когда его, наконец, нашли, был пьян, но всё-же вполне дееспособен. Возглавив отряд драгун, он двинулся на Конвент и не встретил сопротивления.

Но вместо того, чтобы арестовать главных заговорщиков, Анрио направился в Комитет Общественной Безопасности, стал искать Амара и Вадье, и не найдя их оставил Тюильри… чем и воспользовались растерявшиеся было заговорщики и стали стягивать свои силы.
Но участникам заговора еще было чего бояться, часом позднее пришло известие о том, что Совет Парижской Коммуны освободил Робеспьера и его людей и сопроводил их в здание Ратуши, а на площади вокруг уже собралась вооруженная толпа, готовая защищать их…

Обрадованные активностью парижской Коммуны, заговорщики тут же объявили освобожденных ими руководителей якобинцев «вне закона», то есть теперь их можно просто убить, казнить без суда.
Это как раз то, что и было им нужно, ведь если Робеспьер предстанет перед трибуналом, ему придется предоставить возможность защищаться. Было решено, он не должен говорить, слишком много знал Неподкупный о каждом из «героев» Термидора, уже видевших себя в составе нового правительства.
Политические конкистадоры, торжествуя, издевались: «Мы применяем ваш же прериальский декрет!» И тут внезапное озарение как молния пронзило мозг…
Их «благородное» сопротивление его утверждению действительно было видимостью! Ведь не зря же вскоре после Лендэ сказал Вадье: «Всё идет прекрасно. Неподкупный сам вырыл себе могилу!»… И где же была при этом его обычная дальновидность?! Неужели взяло верх отчаяние и безысходность? Так неужели правда в этом…

Впоследствии Норбер часто думал о странном поведении Неподкупного в эти последние два месяца, особенно же в последние дни. Уже с весны 1794 против него исподволь начались враждебные действия. Стоит вспомнить распространенные листовки депутата Лекуантра, в которых тот предлагал убить Робеспьера прямо в Конвенте и уже тайно собрал некоторое количество единомышленников. Об этом доложил мелкий клерк, то ли расположенный к Робеспьеру, то ли испугавшийся последствий. И что сделалось Лекуантру и иже с ним? Ровно ничего.
Летом Неподкупный уже точно знал о замыслах заговорщиков, знал их вожаков по именам, но лишь наблюдал за их интригами, собирал материалы для своего Секретного Бюро, ничего не предпринимая. В этом видят какую-то тайну, злой умысел… Но теперь всё встало на свои места…

Правда в том, что с момента утверждения злосчастного прериальского декрета он был бессилен теперь что-либо изменить или остановить. Накануне 9 термидора его враги в злобе и ужасе перед возможным поражением не спали всю ночь, интригуя, организуя, ободряя и запугивая трусов, а что же его люди? Никаких признаков активности, а что же он сам? Он спал эту свою последнюю ночь..

Отчего он устранился и не появлялся в Комитете после бурной сцены 15 июня? Он осознал, что наделал прериальский декрет и в чьих руках его реальное осуществление. Что толку присутствовать в обществе откровенно враждебных коллег, потенциальных убийц, которые принципиально не примут от него никаких предложений, сколь бы разумными они не были.

Без сомнения он понял и то, что в состоянии духовного кризиса и безысходности принял документ, опасный именно для якобинцев, него лично и самой Революции, понял, что обречён и это лишь вопрос времени и ситуации.

Не случайно он так часто публично заявлял о своей готовности к смерти, не случайно и то, что свою последнюю речь, произнесенную в Якобинском клубе накануне переворота 26 июля Робеспьер, откровенно назвал своим «предсмертным завещанием»! Всё сходится, и нет никакой тайны, никакой особой мистики…

Он находился в особом состоянии духа в эти последние полтора месяца именно потому, что чётко сознавал, куда всё катится и был юридически бессилен вмешаться.
Его ночные прогулки по Парижу тоже вызывали толки. Последнее время он рано ложился спать, но к полуночи просыпался и уходил из дома в сопровождении своего пса Броуна, возвращался лишь под утро.
Часто его видели сидящим на скамье в парке с томиком любимого Руссо, с виду глубоко безразличного к царящему вокруг его имени кипению страстей.
О чём он мог думать в это время? О том ли, что гибнет всё, ради чего он пожертвовал всеми благами и удовольствиями обывательской жизни? О собственной судьбе, о прошлом? О том, что опасный крен ещё можно выправить и спасти Революцию? Безусловно. А может и о том, что собственная жизнь могла сложиться иначе? Возможно всё…
А в это время его обвиняли в вынашивании самых чёрных злодейских умыслов…
Теперь он любил смешиваться с парижской толпой, что было не в его привычках. Внимательно прислушивался к разговорам парижан, которые нередко ругали революционное правительство и еще персонально «этого, Робеспьера», иногда он вмешивался в разговор, задавал вопросы, но в споры не вступал… Вероятно, так он выяснял обстановку и настроения народа и понял, что враждебная ему агитация и здесь неплохо обработала умы…

Впоследствии многие историки и писатели найдут «таинственным» и необъяснимым поведение Робеспьера в эти последние два месяца. А никакой тайны здесь нет, стоит рассмотреть события под иным углом, глубже, не по поверхности, понять причины событий, а не изучать их следствие, как происходило это обычно.
Нужно всего лишь отказаться от навязанного Термидором шаблонного взгляда на этого человека, расклад политических сил и систему власти того сложного времени.

Робеспьер действительно не имел рычагов реальной власти, чтобы что-то предпринять единолично. Ведь его враги не только среди депутатов Конвента, но и в самом Комитете. А он такой же член Комитета, как и Колло, Барер и другие, и власти, превышающей их полномочия, не имел.
Росчерк пера одного человека не решал у якобинцев ничего. Это характерная особенность этой политической системы, коллегиальной на всех уровнях.

Как раз этого не могли понять ни их современники роялисты, которые давали якобинской модели власти взаимоисключающие определения, то диктатура, то анархия, этого не могли понять и те, кто писал о тех событиях около 100 и сейчас, более 200 лет спустя.

Злосчастный декрет был убийственным именно для робеспьеристов, оставшихся вследствие раскола в Комитетах в меньшинстве и потерявших по существу влияние на ход событий, осуществление его оказалось полностью в руках их врагов.
В эти два месяца будущие термидорианцы устроили беспредметные массовые казни, неадекватные и превосходящие всё, что имело место с самого учреждения революционного трибунала в марте 1793 года.
Но при этом коллеги усердно делали вид, что он имеет особую единоличную власть. А себя члены обоих правительственных Комитетов позиционировали лишь как «несчастных», которые «лишь подчиняются насилию кучки злодеев» и все эти неоправданные жестокости происходят будто-бы « именем Робеспьера», словно «именем короля» и по его персональной злой воле!

Количество казней превысило общее терпение, присяжные трибунала Парижа часто стали являться на заседания пьяными, и они, не могли выносить столько смертных приговоров. Молодой помощник палача Жак Лувэ, незадумчиво исполнявший свои обязанности ранее, неожиданно для всех покончил самоубийством.. Будущие термидорианцы вели «разъяснительную работу» даже в рабочих кварталах, сея в парижанах разочарование, смутный страх и озлобление.
Вот она, эта правда. Они выставляли его «свирепым и всесильным диктатором»… Будь он и вправду диктатором, имея возможность принимать решения единолично, разве не мог бы он бы отправить на эшафот всех их по очереди, только при этом Конвент был бы еще послушен и покорен и всем доволен, хотя бы внешне.И главное, настоящему диктатору подчинялась бы армия, без обеспеченной поддержки генералитета человек не имеет оснований считаться "диктатором"...

Как раз перед настоящим диктатором это стадо трусов склонилось бы в страхе и почтении, изображая ликование и рабский восторг перед «сильным правителем».

Есть очень заметная категория людей, которые способны уважать только превосходящую, подавляющую их силу и успех любой ценой, уважают любых завоевателей, лишь бы они были победителями, любых бандитов и насильников, лишь бы они были удачливы, ставят им памятники и строят триумфальные арки, восхваляют, слагают легенды. Но они не прощают побежденных героев и наделяют их чертами либо извергов, либо ничтожеств и неудачников.

Для торгашей и расчетливых дельцов душа принципиального идеалиста всегда тайна, а всё непонятное кажется страшным.
Кишечники восстали против мозга, брюхо против духа…

Неподкупный не умел, а главное и не желал по-настоящему поставить сапог им на шею, и они убьют его, чудовищно оболгав до неузнаваемости и втоптав добрую память о нём в кровавую грязь…

Не строй иллюзий, честный патриот, драться будет очень трудно. Теперь можно выжить только в наморднике, так как нет более расчетливых и более циничных людей, склонных решать все проблемы с помощью эшафота, чем те, которых на нашу беду вырастила сама Революция, эти новые господа… привилегированные плебеи...

Если сила окажется на их стороне, мы, якобинцы, «люди 93 года» потеряем самое право на жизнь.. как индейцы в Соединенных Штатах...

Каста со зверскими аппетитами, не знающая, что такое принципы, честь и совесть, осмеивающая, как «фанатизм» всё, чего не может понять. Преступники, укравшие наши лозунги и старые знамена…

Хуже всего то, что нас до сих пор считают единым целым – «революционеры, якобинцы», но мы давно уже не братья, не товарищи…

Мы были беспощадны, чтобы изменить Мир, они, чтобы сохранить награбленную добычу, приобретенные капиталы и дворянские особнячки!

Чтобы с них более ничего не требовали, они станут утверждать, что всё уже свершилось и Революция окончена. Для них так оно и есть.
Эти станут исключительно жестоки, но лишь из трусости и жадности. Власть берут изменники и могильщики Революции, братья Бриссо и коммерсантов, финансистов из окружения Дантона…

Рейтинг:
4
Irina K. в сб, 07/12/2019 - 18:29
Аватар пользователя Irina K.

не дали Сен-Жюсту прочесть заготовленную речь по выходу из кризиса.

А Сен-Жюст в тот день в Конвенте реально хотел прочитать речь о выходе страны из кризиса? Насколько я знаю, он должен был озвучить списки тех лиц, которые должны были быть уничтожены. Ранее, об этих лицах упоминал Робеспьер, но по какой-то причине этот список не назвал и поручил зачитать его позже Сен-Жюсту.

в последнее время они действовали порознь, он не раз слышал упреки друзей по этому поводу…

Да, даже Сен-Жюсту претил отвратительный Прериальский декрет, который усиленно проталкивал Робеспьер.

Политические конкистадоры, торжествуя, издевались: «Мы применяем ваш же прериальский декрет!»

и почему же издевались? Да, именно ответная реакция на декрет, не более того.

Их «благородное» сопротивление его утверждению действительно было видимостью!

Оля, на самом деле, там и сопротивления особого не было. Сейчас я буду приводить конкретные факты. Итак, последовательность принятия горестно знаменитого закона 22 прериаля (10 июня):
Закон, приготовленный Робеспьером, внес в Конвент Кутон. Неподкупный хотел, чтобы это сделал блистательный Сен-Жюст) Но Сен-Жюст, находившийся в армии, ради этого приехать отказался. Он прибыл в Париж только 25 прериаля. Поэтому пришлось доверить доклад Кутону. Интересный момент, что проект закона ни с кем не был согласован и стал откровением как для Конвента, так и для обоих комитетов. Возможно, именно поэтому Робеспьер не хотел (испугался?) самостоятельно обнародовать его. Ну, о самой сути этого чудовищного декрета я писала в комментариях к другим главам, повторяться не буду... Последовательность событий дальше. После прочтения Кутоном содержания декрета, Конвент ужаснулся. Им предлагали, стать по сути "септембризерами", т.е. теми, кто расправлялся с узниками тюрем ( без суда и следствия) в сентябрьские дни 1792 года. Депутат Рюам при поддержке коллеги Лекуантра потребовал отсрочки закона, пригрозив в случае отказа немедленно затрелиться. Теперь, Оля, внимание!
Возмущенный Робеспьер, будучи в тот день председателем, немедленно поднялся на трибуну и, угрожая "новыми заговорами" и "бесчисленным множеством иностранных агентов, наводняющих страну", стал убеждать, что "отсрочка закона помешает спасению родины".
Привожу конкретную цитату из Речи Робеспьера в защиту Прериальского декрета:
"Мы презираем предательские инсинуации, которыми хотели бы обвинить крайнюю суровость мер, предписываемых общественными интересами. Эта суровость страшна только заговорщикам, только врагам свободы и человечества".
Однако, Конвент робко сопротивлялся. Остановить декрет пытались даже монтаньяры - из оставшихся в живых. Робеспьер ещё раз взял слово и заявил, что - я опять его цитирую - "в Конвенте могут быть только две партии - добрые и злые, патриоты и лицемерные контрреволюционеры".
Перед стихшим Конвентом Робеспьер заявил: "Гора" чиста, она благородна, и интриганы не принадлежат к "горе"."
А когда кто-то из зала осторожно попросил его назвать имена интриганов, он ответил: "Когда надо будет, я их назову", отчетливо намекая на тех, кто пытался ему возразить. В зале повис страх.
Естесственно потом этот страх перерос в заговор 9 термидора. И активное участие в нем приняли также немногочисленные оставшиеся в живых депутаты разгромленной Робеспьером "горы".
Смотрим события дальше. На следующий день депутат Бурдон из Уазы, воспользовавшись отсутствием в Конвенте Робеспьера, выступил против небольшого уточнения, внесенного в новый закон. А именно - против разрешения отправлять депутатов в революционный трибунал без согласия Конвента. Понимая, в какую пропасть загоняет их этот пункт закона, депутаты поддержали Бурдона и проголосовали за неприкосновенность депутатского корпуса. Агенты Робеспьера сообщили о неповиновении депутатов. Вечером у якобинцев Робеспьер обрушил свой гнев на - опять цитата из его речи - "людей, с громадным пылом защищающих Конвент и в то же время оттачивающих против него кинжал", призвал патриотов быть на страже более, чем когда-либо, ибо - опять цитатка от Робеспьера - "люди развращенные идут на все, чтобы задушить защитников отечества".
На следующий день Конвент отменил принятую им поправку.
Чудовищный декрет был принят полностью в той редакции, на которой настаивал Робеспьер.
Поэтому, Оля, попытка выставить Робеспьера невинной жертвой и эдакой безвольной марионеткой, от которой ничего не зависело, для меня выглядит странно. На нём - полностью ответственность за принятие Прериальского декрета. И кровь людей, по этому декрету казненных.

__________________________________

Dixi

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 18:36
Аватар пользователя Irina K.

И главное, настоящему диктатору подчинялась бы армия

когда диктатор теряет популярность и авторитет среди армии, она перестает его поддерживать. И в истории также немало тому примеров.

__________________________________

Dixi

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 18:38
Аватар пользователя Irina K.

душа принципиального идеалиста

Идеализм страшен, когда он превращается в фанатизм.

__________________________________

Dixi

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 18:42
Аватар пользователя Irina K.

чем те, которых на нашу беду вырастила сама Революция, эти новые господа… привилегированные плебеи...

Значит, дело, по сути даже, не в смене социального строя, а в самой гнилой природе человека. Большинство людей всегда будут наживаться, лгать, воровать при любом соц. строе... От перестановки слагаемых сумма не меняется.

__________________________________

Dixi

Olya в сб, 07/12/2019 - 19:05
Аватар пользователя Olya

Действительно, есть в природе психо-типы, которым свойственно "иерархическое" мышление, "высшие-низшие", "нашего круга-не нашего круга", этакий природный "аристократизм", они рождаются в любой среде, в т.ч. и среди бедных. Они охотнее всего подчиняются любой тирании и покорно занимают отведенное им место, даже самое "собачье", но в душе стремятся занять место повыше и пнуть того, кто оказался "ниже" в данный момент... При должном воспитании и образовании из них получаются, к примеру, хорошие полицейские, военные, т.к. они хорошо понимают субординацию, но при отсутствии нормального воспитания это... без комментариев. Но все-таки наличие таких людей в обществе не повод потакать им и "ложиться под них"...

__________________________________

О.Виноградова

Olya в сб, 07/12/2019 - 19:09
Аватар пользователя Olya

Теоретически, был один выход из Террора без убийства Робеспьера и его "команды", реальное введение конституции 93 года, это автоматически отменило бы "чрезвычайное положение", к которому относится и Террор...и был вариант иного развития событий...

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 19:12
Аватар пользователя Irina K.

Но все-таки наличие таких людей в обществе не повод потакать им и "ложиться под них"...

Оля, при чём тут это? В самой природе человека заложен эгоизм - в большей или меньшей степени. Людей-альтруистов вообще очень мало.
И цель любого цивилизованного общества - принять законы, этот эгоизм ограничивающие. Всё. Другой момент, заслуживающий обсуждения - чтобы эти законы соблюдались.

__________________________________

Dixi

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 19:17
Аватар пользователя Irina K.

Теоретически, был один выход из Террора без убийства Робеспьера и его "команды", реальное введение конституции 93 года

Вот с этим я согласна. И возникает логичный вопрос - почему же Робеспьер предпочел, более того - настаивал на принятии Прериальского декрета, вместо того, чтобы ввести в действие Конституцию? Про введение в действие Конституции ему Эро говорил ещё, начиная с осени 1793-го года...
Тогда Робеспьер отвечал, что вводить в действие Конституцию ещё слишком рано. Ну а вот потом стало слишком поздно...

__________________________________

Dixi

Olya в сб, 07/12/2019 - 19:33
Аватар пользователя Olya

Ну а вот потом стало слишком поздно...

Вот это, к сожалению, верно Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 19:38
Аватар пользователя Irina K.

Вместо Прериальского декрета надо было просто ввести в реальное действие Конституцию 93-го года. Главной ошибкой Робеспьера стало то, что он не смог вовремя остановиться с "истреблением врагов республики".

__________________________________

Dixi

Glimpse в сб, 07/12/2019 - 19:54
Аватар пользователя Glimpse

Лайк + Цветок

__________________________________

В порядке не очередности

Olya в сб, 07/12/2019 - 22:56
Аватар пользователя Olya

Я согласна с тобой в главном. Но...может быть всем нам легко быть "умными" сейчас, задним числом?

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в сб, 07/12/2019 - 23:04
Аватар пользователя Irina K.

Но...может быть всем нам легко быть "умными" сейчас, задним числом?

Насчет заднего числа не знаю, Оля. Но относительно хода и развития революции лично я - полностью на стороне таких людей, как Камилл Демулен и Эро де Сешель. Опять же, последний постоянно говорил Робеспьеру о том, что пора вводить в действие Конституцию 93-го года. Так что я "умна" не задним числом, а просто придерживаюсь взглядов этих людей. которые, вообще-то, далеко не дураками были.

__________________________________

Dixi

Olya в сб, 07/12/2019 - 23:58
Аватар пользователя Olya

Так что я "умна" не задним числом, а просто придерживаюсь взглядов этих людей. которые, вообще-то, далеко не дураками были.

Никто из них дураками не были..

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в вс, 08/12/2019 - 00:11
Аватар пользователя Irina K.

Никто из них дураками не были..

Лайк

__________________________________

Dixi

Арабеска в сб, 25/01/2020 - 23:32
Аватар пользователя Арабеска

Мне Антуана Сен-Жюста и Робеспеьра жаль.

__________________________________

Арабеска

Olya в вс, 26/01/2020 - 14:43
Аватар пользователя Olya

Мне Антуана Сен-Жюста и Робеспьера жаль.

Мне тоже их очень жаль. И просто как людей, и как безусловно честных и талантливых общественных деятелей, о каких сейчас можно только помечтать.
Спасибо на добром слове, Светлана Цветок
Ведь далеко не всякий с нами в этом согласится, стереотипы мешают.

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в Пнд, 27/01/2020 - 21:08
Аватар пользователя Irina K.

Ведь далеко не всякий с нами в этом согласится, стереотипы мешают.

Ну, мне, например, мешают далеко не стереотипы) Вот Сен-Жюста мне жаль, да. Но даже он отстранился от Робеспьера, когда тот, благодаря своему фанатизму и хз чему ещё Озадачен настоял на принятии Прериальского декрета, благодаря которому тысячи людей погибли без вины.

__________________________________

Dixi

Olya в Пнд, 27/01/2020 - 22:47
Аватар пользователя Olya

Но даже он отстранился от Робеспьера

Внутренние разногласия у них, конечно, возникали по этому поводу. Но реально отстраниться означало перейти в лагерь термидорианцев, стать врагом, повернуться против Робеспьера, либо, как минимум отстраниться от всякого участия, отдалиться и исчезнуть из поля зрения, Сен-Жюст не сделал ни того, ни другого.
Он мог быть определенно с чем-то несогласным, мог высказывать ему это в глаза, но он не мог стать врагом Максимильена и одним из его убийц. Невозможно представить Сен-Жюста в одних рядах с Баррасом, Тальеном, Фуше и Ко Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в Пнд, 27/01/2020 - 23:06
Аватар пользователя Irina K.

Но реально отстраниться означало перейти в лагерь термидорианцев, стать врагом, повернуться против Робеспьера, либо, как минимум отстраниться от всякого участия, отдалиться и исчезнуть из поля зрения, Сен-Жюст не сделал ни того, ни другого.
Он мог быть определенно с чем-то несогласным, мог высказывать ему это в глаза, но он не мог стать врагом Максимильена и одним из его убийц.

Он не стал реально отстраняться, Оля, но его несогласия с приаральским декретом были весьма видны. И погиб он вместе с Робеспьером вовсе не из-за того, что был настолько согласен со всеми его взглядами... а просто потому, что.. решил так, ну и человек был - Сен-Жюст - всё же порядочный. Не снимал с себя вины и ответственности за всё, прозошедшее.

__________________________________

Dixi

Irina K. в Пнд, 27/01/2020 - 22:59
Аватар пользователя Irina K.

но возможно это потому что я прошлые 32 главы не читала.

Ну так почитайте, Бог в помощь)

__________________________________

Dixi

Olya в Втр, 28/01/2020 - 19:46
Аватар пользователя Olya

И погиб он вместе с Робеспьером вовсе не из-за того, что был настолько согласен со всеми его взглядами... а просто потому, что..

Несмотря на все внутренние разногласия, он остался другом Максимильена и в том что касается политики тоже их имена связаны, они всегда были тандемом, кроме последних 1,5-2 месяцев.
Нельзя было устраниться иначе, чем растоптав разом и дружбу (чисто человеческое) и честь революционера-якобинца (это специфический внутренний "кодекс", малопонятный людям аполитичным, а тем более жуликам и карьеристам, примазавшимся к Революции). "Прогнуться" просто ради выживания любой ценой такой человек не смог, сам не захотел бы...
Норбер (как его не вспомнить Smile ) думал также, как Сен-Жюст и решил остаться с Робеспьером в Ратуше, чем бы это не закончилось... Печалька

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в Втр, 28/01/2020 - 19:58
Аватар пользователя Irina K.

Нельзя было устраниться иначе, чем растоптав разом и дружбу (чисто человеческое) и честь революционера-якобинца

Ну, здесь мы во мнениях расходимся, Оля, ибо для меня Робеспьер не является неким олицетворением "чести якобинца". А вот то, что человеком он был крайне честолюбивым - это да.

Норбер (как его не вспомнить ) думал также, как Сен-Жюст и решил остаться с Робеспьером в Ратуше, чем бы это не закончилось...

Да, я так и поняла.

__________________________________

Dixi

Olya в Втр, 28/01/2020 - 21:44
Аватар пользователя Olya

для меня Робеспьер не является неким олицетворением "чести якобинца". А вот то, что человеком он был крайне честолюбивым - это да.

Во-первых, тут речь была слегка о другом, речь шла о "якобинской чести" Сен-Жюста, для которого невозможно было замараться союзом с Баррасом, Тальеном, Фуше и Ко, даже если он не смог "достучаться" до Максимильена и заставить его изменить опасную позицию.
Это я написала через Норбера, что "Робеспьер являлся олицетворением совести, чести и духа Революции и стоил для нас больше, чем все сокровища Перу" Подмигивание Это другое, это моё Smile В моей внутренней привязанности к нему есть что-то не только идейное, но и личное, это не очень легко сходу объяснить, похоже даже психологическое, мне многое в его поведении кажется понятным, пусть и не всегда оправдываемым.

__________________________________

О.Виноградова

Gamayun в Пнд, 22/06/2020 - 22:16
Аватар пользователя Gamayun

Впоследствии Норбер часто думал о странном поведении Неподкупного в эти последние два месяца, особенно же в последние дни.

Действительно странное поведение и своеобразное роковое стечение обстоятельств.+

__________________________________

gamayun

Olya в Пнд, 22/06/2020 - 22:29
Аватар пользователя Olya

Печалька

__________________________________

О.Виноградова