Блог портала New Author

12. Остров Сен-Доминго в 1793 году. Последние белые на Гаити - год 1804

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
4

Несколько дней Мари не видела вокруг почти никого, кроме сына.

Она потеряла его трехлетним малышом, а нашла тринадцатилетним подростком, несколько ершистым, как и все подростки, иногда чрезмерно серьезным, чтобы выглядеть «настоящим мужчиной, а не глупым щенком».

И всё же, сквозь всю серьезность и важность, чувствовалась радость, что, наконец, сбылась мечта детских лет и мама нашлась...

Мари также имела возможность убедиться, что образованию мальчика Жак уделял должное внимание, и маленький белый гаитянин в этом отношении ничем не уступал своим сверстникам из Франции или Соединенных Штатов.

Правда, выросший в окружении чернокожих ровесников, Антуан настаивал, что он не француз, а гаитянин, как «отец», хотя Жак Буарди никогда не обманывал приемного сына в том, что касается его происхождения.

Невозможность их кровного родства была слишком очевидной, бледный светловолосый мальчик с европейскими чертами лица разительно отличался от мужчины с чисто африканским типом лица и цветом кожи максимально тёмным даже по меркам Африки...

Подросток отлично ориентировался в местной культуре и обычаях, был тут своим, наравне с французским владел франко-креольским языком и предпочитал экзотическую прическу с десятками тонких косичек, комично смотревшуюся на светлых волосах...

Заметив на руке сына странную татуировку, Мари решила выяснить у Жака, почему он это разрешил и что именно она означает...

Только сейчас она спохватилась, что переключившись на сына, что понятно, всё же будто отвернулась от Жака и забыла о его существовании.

А он внимательно, сумрачно и как-то грустно наблюдал за ней и мальчиком на расстоянии и не спешил к ним присоединиться... почему так?

Когда Мари тихо вошла в столовую, Жак нервным движением поправил кисейный галстук и отвернулся к окну:

- Я так понимаю... ты нашла сына... и теперь захочешь как можно быстрее уехать с этого опасного для белых острова... Ты еще не думала, куда вы поедете, во Францию... в Новый Орлеан или в Соединенные Штаты?

Мари невольно резнули по сердцу его последние слова, молодая женщина слегка нахмурилась и побледнела:

- Что значит, куда мы поедем? Ты что же... не хочешь ехать с нами... оставишь Антуана, который привык называть тебя отцом, а я, как же я... может, ты хочешь остаться с этой... Розой... скажи всё, как есть, я... – Мари проглотила комок – я... постараюсь понять...

Жак обернулся к ней, нарочито прямой и крайне напряженный. Высокие скулы обозначились резче, белки глаз нервно поблескивали.

- Мари... – он мягко поднес к губам ее тонкие бледные руки – это ты... скажи мне... как есть... я... всё еще нужен тебе или... всё дело... в благодарности... за сына... Я не хочу так... из благодарности,... в качестве «доброго друга, которому очень обязаны и нельзя отказать»...

Или из выгоды, извини, ведь создали же у нас сейчас закон, что на Гаити могут остаться те белые женщины, которые согласились выйти замуж за чернокожих...

- Милый Жако... – Мари крепко обняла его за шею обеими руками и уткнулась лицом в пышный галстук – я не переставала любить тебя... ты очень-очень нужен мне... и... причем здесь «из благодарности», «добрый друг» и всё прочее?...

Что касается выгоды... это честно, меня задело, если бы я искала выгоды, я должна была бы стремиться как можно скорее уехать отсюда, а не остаться здесь!

Мари тяжело опустилась в кресло и уронила голову на руки. Услышав тихий шелест рядом, и слегка раздвинув пальцы, она с удивлением наблюдала, как медленно Жак присел на пол и прижался головой к ее коленям.

Осторожно и нежно провела ладонью по жестковатым курчавым волосам.

- Прости меня, ради Бога... я слишком часто мечтал о нашей встрече... мне не так легко было поверить, что ты здесь не только в поисках ребенка... но и ради меня... Что касается Розы... ну, извини, не был я монахом эти годы... но ей не было, и нет места в моей жизни...это лишь ее претензии и фантазии...

Тем более... если ты согласна, мы немедленно переезжаем отсюда...

Район Дельмас кишит шпионами Дессалина, диктатору служит и мой сводный братец Жером Буарди... не к ночи, как нечистый, будь упомянут. Ночной призрак, пьющий кровь, тонтон-макут...

Помнишь этого красавчика с повадками крупного хищника? Как на грех, внешне я с ним похож, из-за чего уже имел неприятности...

При французах Жером весь из себя чёрный коммерсант, владелец нескольких кафе, а по-тихому и борделей... теперь он у нас плантатор, выкупил одну усадьбу на северной равнине...

В отличных отношениях и с самозваным императором и с его личным секретарем Буароном-Тоннере... ну, тот самый маньяк, который науськивал толпы восставших драть кожу с белых...

При упоминании Буарона-Тоннере Мари невольно вздрогнула... и криминального «коммерсанта», сводного брата Жако она тоже вспомнила.

Заметив страх, мелькнувший в ярких синих глазах, Жак нежно погладил Мари по золотистым волосам, как ребенка и, мягким жестом приподняв голову за подбородок, стал страстно и нежно целовать пухлые губы, расстегнутое платье медленно сползло со сливочно-белых точеных плеч... Время остановилось...

.... .... .....
- Отец! – раздался звонкий и резкий голосок подростка и настойчивый стук в дверь – к нам приехали месье Рейноса и месье Дэвис... Они ждут на веранде...

- Вот чёрт! Скажи, пусть немного подождут! – и уже тихо, обращаясь к разомлевшей Мари, которая грациозно и лениво потягивалась, как не вовремя встревоженная кошка – ну, что делать, одеваемся и встречаем гостей, это мои друзья, не уверен, помнишь ли ты их, прошло столько лет, кубинец Диего Рейноса и американец Энджел Дэвис...

Наш общий друг коренной американец - чироки Джейми Уаюкума Тиббс недавно погиб...на стороне гаитян против рабства и колониальной зависимости... Удивительный редкий человек, погиб даже не за свой народ, не за своих индейцев чироки, но за идею и принцип...

Мари, милая, ну, одевайся же, поторопись, я вместе с Антуаном помогу тебе быстрее накрыть на стол. А завтра я напишу тетушке Марте, узнав о том, что ты нашлась и мы снова вместе, она обязательно приедет...

Услышав имя тетушки Марты крайне изумленная Мариэтта остановилась на пороге кухни:

- Чудесная добрая женщина, так она жива?! Уже тогда, десять лет назад, она казалась мне пожилой...она добровольно помогала мне с Антуаном, сидела с ним...

Жак выразительно кивнул и ловко расставил на столе необходимое количество приборов, салфетки, ножи и вилки:

- Да... Она стала отличной бабушкой Антуану, ухаживала за ним, гуляла, играла. Бедная женщина, она давно мечтала о внуках, но еще в 1788, накануне общего восстания, веселящаяся «золотая молодежь», плантаторский сынок с дружками ТАК развлеклись с ее дочерью, что она уже никогда не могла иметь детей... а через два года умерла... Ладно, не вовремя такая грустная тема, в любом случае, тетушка Марта будет очень рада тебе...

- И вот еще... Антуан, подойти ко мне, и покажи татуировку на руке... – обратилась к сыну Мари – я всё хотела спросить, Жак, что это за символы и зачем это ему?

- Антуан, принеси, пожалуйста, мясо в глиняных горшочках и «мавританский» салат...

Когда мальчик ушел, Жак опустился в кресло и жестом пригласил Мари сделать то же:

- У нас мало времени, гости не должны ждать, но я постараюсь объяснить кратко. Я должен был максимально обезопасить мальчика, ты сама видишь, что сейчас здесь очень опасно для белых. Я не могу всегда держать его при себе, ему не всегда будет двенадцать лет... Он и сейчас порой уже бунтует, он, видите-ли, уже не дитё и сам постоит за себя...

Татуировка - это знак клана лукУми... Вижу, тебе это ни о чем. Этот народ соседи еще называют йорУба, он проживает в низовьях реки КуАрры, белые называют эту реку НигЕр, в государстве Эдо и в соседнем королевстве БенИн, откуда родом мой отец-африканец.

Среди бывших рабов и свободных гаитян многие ведут свое происхождение от лукуми-йоруба. Если Антуан носит эту татуировку, то условно он как-бы «не белый» и за него есть, кому вступиться...пусть думают, прежде чем нападать...

Сначала я думал сделать ему татуировку народа йолОф. К сенегальцам йолоф принадлежала моя мать, но передумал, представителей этого клана здесь не так много...

- А я думал, рабство отменили... – вид мальчика, вернувшегося с кухни с салатом и мясом, был комически-мрачный.

- Перетрудился, несчастный... ты маме еще пожалуйся... – в тон ему отвечал Жако, - ну же, белый раб черного господина, иди и открой дверь нашим гостям...

Рейтинг:
4
Евгения Светланова в ср, 02/09/2020 - 06:30
Аватар пользователя Евгения Светланова

Очень понравилась глава! Лайк Оля, мой +

Olya в ср, 02/09/2020 - 12:36
Аватар пользователя Olya

Очень понравилась глава!

Спасибо, Света! Smile Сердце Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Glimpse в ср, 02/09/2020 - 13:59
Аватар пользователя Glimpse

Прекрасная глава. +++ Цветок

__________________________________

В порядке не очередности

Olya в ср, 02/09/2020 - 19:24
Аватар пользователя Olya

Прекрасная глава. +++

Спасибо, Владимир)) Подмигивание Сердце Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Gamayun в пт, 11/09/2020 - 20:41
Аватар пользователя Gamayun

Прочитала с интересом. Очень напряженное выяснение отношений. Трудно и матери и ткм кто его вырастил. Но слава Богу любовь никуда не делась:

Милый Жако... – Мари крепко обняла его за шею обеими руками и уткнулась лицом в пышный галстук – я не переставала любить тебя... ты очень-очень нужен мне... и... причем здесь «из благодарности», «добрый друг» и всё прочее?...

Какая сложная ситуация возникает.За главу, конечно +

__________________________________

gamayun

Olya в сб, 12/09/2020 - 16:55
Аватар пользователя Olya

Прочитала с интересом.

Подмигивание

Какая сложная ситуация возникает.За главу, конечно +

Спасибо! Smile Цветок Цветок

__________________________________

О.Виноградова

Арабеска в вс, 27/09/2020 - 19:40
Аватар пользователя Арабеска

Хорошая глава. Цветок

__________________________________

Арабеска

Olya в ср, 30/09/2020 - 14:32
Аватар пользователя Olya

Хорошая глава

Спасибо, Света! Подмигивание Цветок

__________________________________

О.Виноградова