Блог портала New Author

08. Якобинец. Глава 7. Вечер 10 августа

Аватар пользователя Olya
Рейтинг:
2

Норбер успел переодеться, вишнёвый сюртук красиво облегал сильное стройное тело, брюки такого же цвета и на ногах высокие до колен сапоги. На голове гордо красовался красный колпак патриота с национальной кокардой.

Он решил наведаться в особняк маркиза де Белланже на улице Рая в секции Бонди. Маркиз состоял в секретных отношениях с Веной, на что указала молодая девушка из его прислуги, добрая республиканка.

Не стоит хлестко и презрительно называть это доносом, заявление оказалось справедливым и обоснованным, а сам маркиз де Белланже отнюдь не безвинная жертва клеветы и классовой ненависти.

После смерти маркиза секретная переписка с Австрией без сомнения, оказалась в руках его родственников, остается надеяться, что они еще не сбежали. Несколько молодых санкюлотов отправились с ним, но Куаньяр оставил своих людей на улице, с задачей окружить дом и охранять парадный и чёрные выходы.

Испуганный лакей попятился, увидев человека опоясанного трехцветным шарфом, выдававшим чиновника-якобинца. Дома оказалась лишь 45-летняя мадемуазель де Белланже, его кузина, сестра и мать, вот-вот должны вернуться.
Обычная надменность и презрение исчезли с лица мадемуазель совершенно. Неловкий и скромный «плебей», над которым они так весело насмехались в Санлисе, предмет ненависти и злобных сплетен местной знати, теперь выглядел совсем иначе, он стал для них смертельно опасен.

Но испытать страх мадемуазель де Белланже заставило то, что с грубо-красивого лица Куаньяра исчезло выражение скромной почтительности, этой привычной защитной маски простолюдинов, она наткнулась на холодную свирепость остановившихся зрачков. Момент истины, мадемуазель?

Вот что таили в себе покорность и униженные поклоны ваших слуг и безответных крестьян… В руке он держал пистолет.

- «Вместе мы дождемся ваших родственников!», - его бархатистый голос приятно завораживал, чудовищно не соответствуя выражению глаз.

Куаньяр медленно подошёл к мадемуазель де Белланже и, приподняв её голову за подбородок, заглянув в расширенные глаза, их губы оказались совсем близко, она сразу же сделала из этого свои выводы, уперлась ладонями в его грудь, в ужасе косясь на пистолет:

- Нет, ради Бога, нет, возьмите что хотите, вот хотя бы мои золотые украшения, возьмите деньги, месье, только не делайте этого!

- Как же изменился твой тон, милая.. вот уже и «вы», и «месье», а то всё «плебей и негодяй » .., - губы Куаньяра против воли расплылись в презрительной усмешке, - я не насильник, так что успокойся, может я груб сейчас, не слишком галантен, непохож на ваших кавалеров, как в известной песне «я санкюлот, горжусь тем я, назло любимцам короля», но не бойся, при твоих внешних данных ты умрешь девственницей...не стесняйтесь, мадемуазель, откройте вот этот шкаф... нет, я не грабитель, мне не нужны ваши деньги, а вот документы, пожалуйста, доставайте быстрее…пока не случилось беды, а то я человек очень нервный, очень устал… и очень ненавижу аристократов.
Мне надо торопиться, а вдруг господина Монморанси, бывшего министра Капета, повесят без меня? Никогда себе этого не прощу…, - последнее было сказано, скорее, с насмешкой, чем со злобой.

Его немного развлекал испуг этой еще недавно надменной и властной особы, разом растерявшей всю привычную барскую спесь.

С четверть часа он, молча, перекладывал бумаги, бросая на женщину хмурые взгляды. Всё это очень интересно и всё же не совсем то, что нужно.

- И где же старуха Белланже, где сестра маркиза? Где кузина?, - заложив руки за трёхцветный пояс и сузив глаза, обратился Куаньяр к мадемуазель де Белланже, - ну же, я должен знать правду! Сбежали? Бросили вас? Не удивлюсь ничему, семейка моральных уродов…

- Они пошли к председателю нашей секции, узнать, сможем ли все мы получить пропуск и выехать из Парижа…

Норбер спокойно пожал плечами:
- Значит, они уже арестованы. Представляю себе бессильную ярость мамаши Белланже, приятно было бы повидать её... кузина менее достойный противник, но даже она не лепетала бы сейчас, как вы… что вы знаете о переписке маркиза?

Мадемуазель де Белланже слабо вздохнула:

- Достоверно, ничего. Как понимаете, всё это слишком серьезно, чтобы кузен стал посвящать в это семью, особенно женщин…, - встретившись с его невозмутимым, жёстким взглядом, она обреченно сникла.

Но реакцию Куаньяра просчитать слишком сложно, внешнее отсутствие эмоций обманчиво.

- Уходите! - резко бросил он, не оборачиваясь, через плечо.

- Что?! – мадемуазель де Белланже боялась поверить тому, что услышала.

- «Ты еще и глухая, аристократка?! Убирайся, исчезни», - грубость Норбера проистекала от его собственных сомнений в правильности того, что он делает.

Перепуганная и жалкая, старая дева, она не вызывала в нем злобы, скорее пренебрежение.

- Ваша кузина, которой не отказать в сословном высокомерии и ненависти к санкюлотам держала бы себя совсем не так, верно?

Она нерешительно подошла и слегка коснулась его плеча.

- Но месье… я хотела сказать, гражданин…Помогите мне получить пропуск, чтобы выехать из Парижа…без пропуска мне далеко не уйти…

- Я сказал лишь, что дам вам шанс уйти, но помогать вам я не намерен, убирайтесь! Это мое последнее слово!, - он бросил эти слова вполоборота, не сводя с куста цветущей акации за окном остановившихся, широко открытых глаз.

Обернувшись на секунды и облизнув сухие губы, смерил ее взглядом, от которого женщина убрала руку с его плеча и слегка попятилась.

После Куаньяр повернулся спиной к мадемуазель де Белланже и скрестил руки на груди, давая понять, что ничего другого она от него не услышит.

Шорох из соседней комнаты заставил его резко обернуться. Он только что обошёл все комнаты, не поленился заглянуть даже в шкафы, не обнаружил никого. Хозяйка слегка сжалась под тяжелым взглядом республиканца.

- Жюстина! Ради всего святого, зачем ты вышла?! Ты же погубила себя!
А вот и кузина. Высокая, зеленоглазая девушка лет двадцати трех, с длинными и вьющимися кольцами рыжеватыми волосами.

В Санлисе Норбер постоянно видел её гуляющей с племянницей графа де Бресси...

- Гражданка Габрийяк? Рад вас видеть. Давно вы в Париже? С графом де Бресси и его семьей всё в порядке?

Жюстина де Габрийяк отреагировала более чем холодно:
- К чему эта формальная вежливость, гражданин санкюлот? Я слышала, как вы только что грубо отказали тёте Атенаис в получении пропуска...

- Гражданочка, я лишь сказал, что не стану содействовать в получении пропуска, но не стану и мешать, у нее есть шанс. Она вполне свободна, чтобы... убраться отсюда!

И повернувшись в сторону Атенаис де Белланже, бросил резко:

- Вы слышали меня, гражданка? Сейчас сюда зайдут мои люди, и начнется настоящий обыск, затем этот дом будет опечатан. Уходите. Останетесь, будете арестованы со всеми вытекающими последствиями.

. Атенаис де Белланже растерянно смотрела на молодую родственницу.

Жюстина де Габрийяк взглянула на республиканца жёстко и сумрачно:
- Я тоже могу быть свободна, гражданин санкюлот?

Куаньяр сузив глаза, разглядывал ее, затем как-то неуверенно подошел ближе:

- Вы тоже свободны, но только после того, как ответите мне на вопрос, который только что проигнорировали. С семьей де Бресси всё нормально? В Санлисе после моего отъезда не было крупных беспорядков?

Девушка холодно и недоверчиво смотрела на него:

- Беспорядки были, их имение не тронули, зато сожгли наше и наших соседей де Ласи. Они уехали из Санлиса 1 августа, за три дня до нас.

Куаньяр слегка изменился в лице:

- Вы хотите сказать, что они эмигрировали?! Потрудитесь ответить правду: да или нет. Будете молчать, наше общение, столь малоприятное для вас, затянется надолго, ответите, вы обе свободны. Неужели я так много прошу?!

Атенаис де Белланже не выдержала первой:
- Боже, Жюстина, скажи этому упрямому санкюлоту всё, что ему нужно, и мы уходим! Никуда они не эмигрировали, здесь они, в Париже!

Мадемуазель де Габрийяк нехотя разжала губы:
- Вы всё услышали, что хотели, гражданин? Мы свободны? Или вы отказываетесь от своего слова?

- Вы думаете, что слово способен держать только дворянин? – резко ответил Норбер,- и будто вспомнил о чем-то – у графа де Бресси в Париже ведь проживает сестра с мужем...герцогиня... как там её?

К нему медленно и вальяжно подошел Жюсом:
- Ну что, начинать, наконец, обыск? С дамочками что делать?»

- «Лучше напомни мне, Пьер, как по мужу фамилия сестры графа де Бресси? Знаю, что они давно обосновались в Париже, еще до 89 года. Только не скажи сейчас, что тоже этого не помнишь. «Бывшие» они или нет, но они наши земляки.

- Почему не помню, - Жюсом снял фригийский колпак и утер им влажный лоб, - отлично помню, Жюайез, по мужу она герцогиня де Жюайез. Они были даже представлены ко Двору, но ясно, что теперь со всем этим дерьмом покончено.

Увидев, как сильно побледнели и изменились лица обоих женщин, Куаньяр понял, что попал в точку.

Разумеется, не факт, что эти родственники не погибли сегодня утром в Тюильри или не скрылись куда еще, владельцы крупных особняков в Сен-Жерменском предместье нередко стремились теперь замаскироваться под рядовых парижан, но всё-таки это крепкая нить.

Вот где с высокой долей вероятности мог находиться де Бресси с семьей. А вот это важно.

Между тем, Луиза была бы очень рада, что ее подруга жива и на свободе..
.
Куаньяр подошел к мадемуазель де Габрийяк совсем близко и очень тихо, одними губами прошептал:

- Лично я посоветовал бы вам найти семью де Бресси и остаться с ними. Тем более я уверен, что вы знаете их местонахождение. Но...если вы действительно хотели вы получить в вашей секции пропуск для выезда из Парижа... Хотели бы вернуться в Санлис? Не прямо сейчас, но через несколько дней это было бы вполне возможно...я мог бы вам в этом помочь...запишите мой адрес.

Девушка вдруг резко выпрямилась и с возмущением отшатнулась от него:
- Гражданин санкюлот, я не нуждаюсь в ваших ценных предложениях. Либо вы нас отпускаете, как обещали, либо мы обе арестованы.

Только сейчас Норбер понял, как она поняла его предложение содействия, она приняла его за откровенное предложение переспать с ним в обмен на помощь. Кидаться подобными предложениями было совсем не в его правилах, хотя... многие другие, безусловно, этим приемом пользовались.

Предложение оскорбительное для молодой аристократки не столь само по себе, через постель нужного чиновника дамы «пробивали» необходимые им решения даже при Дворе при старом режиме, сколь отвратительное потому, что исходило (как ей казалось, исходило) со стороны одного из ненавистных и презираемых ее классом санкюлотов и республиканцев.

Неловкость быстро сменилась сильнейшим раздражением:

- Катитесь обе...вы свободны. Граждане, заходим, живо, начинаем тщательный обыск! Переписка должна была остаться в доме, ищите тайник!

Когда за женщинами закрылась дверь, Куаньяр отдал распоряжение Жюсому:

- Отправь кого-нибудь проследить за ними, но очень осторожно и ненавязчиво, не спугните. Эти родственницы Белланже меня крайне мало интересуют, но меня крайне интересует местожительство семьи де Бресси.

Жюсом жестом подозвал троих молодых санкюлотов:
- Ребята, слышали, что сказал гражданин Куаньяр? Но аккуратно, дамочки не должны вас заметить. По возвращении доложить. Отправляйтесь, живо.

Пьер хитро сощурил глаза, его насмешливая улыбка выводила Норбера из равновесия:
- Тебя интересует всего один член семьи де Бресси! Это я понял уже давно, еще в Санлисе!

- Заткнись, пожалуйста! И сделай, что тебя просит друг! Я очень переживаю, знаю, что уже скоро на аристократов начнется настоящая охота, хотелось бы уберечь де Бресси... уберечь её... от этой травли.

- Ладно, Норбер, я выясню всё, что возможно. Думаю, нам смогут помочь люди из секции, на территории которой находится особняк Жюайеза. Кто, как не они обязаны точно знать максимум о местных обитателях, кто уехал и куда, кто приехал и откуда.

Немногим позднее Норбер узнал, что старуха де Белланже и сестра маркиза были схвачены на заставе, при попытке под чужими именами покинуть Париж, и отправлены под трибунал ровно через неделю, 17 августа.

Было ли Норберу жаль их? Пожалуй, что нет. Он не безжалостен, скорее далеко не сентиментален и очень скуп на лишние эмоции.

Роялисты, аристократы - враги революции, враги новой Франции и по поводу судьбы врага он рефлексировать не собирается. Ничего не поделать.…Это их судьба…это общая судьба всех аристократов, всех вчерашних «хозяев жизни»…

Эти люди никогда не отпустили бы его самого, если бы им суждено было поменяться местами, он это знал, и к чему тогда зря точить слезы?

Менее чем через час...

- Ну, что нового, Пьер? Что случилось?! Они исчезли?!

Жюсом хмуро кивнул:
- Так и есть. Видишь ли в чем дело... ты не ставил задачи арестовать их, только осторожно выяснить, по-прежнему обитаем ли особняк Жюайеза, на месте ли хозяева, нет ли у них гостей, родственников из провинции. Всё так и было. Но... Атенаис Белланже с кузиной, покружив по городу для вида, стучались именно в двери особняка герцога Жюайеза. По-видимому, их красочный рассказ о том, как особняк Белланже был опечатан, а их почему-то отпустили, спугнул обитателей. Думаю, они рассказали и о том, что по их души явился земляк из Санлиса гражданин Куаньяр и расспрашивал о семье де Бресси... Сейчас сен-жерменский особняк герцога пуст, нет ни хозяев, ни их гостей...

Рейтинг:
2
Irina K. в Втр, 12/11/2019 - 20:23
Аватар пользователя Irina K.

Роялисты, аристократы - враги революционера, враги новой Франции

Вот так вот и делят людей по "классовому признаку", с ходу определяя, кого " в расход", а кто "жить достоин". Тем не менее, возлюбленная Норбера - тоже аристократка... "враг" Новой Франции, так ведь?)

__________________________________

Dixi

Olya в Втр, 12/11/2019 - 21:38
Аватар пользователя Olya

Да) Нелегкий для Норбера пунктик, он предпочитал видеть в ней просто любимую женщину... что дворянка, так это не медицинский диагноз, он знал, что среди депутатов Конвента немало лиц дворянского происхождения, причем честных республиканцев, не хамелеонов подобных Филиппу Эгалитэ.
Но "роялист" любого соц.происхождения - это уже очень серьезно... Наверное, в нем долго не унималась миссионерская потребность заняться ее "воспитанием" в этом отношении) Но, эта девушка окажется "крепким орешком", его революционные принципы, тем более якобинизм непримиримого робеспьериста окажутся для нее чем-то что ни принять, не "переварить" невозможно. Даже возникшее чувство не сможет уничтожить эти внутренние противоречия...

__________________________________

О.Виноградова

Irina K. в Втр, 12/11/2019 - 21:45
Аватар пользователя Irina K.

он предпочитал видеть в ней просто любимую женщину...

молодец!)

н знал, что среди депутатов Конвента немало лиц дворянского происхождения, причем честных республиканцев

Да, там были и аристократы, типа Эро.
Но к 94-му году их оставалось уже не так много.

Но, эта девушка окажется "крепким орешком", его революционные принципы, тем более якобинизм непримиримого робеспьериста окажутся для нее чем-то что ни принять, не "переварить" невозможно. Даже возникшее чувство не сможет уничтожить эти внутренние противоречия...

Ого... ничего себе. Надо читать дальше, Оля. Заинтриговала Подмигивание

__________________________________

Dixi

Olya в Втр, 12/11/2019 - 22:07
Аватар пользователя Olya

Да, Ира) Их обоих еще очень много чего ждет и до "хэппи энда" слишком далеко...

__________________________________

О.Виноградова

Gamayun в чт, 28/05/2020 - 20:57
Аватар пользователя Gamayun

меня крайне интересует местожительство семьи де Бресси

Быть порядочным в этой ситуации очень трудно, но надо. Иначе себя потеряешь окончательно. +

__________________________________

gamayun

Olya в чт, 28/05/2020 - 21:09
Аватар пользователя Olya

Быть порядочным в этой ситуации очень трудно, но надо

Всё так...

__________________________________

О.Виноградова