Блог портала New Author

04. Игра судьбы. Возвращение. 7 сентября 1812 года

Аватар пользователя Яся К.
Рейтинг:
1

Ярким закатом полыхала на горизонте какая-то деревня. Кто знает, не охвачена ли пожаром сейчас и усадьба Туровских? Кто знает, где сейчас родители, сестра и брат Веры?

Вера ехала в непродолжительный отпуск — ей дали всего лишь сутки — и надеялась найти родственников в подмосковном имении. Хотя рассталась она с ними в имении Смоленской губернии, они, должно быть, перебрались с захваченной земли.

Сердце колотилось, то падая, то подскакивая к горлу; Веру знобило — от недавнего ли ранения, от моросящего ли дождя или от волнения.

Придержав поводья, она вынудила коня перейти на шаг. Показаться дома было боязно.

Письмо, которое она написала после побега и в котором просила прощения, отец оставил без ответа — а значит, он был разгневан. Сердилась, вероятно, и мать, но на Веру она сердилась почти всегда — той стоило только уйти без спросу из дома в парк или неаккуратно сплести кружево.

Отец же относился к таким её проступкам мягко и смотрел на них сквозь пальцы. Поэтому потерять его доверие казалось Вере страшным, незаслуженным наказанием.

Вера остановилась. До дому оставалась всего пара вёрст, и сейчас она ехала лугами.

Когда-то, давно-давно, отец брал её и брата Модеста смотреть на покос. Было жарко, в воздухе витал терпкий запах скошенной травы, раздавались громкие крики идущего перед всеми крестьянами мужика. И это воспоминание, тёплое, солнечное, — совсем не похожее на унылый, серый, дождливый сегодняшний день — заставило Веру дать шпоры коню и помчаться как можно быстрее — туда, где её, возможно, не ждали и даже не хотели видеть, но куда она так хотела попасть.

***
Вот уж остался позади парк, впереди виднелся старый дом с высоким бельведером и колоннами, выкрашенными уже отслаивающейся белой краской. Вера въехала на задний двор усадьбы.

Несмотря на раннее утро, между амбарами, конюшней, каретными сараями — всеми этими давно не использовавшимися и оттого покосившимися постройками хозяйственного двора — было на удивление оживлённо. Это была не та машинальная суета, которая повторяется изо дня в день и потому уже отлажена, а совершенно беспорядочное движение дворовых людей.

В телеги, повозки и подводы грузили сундуки. «Эй, Палашка, — кричали босоногой девке, — неси барынину шкатулку!» — «Куда уж шкатулку-то, — ворчала она, — вы ж сундуками её подавите».

Конюх, которого Вера не видала прежде, запрягал лошадей. Когда она, спешившись, попросила его присмотреть за её конём, конюх недовольно буркнул что-то, но Вера не обратила на это внимания: так ей хотелось поскорее оказаться дома.

На крыльце Вера встретила Еню, с любопытством наблюдавшую за погрузкой. Она, щурясь и не узнавая Веры, сказала:

— Вам, сударь, кого надо? Проводить вас к батюшке?

— Проводите, — отвечала Вера.

Они шли по комнатам, которые Вера, бывшая в этом имении лет десять назад, вспоминала с трудом. Нетопленые, плохо обставленные, заполненные сундуками и свёртками, они казались ей очень уютными после шалашей и палаток, построенных на день и продуваемых всеми ветрами.

Еня открыла дверь в конце длинной анфилады — повернула хитро сделанную ручку. Вере подумалось, что её пальцы так сильно дрожат от переживаний, такие мокрые и холодные из-за выступившего на ладонях пота, что она бы точно не справилась с этим механизмом. Еня прокричала, заглядывая в комнату:

— Папа́, к вам какой-то господин приехал!

Отец отвечал ей что-то; Еня обернулась к Вере и сказала: «Проходите».

И — как в тумане из-за наворачивающихся слёз — Вера подбежала к отцу, просила прощения, а он, успокаивая дочь, гладил её по голове и приговаривал: «Полно, Верочка, не надо плакать».

Рейтинг:
1