Блог портала New Author

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

КОНЕЧНЫЙ ПУТЬ


...И я уйду. А птица будет петь, как пела,

и будет сад, и дерево в саду,

и мой колодец белый.


На склоне дня, прозрачен и спокоен,

замрет закат, и вспомнят про меня

колокола окрестных колоколен.


С годами будет улица иной;

кого любил я, тех уже не станет,

и в сад мой за беленою стеной,

тоскуя, только тень моя заглянет...


И я уйду; один - без никого,

без вечеров, без утренней капели

и белого колодца моего...

А птицы будут петь и петь, как пели.


Хуан Рамон Хименес

Аватар пользователя СИРена
Оффлайн
Регистрация: 31.10.2011

Юрий Лоза


Смерть


Она лежала на столе…
И в первый раз за много лет
Он не узнал худое желтое лицо.
Ему всё виделось с трудом:
И этот стол, и этот дом,
В котором он считался мужем и отцом.


А по углам сидел народ,
Забыв про кур и огород,
Детишки стайкою толпились у окна.
А он стоял – ни "бе", ни "ме",
Как будто в собственном дерьме,
И вспоминал, и вспоминал, и вспоминал…




Когда-то он её любил,
Почти не бил, когда не пил,
Пока не отдал за бутылку свой баян.
Шептал ей нежные слова,
Случалось даже целовал,
Но ревновал к столбам, деревьям и друзьям.


Она тихонею была,
И счастья трепетно ждала,
Пока хватало слабых малых женских сил.
Не замечала голых стен,
Живя для дома и детей,
А он всё пил, а он всё пил, о, как он пил…


Припев:


Так устроено от бога
Бабье существо –
Пусть он гадкий, пусть убогий,
Пусть кретин, но свой.
Пусть подонок, пусть ублюдок,
Пусть свинья и дрянь, –
Всё равно прощают, любят,
А зря!




Она лежала на столе
Дорогу жизни одолев,
Оставив все свои нехитрые дела.
В цепи других, ещё одна
Недолюбившая сполна,
Не получившая ни счастья, ни тепла.


Он постоял и вышел вон,
Неслышно, медленно, как вор,
И на крыльце, услышав странный хриплый смех,
Со страхом вдруг он понял, что
Его беззубым вялым ртом
Смеялась смерть, смеялась смерть,
Смеялась смерть…


Хоть это и песня, но меня потряс текст. Это ли не стих?

н/д
Аватар пользователя Miledy_1711
Оффлайн
Регистрация: 01.08.2011

Мде Печалька

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость
Хоть это и песня, но меня потряс текст. Это ли не стих?

Да... пробирает..

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

…ночь продавила звон окна
и затекла в коробку быта.
стучали лунные копыта,
скрипел уставший ламинат.
а там, за слоем кирпича,
Бог, начитавшись Кьеркегора,
белил больной и грешный город,
похожий на полночный чат...


...твой остов, облаченный в плоть,
мечтал упасть и растянуться,
но все не плыл проклятый нунций,
должно быть, потерял весло…

...пил бледный чай и думал: смерть -
не самый худший из исходов -
почти яично хрупнет хорда,
и никаких бессрочных мер...


...чуть слышно звякнули ключи
и... /что тут скажешь? если только…
да нет, в словах не будет толку.../
…без объяснения причин
в слепые сумерки души
вошла, отряхивая зиму,
и сразу все преобразила…


безумно
захотелось
жить


Шад Рина

Алёна Павловская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

О, как бывают женщины безумны


Ты доверяешь сердце боли,
И я опять сквозь миражи
Иду на зов твоей души,
Привыкшая к нелёгкой роли.
Я улыбаюсь пустоте
Неузнаваемого взгляда.
И днём и ночью тихо рядом
Плету венок твоей мечте


Не склеить болью порванные струны
Живой души, что так хотела петь.
О, как бывают женщины безумны,
Когда их уже некому согреть.
О, как бывают женщины опасны,
Когда в короткий миг теряют всё.
Но ты не бойся, я легко погасну
Прощальной искрой в имени твоём.
Не склеить болью порванные струны,
И только время сможет их срастить.
Я исчезаю в свете полнолунном,
Чтобы упасть с небес в другую жизнь



Написала Аня Мусатова со своей подругой.

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Поэтом быть? Да ладно! Нет, увольте.
Нет, не хочу, не буду, никогда.
У них там напряжений мегавольты,
Плюс куча от поэзии вреда:
Чтоб написать Стихи (а не частушку),
Чтоб снизошла с Парнаса благодать,
Приходится курить, реветь в подушку,
А то и резать вены. И страдать.
Таинственным, как член масонской ложи,
Поэту надо быть: таков удел.
Увы, к такому я не расположен,
Я б от такого сразу обалдел.
Моя судьба, пусть страшная, но сказка.
Мой путь земной – он мной же и воспет.
Я счастлив, пьян и музами обласкан.


Я просто скальд, а вовсе не поэт!


Респект вам, стихотворцы, коль смогли вы
Себя хореям с ямбами отдать.
А мне важней по жизни быть счастливым.
Я не поэт.
Какая благодать!


Саша Кладбище

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

До встречи


Я сдам свою кровь, чтобы пить в выходные,

Меня убедили - для слез нет причины.

Есть сто вариантов, но все запасные...

И глядя в их лица я вижу их спины.

Я ждал от них песен, я им улыбался,

Я бил свое сердце на сотни осколков,

Я ждал что мне скажут, чтоб я оставался,

Я ждал слишком долго, ждал слишком долго...


Я скоро увижу в её глазах небо,

Она улыбнется, обнимет за плечи,

И я уйду с ней туда, где я не был,

Сказав всем кто здесь остается :"До встречи!"


До встречи с экранами ваших TV,

Где пули танцуют пока вы едите.

До встречи в холодных глазах без любви,

До встречи в аду, всегда заходите.

До встречи, долги придется отдать.

До встречи. До встречи. До встречи. До встречи.

Со всеми кого вы успели предать,

Их память жива и время не лечит.

До встречи внутри, в наркотическом сне,

До встречи с ножом убийцы в подъезде,

До встречи, но это относится также ко мне,

До встречи в аду, мы там все будем вместе!

Алексей Демидов

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Я не то чтобы много требую – сыр Дор Блю

Будет ужином; секс – любовью; а больно – съёжься.

Я не ведаю, чем закончится эта ложь вся;

Я не то чтоб уже серьезно тебя люблю –

Но мне нравится почему-то, как ты смеешься.


Я не то чтоб тебе жена, но вот где-то в шесть

Говори со мной под шипение сигаретки.

Чтоб я думала, что не зря к тебе – бунты редки –

Я катаюсь туда-сюда по железной ветке,

Словно она большой стриптизерский шест.


Я не то чтобы ставлю все – тут у нас не ралли,

Хотя зрелищности б завидовал даже Гиннесс.

Не встреваю, под нос не тычу свою богинность –

Но хочу, чтоб давали больше, чем забирали;

Чтобы радовали – в конце концов, не пора ли.

Нас так мало еще, так робко – побереги нас.

Я не то чтоб себя жалею, как малолетки,

Пузырем надувая жвачку своей печали.

Но мы стали куда циничнее, чем вначале –

Чем те детки, что насыпали в ладонь таблетки

И тихонько молились: «Только бы откачали».


Я не то чтоб не сплю – да нет,

всего где-то ночи с две.

Тысячи четвертого.

Я лунатик – сонаты Людвига.

Да хранит тебя Бог от боли, от зверя лютого,

От недоброго глаза и полевого лютика –

Иногда так и щиплет в горле от...


Вера Полозкова

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Оставляю тебя...


Оставляю тебя... Накрываюсь разлукой как тенью,

Закрываю ладонью от сердца коралловый отсвет.

Я приснюсь тебе дважды – как остров и как наводненье,

Я приду к тебе дважды – у самого края и после...


Наши сны и приметы сложились в причудливый ребус,

От себя отрекалась и вновь обретала свой берег,

Полюбив тебя дважды – как гордую звездную крепость,

И как брошенный веер, в котором растоптаны перья.


Первозданное утро… Сквозь воду, сквозь ауры листьев

Я всмотрюсь в тебя дважды, и дважды угаснет виденье…

Я была лишь тропой тупиковой в твоем лабиринте,

лишь живым экспонатом в музее твоих наваждений.


Возвращаюсь к себе…К своим мачтам, к заоблачным флейтам....

Вышиваю дожди синим бисером прямо по коже.

Меланхолия моря…окно в одиночество…пледом

Из неоновых волн накрывается зыбкое ложе…


Зоряна

Аватар пользователя Эльвира
Оффлайн
Регистрация: 25.02.2013

Ты мне говоришь, что тебе постоянно снится
Неведомый мир, где реальное слито с чудом…
И ломкие пальцы пролистывают страницы
Такого былого, что даже поверить трудно.
Где каждый день из минут ожидания соткан
И даже стать на колени уже не волен…
Я должен молча смотреть на кружевной локон –
К чему кричать о своей любви или боли?
Стихи по ночам о тайном и сокровенном…
Какие слова! Какое упрямство страсти!
Поэзия прошлого, как аромат вербены,
Покажется сном, словно привкусом Высшей Власти.
Но время придет – вспоминая слова молитвы,
И горько и сладко, как в детстве, просить прощенья.
Березовый бог, с опрокинутым небом слитый,
Позволит, как в осень, вступить в костер очищенья…
Тогда я коснусь щеки твоей легким ветром,
А может быть, каплей дождя охлаждая кожу
Фаянсовых ног, обожженных татарским летом,
И ты улыбнешься… И ты мне поверишь тоже.
Растай же вплоть до воздушного поцелуя!
Весь мир измени водопадом случайной ласки!
А я зимой тебе на стекле нарисую
Прекрасного принца, скачущего из сказки…




Королева моя… Напротив
Не дышу, как перед святыней.
Вы владычица душ и плоти
Всех, кто в дом ваш заходит ныне.
Вам ни в чем не найдется равных;
Ни в уме, ни в любви, ни в танце.
Что же я на доспехах рваных
Не навел так, как должно, глянца?!
Вы, картинно вздымая руку,
Поднимаете кубок алый…
Мои песни наводят скуку,
Чуть кривя ваших губ кораллы.
Но о том, кто меня достойней,
Упоенно щебечут гости.
На земле прекратились войны,
Залегли по могилам кости.
Я смешон в старомодной драме,
И мой меч не достоин чести –
Рисоваться в старинной раме
Со своим господином вместе.
Но, всегда оставаясь другом,
Вы велите: «Идите, рыцарь,
К моим верным и честным слугам,
Вам туда подадут умыться».
Я пройду сквозь любые двери,
Я уеду навек отсюда,
Отрекаясь от суеверий,
Как надежд на слепое чудо.
Вы коснетесь оконной рамы
И вздохнете притворно тяжко:
«Он всегда был немного странный,
Но он любит меня, бедняжка…»
* * *




Войди в рассвет, пока роса легка,
Пока вокруг всего и понемногу…
Дежурный ангел сдвинет облака
И выправит бумаги на дорогу.
Короткий путь из небыли в сюжет.
Короткий вздох о прошлом безразличье.
Любимых глаз необратимый свет,
И запах трав, и этот щебет птичий…
Все как у всех, банально и смешно,
Рассказано, отыграно, пропето…
И повторяться было бы грешно,
Но так удобно, как иным поэтам.
Дай мне слова – я их сложу в строку.
Хотя бы звук – он зазвучит иначе…
И музыка, что вечна на слуху,
Не возродится в смехе или плаче.
Она сгорит, как нотная тетрадь,
В огне каминном пламенно и нежно.
Я все прощу, я все смогу понять –
Безудержно,
безмолвно,
безнадежно…




Рыцарь Роланд, не труби в свой рог.
Карл не придет, он забывчив в славе…
Горечь баллады хрипит меж строк
В односторонней игре без правил.
Им это можно, а нам нельзя.
Белое-черное поле клетками.
В чьем-то сраженье твои друзья
Падают сломанными марионетками.
Золото лат уплатило дань,
Каждому телу продлив дыхание.
Смерти костлявой сухая длань
Так не хотела просить подаяния…
Много спокойней – прийти и взять
Этих парней из породы львиной…
Как же теперь королевская рать
Без самых верных своих паладинов?
Музыка в Лету, а кровь в песок…
Совестью жертвовать даже в моде.
Плавно и камерно, наискосок,
Меч палача над луною восходит.
Бурые камни над головой…
Господи, как же сегодня звездно…
Бог им судья, а о нас с тобой
Многие вспомнят, но будет поздно.
Брызнуло красным в лицо планет.
Как это вечно и как знакомо…
Радуйтесь! Рыцарей больше нет!
Мир и спокойствие вашему дому…



Храм мой… Тело твое белое,
Вольно трактуя строку Писания –
Господи, что я с собою делаю
В явном соблазне непонимания.
Читаю ладони твои, как Библию,
Вглядываясь в каждую черточку пристально,
Иду Израилем, прохожу Ливию,
Возвращаюсь в Россию жадно, мысленно
Лбом запыленным коснусь коленей,
Так, припадая к порогу церковному,
Раненый воин, бредущий из плена,
Спешит к высокому и безусловному
Слову. Наполненные смирением,
Рвутся цветы из-под снежной скатерти,
Или осенних лесов горение
Огненной лавой стекает к паперти.
Плечи твои… Не на них ли держится
Весь этот свод, изукрашенный фресками?
Не Богоматерь, не Самодержица,
Не Баба степная с чертами резкими…
Не нахожу для тебя сравнения.
Сладко притронуться как к святыне…
В каждой молитве – благодарение
Древневозвышенной латыни!
Дай мне войти, позабыв уклончивость
Пришлых законов. Взгляни на шрамы.
Время любого бессилия кончилось.
Нужно держаться легко и прямо.
Храм мой, прими меня сирого, серого…
Не с плюсом, минусом – со знаком равенства.
Губ твоих горних коснуться с верою
И причаститься Святыми Таинствами…



Стихи опубликованы в книге Андрея Олеговича Белянина "Моя жена ведьма"

Мои глаза холодны, как остывший пепел, но сердце горит огнем
Соэн Сяку

Аватар пользователя Шванов Георгий
Оффлайн
Регистрация: 28.03.2012

Март улыбается.
Это не сон кувыркается в облаке,
Это не солнце расплавило стёкла нам,
Есть у весны наступающей в облике
Много задорного, доброго, тёплого.

Птицам надежда разбросана крошками,
Мол, потерпите, ребятки, чуть-чуть ещё.
Март улыбается, щурится кошками,
Строчит ноктюрн для оравы мяучащей.

Тянутся, видишь, смешно и доверчиво
К небу – подснежники, ирисы, примулы.
Даже колючий цветок Человечество
Голову к синей реке запрокинуло.

Чтобы напиться капелью и грозами,
Чтобы распасться на млечные атомы,
Дяденьки-тётеньки, бывшие взрослые,
Новорождёнными скачут щенятами!

Мы у весны завсегдатаи те ещё:
Счастлив сегодня, а завтра забудешь всё,
Жалко, что впрок этим сказочным зрелищем
Не напасёшься, и не налюбуешься…

Автор sasha_silence.

Жили. Были. Ели. Пили.
Воду в ступе толокли.
Вкруг да около ходили,
Мимо главного прошли.
Будь проклято мое косноязычие!

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Чтоб не увидеть в воде отражений...


Чтоб не увидеть в воде отражений –

черпаю, черпаю, черпаю горстью.

Ласковей сна, черноризца блаженней

буду в воротах встречать свою гостью.


Мертвый садовник подкатит повозку,

даст нам в дорогу портвейна и яблок.

Спутница станет с акцентом тевтонским

алчно шептать мне: «Diablo, Diablo».


Ветер измученный, ветер, который

целую вечность захлопывал ставни,

вдруг обернется поющей виолой,

слишком далекой, нечеткой и давней.


Мы доберемся до тихого склепа,

как по губам, по граниту читая,

будучи в смерти уверены слепо

(так вожаку доверяется стая).


Все уже было: и птицы, и ночи,

и бесконечность, и бледность, и близость;

и никогда не случится иначе,

кроме как так, как навеки случилось.


Мальчик ли, старец не вспомнит о прошлом,

жил и любил – и подстреливал слету,

выпавший жребий бессмысленным брошен,

крюк не сдирает с любви позолоту…


Может, луна не покажется, может,

все же могилу любимой осветит, –

это неважно, ведь брачное ложе

буду не с нею делить на рассвете,


нет поездов. Все исходы едины.

Кто дочитал – тот не помнит эпиграф,

и засыхают мои георгины,

руки на платье чужачки застигнув…


/Лёня, 23 декабря 2003/

Аватар пользователя Shah_ahmat
Оффлайн
Регистрация: 14.04.2012

хочу сказать огромное спасибо многим, но Иришке в первую очередь за эти классные работы.
вот где можно черпать вдохновение.

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Спасибо, Люд) Рада, что наши вкусы совпадают)

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Дайте собакам мяса...


Дайте собакам мяса -

Может, они подерутся.

Дайте похмельным кваса -

Авось они перебьются.


Чтоб не жиреть воронам -

Ставьте побольше пугал.

А чтоб любить влюбленным

Дайте укромный угол.


В землю бросайте зерна -

Может, появятся всходы.

Ладно, я буду покорным -

Дайте же мне свободу!


Псам мясные ошметки

Дали, - а псы не подрались.

Дали пьяницам водки,-

А они отказались.


Люди ворон пугают,-

А воронье не боится.

Пары соединяют,-

А им бы разъединиться.


Лили на землю воду -

Нету колосьев - чудо!

Мне вчера дали свободу.

Что я с ней делать буду?


Владимир Семенович Высоцкий

Аватар пользователя СИРена
Оффлайн
Регистрация: 31.10.2011

Вот же ж шедевр!

н/д
Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

А главное, актуально и сейчас.

Аватар пользователя Фентезёр
Оффлайн
Регистрация: 19.12.2012

Больше некому стало Делать дырки в бумаге окон. Но как холодно в доме!


Тиё
Вспоминаю умершего ребенка

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Посвящение Гумилеву


Какой-то двадцать первый год.

Портрет царя, как злая шутка.

Какой-то там переворот.

Нева штыком сверкает жутко.

Нести засохший хлеб тайком

Для недотроги ученицы.

О, Боже, как же далеко

С руки слетевшая синица.

Как далеко горит свеча

Немого замка в черных скалах

И озеро с названьем: Чад.

Лишь запах затхлый из подвалов.


Гори меж пальцами строка.

Живите, колдуны и маги.

Гори, строка, гори пока

Горят сердца огнем отваги.

Гори пока, хотя б одна

Душа полна святого вздора,

Пока срывает с плеч весна

Ветрами плащ конкистадора.


Пока труба не скажет: «Нет!» –

Губам не знающим смиренья.

Прекрасна будет смерть вдвойне

На высшей точке вдохновенья!

С трибуны крикнуть: «Господа!»

Назло кожанкам меднолицым,

Чтобы восторженное: «Да!»

Прочесть во взгляде ученицы.

Бежать и воронье дразнить.

И обижаться, как подростку.

И с беспризорником смолить

В подвале затхлом папироску.


Алексей Витаков

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Как по Есенину...


Как по Есенину - тоскливо и сказочно,

В замке уютный бардак,

Капли последние звездочно-марочно

Слезы, и дождь, и коньяк.


Сначала был ливень, потом был туман,

Так тяжек и безголосен.

И замок мой пал, и нынче в нем бал,

И королевою - Осень.


Даже времени неподвластна,

И королева сама это знает.

Согласитесь, она прекрасна

В шубке из горностая.


Королевы своего сердца

Лишь мантии касаюсь едва.

Что поделаешь -

Всяк - свое место.


Кому Е1, а кому Е2.

В замке окно всего лишь одно -

Окно, выходящее в сад.

Там сыро, темно и тысячи "но"...


Как жаль, что еще не вино.

Раздавленный мой виноград.


Пуля-дура


Я привыкаю быть скрученным в сферы

Угольной пыли, селитры и серы.

Я примерзаю к зеркалу

Полированной стали крохотным телом

Изъеденным молью...


Я проживаю в стволе револьвера,

В белой горячке плюющего кровью,

Дары приносящего белым снегом...


Не дай бог курок сорвется пьяный,

Боек ударит в спину больно...

Телеграммы

Да жертва в белом платье...

Да я на память

В шкафу у чьей-то мамы...


Господи, дай мне сил заклинить в черном дуле!

Я не хочу...


В круглом окошке пастушки до лели

Тем, кто не знает вероятной цели -

Голое стоянье под радугой.

Сектор обстрела, инструкции кратки.

Металлическим лязгом голоса сзади -

А ну, полетели...


Я упираюсь жареным мясом

В четыре винтом нарезные канавки...


Господи, дай мне силы!

Господи, дай мне силы

Заклинить в черном дуле...

В черном... Я не хочу...

Лечу...


Веня Дркин

20.06.1992

Аватар пользователя Маргарита
Оффлайн
Регистрация: 09.06.2012

Прощаю все...

Прощаю все, - и то, что ты лгала мне
Губами алыми, дарами долгих ласк,
Что вместо хлеба мне давала камни,
Что на руках цепей я слышал лязг;


И то, что мной целованное тело
Бросала ты лобзаниям других,
И то, что сделать лживым ты хотела
Мой праведный, мой богомольный стих!


Прощаю все, - за то, что были алы
Твои, всечасно лгавшие, уста,
Что жгли меня твоих грудей овалы,
Что есть в твоем лице одна черта;


Еще за то, что ласковым названьем
Ты нежила меня в час темноты;
За то, что всем томленьям, всем страданьям
Меня обречь умела только ты!


Валерий Брюсов. 1912г.



Ода к зубной боли

Ты, завладев моей скулой,
Пронзаешь десны мне иглой,
Сверлишь сверлом, пилишь пилой
Без остановки.
Мечусь, истерзанный и злой,
Как в мышеловке.


Так много видим мы забот,
Когда нас лихорадка бьет,
Когда подагра нас грызет
Иль резь в желудке.
А зуба боль - предмет острот
И праздной шутки!


Бешусь я, исходя слюной,
Ломаю стулья, как шальной,
Когда соседи надо мной
В углу хохочут.
Пускай их бесы бороной
В аду щекочут!


Всегда жила со мной беда -
Неурожай, недуг, нужда,
Позор неправого суда,
Долги, убытки...
Но не терпел я никогда
Подобной пытки!


И я уверен, что в аду,
Куда по высшему суду
Я непременно попаду
(В том нет сомнений!),
Ты будешь первою в ряду
Моих мучений.


О дух раздора и войны,
Что носит имя сатаны
И был низвергнут с вышины
За своеволье,
Казни врагов моей страны
Зубною болью!


Роберт Бернс.


(последнее стихотворение вспомнилось после сегодняшнего визита к дантисту)

Holla if you feel like you've been down the same road

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Да-а, во времена Бернса ещё не было анестезии нормальной)

..

БЕССИЛЬЕ


Смотрю на море жадными очами,

К земле прикованный, на берегу...

Стою над пропастью — над небесами, —

И улететь к лазури не могу.


Не ведаю, восстать иль покориться,

Нет смелости ни умереть, ни жить...

Мне близок Бог — но не могу молиться,

Хочу любви — и не могу любить.


Я к солнцу, к солнцу руки простираю

И вижу полог бледных облаков...

Мне кажется, что истину я знаю —

И только для нее не знаю слов.


Зинаида Гиппиус

1893

Аватар пользователя Маргарита
Оффлайн
Регистрация: 09.06.2012

Зинаида Гиппиус - хорошая поэтесса, всегда нравились ее стихи.

Страшное

Страшно оттого, что не живется - спится...
И все двоится, все четверится.
В прошлом грехов так неистово-много,
Что и оглянуться страшно на Бога.


Да и когда замолить мне грехи мои?
Ведь я на последнем склоне круга...
А самое страшное, невыносимое, -
Это что никто не любит друг друга...


Зинаида Гиппиус. 1918г.

Holla if you feel like you've been down the same road

Аватар пользователя Маргарита
Оффлайн
Регистрация: 09.06.2012

Вот еще неплохое, тоже З.Гиппиус.

Он

Он принял скорбь земной дороги,
Он первый, Он один,
Склонясь, умыл усталым ноги
Слуга - и Господин.


Он с нами плакал - Повелитель
И суши, и морей.
Он царь и брат нам, и Учитель,
И Он - еврей.


1918г

Holla if you feel like you've been down the same road

Аватар пользователя Маргарита
Оффлайн
Регистрация: 09.06.2012

И самое мое любимое:)


Письмо к Женщине

Вы помните,
Вы все, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.


Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас измучила
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел -
Катиться дальше, вниз.


Любимая!
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был, как лошадь, загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.


Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму -
Куда несет нас рок событий.


Земля - корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.


Тогда и я
Под дикий шум,
Но зрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.


Тот трюм был -
Русским кабаком.
И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.


Любимая!
Я мучил вас,
У вас была тоска
В глазах усталых:
Что я пред вами напоказ
Себя растрачивал в скандалах.


Но вы не знали,
Что в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь,
Что не пойму,
Куда несет нас рок событий...


. . . . . . . . . . . . . . .


Теперь года прошли,
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!


Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был
И что со мною сталось!


Любимая!
Сказать приятно мне:
Я избежал паденья с кручи.
Теперь в Советской стороне
Я самый яростный попутчик.


Я стал не тем,
Кем был тогда.
Не мучил бы я вас,
Как это было раньше.
За знамя вольности
И светлого труда
Готов идти хоть до Ла-Манша.


Простите мне...
Я знаю: вы не та -
Живете вы
С серьезным, умным мужем;
Что не нужна вам наша маета,
И сам я вам
Ни капельки не нужен.


Живите так,
Как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветствием,
Вас помнящий всегда
Знакомый ваш
С е р г е й Е с е н и н.


Сергей Есенин. 1924г.

Holla if you feel like you've been down the same road

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Марго, спасибо за Есенина!

И еще вот:


Ты меня не любишь, не жалеешь,

Разве я немного не красив?

Не смотря в лицо, от страсти млеешь,

Мне на плечи руки опустив.


Молодая, с чувственным оскалом,

Я с тобой не нежен и не груб.

Расскажи мне, скольких ты ласкала?

Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?


Знаю я — они прошли, как тени,

Не коснувшись твоего огня,

Многим ты садилась на колени,

А теперь сидишь вот у меня.


Пусть твои полузакрыты очи,

И ты думаешь о ком-нибудь другом,

Я ведь сам люблю тебя не очень,

Утопая в дальнем дорогом.


Этот пыл не называй судьбою,

Легкодумна вспыльчивая связь,—

Как случайно встретился с тобою,

Улыбнусь, спокойно разойдясь.


Да и ты пойдешь своей дорогой

Распылять безрадостные дни,

Только нецелованных не трогай,

Только негоревших не мани.


И когда с другим по переулку

Ты пройдешь, болтая про любовь,

Может быть, я выйду на прогулку,

И с тобою встретимся мы вновь.


Отвернув к другому ближе плечи

И немного наклонившись вниз,

Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер…»

Я отвечу: «Добрый вечер, miss».


И ничто души не потревожит,

И ничто ее не бросит в дрожь, —

Кто любил, уж тот любить не может,

Кто сгорел, того не подожжешь.


Сергей Есенин

4 декабря 1925

Аватар пользователя Шванов Георгий
Оффлайн
Регистрация: 28.03.2012

Бродский. Это что-то...

Осенний крик ястреба

Северозападный ветер его поднимает над
сизой, лиловой, пунцовой, алой
долиной Коннектикута. Он уже
не видит лакомый променад
курицы по двору обветшалой
фермы, суслика на меже.

На воздушном потоке распластанный, одинок,
все, что он видит -- гряду покатых
холмов и серебро реки,
вьющейся точно живой клинок,
сталь в зазубринах перекатов,
схожие с бисером городки

Новой Англии. Упавшие до нуля
термометры -- словно лары в нише;
стынут, обуздывая пожар
листьев, шпили церквей. Но для
ястреба, это не церкви. Выше
лучших помыслов прихожан,

он парит в голубом океане, сомкнувши клюв,
с прижатою к животу плюсною
-- когти в кулак, точно пальцы рук --
чуя каждым пером поддув
снизу, сверкая в ответ глазною
ягодою, держа на Юг,

к Рио-Гранде, в дельту, в распаренную толпу
буков, прячущих в мощной пене
травы, чьи лезвия остры,
гнездо, разбитую скорлупу
в алую крапинку, запах, тени
брата или сестры.

Сердце, обросшее плотью, пухом, пером, крылом,
бьющееся с частотою дрожи,
точно ножницами сечет,
собственным движимое теплом,
осеннюю синеву, ее же
увеличивая за счет

еле видного глазу коричневого пятна,
точки, скользящей поверх вершины
ели; за счет пустоты в лице
ребенка, замершего у окна,
пары, вышедшей из машины,
женщины на крыльце.

Но восходящий поток его поднимает вверх
выше и выше. В подбрюшных перьях
щиплет холодом. Глядя вниз,
он видит, что горизонт померк,
он видит как бы тринадцать первых
штатов, он видит: из

труб поднимается дым. Но как раз число
труб подсказывает одинокой
птице, как поднялась она.
Эк куда меня занесло!
Он чувствует смешанную с тревогой
гордость. Перевернувшись на

крыло, он падает вниз. Но упругий слой
воздуха его возвращает в небо,
в бесцветную ледяную гладь.
В желтом зрачке возникает злой
блеск. То есть, помесь гнева
с ужасом. Он опять

низвергается. Но как стенка -- мяч,
как падение грешника -- снова в веру,
его выталкивает назад.
Его, который еще горяч!
В черт-те что. Все выше. В ионосферу.
В астрономически объективный ад

птиц, где отсутствует кислород,
где вместо проса -- крупа далеких
звезд. Что для двуногих высь,
то для пернатых наоборот.
Не мозжечком, но в мешочках легких
он догадывается: не спастись.

И тогда он кричит. Из согнутого, как крюк,
клюва, похожий на визг эриний,
вырывается и летит вовне
механический, нестерпимый звук,
звук стали, впившейся в алюминий;
механический, ибо не

предназначенный ни для чьих ушей:
людских, срывающейся с березы
белки, тявкающей лисы,
маленьких полевых мышей;
так отливаться не могут слезы
никому. Только псы

задирают морды. Пронзительный, резкий крик
страшней, кошмарнее ре-диеза
алмаза, режущего стекло,
пересекает небо. И мир на миг
как бы вздрагивает от пореза.
Ибо там, наверху, тепло

обжигает пространство, как здесь, внизу,
обжигает черной оградой руку
без перчатки. Мы, восклицая "вон,
там!" видим вверху слезу
ястреба, плюс паутину, звуку
присущую, мелких волн,

разбегающихся по небосводу, где
нет эха, где пахнет апофеозом
звука, особенно в октябре.
И в кружеве этом, сродни звезде,
сверкая, скованная морозом,
инеем, в серебре,

опушившем перья, птица плывет в зенит,
в ультрамарин. Мы видим в бинокль отсюда
перл, сверкающую деталь.
Мы слышим: что-то вверху звенит,
как разбивающаяся посуда,
как фамильный хрусталь,

чьи осколки, однако, не ранят, но
тают в ладони. И на мгновенье
вновь различаешь кружки, глазки,
веер, радужное пятно,
многоточия, скобки, звенья,
колоски, волоски --

бывший привольный узор пера,
карту, ставшую горстью юрких
хлопьев, летящих на склон холма.
И, ловя их пальцами, детвора
выбегает на улицу в пестрых куртках
и кричит по-английски "Зима, зима!"

Жили. Были. Ели. Пили.
Воду в ступе толокли.
Вкруг да около ходили,
Мимо главного прошли.
Будь проклято мое косноязычие!

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Дождь в Париже


Древний город Париж задыхался в июльской жаре,

Дни неслись, и когда уже стало совсем невтерпёж,

Тёплый дождь пролился из небес над кварталом Марэ,

Над дворцом Тюильри и над Гревскою площадью дождь.


Он принёс с наступлением тьмы свежий воздух лесной.

И всю ночь до зари, продолжая за окнами лить,

Он отмыл мостовые от пыли и грязи земной,

Но не смог, увы, Марсово Поле от крови отмыть.


Ты не слышала дождь, ты клубочком свернулась и спишь.

Я смотрел на тебя, но нарушить твой сон не посмел.

Лишь химеры с усмешкой глядели на чистый Париж,

И стекала ручьями вода с их уродливых тел.


Забагрянил восход облаков рассечённую плоть,

С воспалённых небес изливались потоки воды.

Люди прятали взгляд, осознав, что всевышний Господь,

Не заметить не мог опустевших гробниц Сен-Дени.


Троянская война


Он упадёт у Илионских стен

И крылья беспощадного Таната

С собою унесут немую тень

К преддверью царства вечного заката.


И перевозчик мертвых душ Харон

Возьмет с героя Трои ту же плату,

Что брал всегда; пусть плачет Илион,

Недолго ждать, наступит час расплаты.


Царит в ахейском стане торжество,

Возложен дар на жертвенник Афины.

Довольно приношеньем божество...

К удаче! Завтра битва на равнинах.


Все звезды скрылись в пене облаков,

И лишь одна сияет тусклым светом.

Известно людям испокон веков,

Что Сириус сулит несчастье смертным.


Кто из троянцев вновь падет у стен?

И крылья беспощадного Таната

С собою унесут немую тень

К преддверью царства вечного заката.


Алла Григорьева

Ирина Каденская (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Сергей Калугин

Танец Казановы


Слабый шорох вдоль стен

Мягкий бархатный стук

Ваша поступь легка -

Шаг с мыска на каблук

И подернуты страстью зрачки,

словно пленкой мазутной


Любопытство и робость

Истома и страх

Сладко кружится пропасть

И стон на губах -


Так замрите пред мертвой витриной,

где выставлен труп мой.


Я изрядный танцор - прикоснитесь желаньем,

я выйду


Обратите внимание - щеголь, красавец и фат

Лишь слегка потускнел мой камзол.

изукрашенный пылью

Да в разомкнутой коже оскалиной кости блестят.


на стене молоток -

Бейте прямо а стекло

И осколков поток

Рухнет больно и зло


Вы падете без вывертов - ярко, но просто,

поверьте.


Дребезг треснувшей жизни

Хрустальный трезвон

Тризна в горней отчизне

Трезво взрезан виссон

Я пред Вами, а Вы предо мной - киска,

зубки ощерьте


И оркестр из шести богомолов ударит в литавры

Я сожму Вашу талию в тонких костлявых руках

Первый танец - кадриль,

на широких лопатках кентавра

Сорок бешеных па по-над бездной,

чье детище - мрак.


Кто сказал "Казанова не знает любви" -

тот не понял вопроса


Мной изведан безумный полет на хвосте

перетертого троса


Ржавый скрежет лебедок и блоков -

мелодия бреда

Казанова. прогнувшись, касаткой ныряет в поклон

менуэта


За ключицу держитесь -

Безудержный пляс


Не глядите в замочные скважины глаз

Там, под крышкою черепа, -

пыль и сушеные мухи


Я рукой в три кольца обовью Ваш каркас

а затем куртуазно отщелкаю вальс

Кастаньетами желтых зубов

Возле Вашего нежного уха.


Нет дороги назад - перекрыта и взорвана трасса

И не рвитесь из рук - время криво,

и вряд ли право


Серный дым заклубился - скользим по кускам

обгорелого мяса

Вдоль багряных чертогов Властителя Века Сего.


Что Вы вздрогнули, детка. -

Не Армагеддон.

Это яростный рев

Похотливых валторн


В честь одной безвозвратно погибшей.

хоть юной, особы.

и не вздумайте дернуть

Крест-накрест рукой

Вам же нравится пропасть -

Так рвитесь за мной

Будет бал в любострастии ложа

из приторной сдобы.


Плошки с беличьим жиром во мраке

призывно мерцают

Канделябры свихнувшейся, пряной,

развратной любви


Шаг с карниза, рывок на асфальт.

где червем отмокает

Прах решенья бороться с вакхическим пульсом

в крови


Кто сказал -

Казанова чарует лишь с целью маневра ?

Мне причастен пикантный полет

на хвосте перетертого нерва

Мои напор сокрушит Гималаи и гордые Анды

В монотонной свирепости черной и злой

сарабанды


Треск разорванной ткани

Бесстыдная мгла

В обнаженной нирване

Схлестнулись тела

Шорох кожистых крыл - нас баюкают ангелы ночи

диким хмелем обвейся

И стыло смотри

как звезда эдельвейса

Раскрылась внутри

Как вибрирует в плеске соития мой позвоночник


Хрип дыхания слушай, забудь про шаги на дороге

Там пришли за тобой , только это до времени ждет

Ты нагая взойдешь на разбитые черные дроги

И безумный возница оскалит ликующий рот

Леденяще и скупо

Ударит Луна

Содрогнется над крупом

Возницы спина

Завизжат на дорожных камнях

проступившие лица

В тусклых митрах тумана

Под крыльями сна

Расплетут пентаграмму

Нетопырь и Желна

И совьют на воздусех пылающий бред багряницы


Но не помни об этом

в упругом пьянящем экстазе

Выпестовывай сладость

мучительной влажной волны

Звезды рушатся вбок,

лик ощерен и зверообразен

Время взорвано зверем и взрезана кровля спины


Кто сказал "Казанова расчетлив. -

тот врет неумело

Я люблю безоглядно врастать

в прежде чуждое тело

Полночь, руки внутри,

скоро сердце под пальцами брызнет

Я пленен сладострастьем полета

на осколке взорвавшейся жизни!


Снова - шорох вдоль стен

Мягкий бархатный стук

Снова поступь легка -

Шаг с мыска на каблук

И подернуты страстью зрачки,

словно пленкой мазутной

Любопытство и робость

истома и страх

Сладко кружится пропасть

И стон на губах

Подойдите. - Вас манит витрина,

где выставлен труп мой...