Блог портала New Author

Тайная жизнь народов Средиземья (16+)

Аватар пользователя negociant
Рейтинг:
3



5033491d14b44764a25e3b842b648d1c.jpg

В своё время профессор Толкиен придумал мир Средиземья. Иные называют этот мир Ардой, а его создателя — Толкином. Суть от этого не меняется, не будем останавливаться на мелочах.

Профессор продумал всё до мельчайших деталей в плане лингвистики, географии, топонимики, геральдики, мифологии, хронологии и много другого. Но об экономике, демографии и религии народов Средиземья читателю остаётся лишь догадываться. Впрочем, экономическая жизнь стран и народов Арды весьма полно представлена в «Последнем кольценосце» Кирилла Еськова.

Недосказанность ни в коем случае нельзя считать недостатком действительно великого произведения. Именно она делает его столь привлекательным для читателей, а так же стимулирует творчество множества продолжателей, подражателей и пародистов.

Собственно говоря, «Властелин колец» стал родоначальником жанра фэнтези в мировой литературе. Всё остальное, при всех его достоинствах — вторично. Но ведь вторично вовсе не значит плохо. Новые авторы не только создают миры — подобия Арды, но уточняют и развивают мир Средиземья, вводят в него новых героев, открывают иные грани старых персонажей, меняют местами добро и зло. Ну, или откровенно потешаются над героями и некоторой нелогичностью повествования. Впрочем, речь у нас с вами пойдёт не о литературе, а о том, о чём в приличном обществе рассуждать не принято. Мы поговорим о сексуальной жизни народов Средиземья вообще, и о том, как размножаются фэнтези-персонажи в частности.

Люди.

Начнём с людей, ибо мы сами принадлежим к этой расе. Тут всё предельно просто и понятно. Мужчина и женщина при тех или иных обстоятельствах встречаются, вступают в брак, рожают детей. Выращивают их, стареют и умирают. Выросшие дети тем же способом начинают новый цикл. Всё точно по формулировке Фридриха Энгельса: «Семья есть упорядоченные половые отношения». Если же без семьи, то это получаются уже неупорядоченные отношения.

Про семью, особенно крепкую, писать не слишком интересно, ведь там всё уже сложилось и вполне определено. Поэтому внебрачные половые связи являются той пружиной, которая отлично раскручивает любой сюжет в любом жанре. «Тристан и Изольда», «Ромео и Джульета», «Меджун и Лейла», «Пётр и Февронья» и так далее.

Люди вообще весьма сексуальные существа и, кроме себе подобных, норовят вступить в половые отношения с животными, предметами, инопланетянами, нечистой силой и бытовой техникой. Стоит заметить, что собаки в этом плане весьма похожи на своих хозяев. Они не брезгуют кошками, курами и ногами людей, о чём свидетельствует множество фотографий в Интернете. Дурной пример, как говорится, заразителен.

Из полового темперамента людей вполне логично вытекает то, о чём писал сам Толкиен: в Средиземье нечасто, но всё же фиксировались официальные браки между людьми и эльфами, а страсти человека Берена по эльфийке Лютиэнь, и наоборот, породили целую главу в книге «Сильмарилион».

Арагорн, вернувшийся король Гондора, тоже взял и женился на эльфийской принцессе. Причём сделал он это не столько из интересов династии, сколько по обоюдному влечению. В книге об этом вскользь, зато в кино хорошо показано. То есть мужчины и эльфийки весьма друг другу нравятся. Эльфы, напротив, на человеческих женщин как-то не особо падки. Впрочем, это касается лишь высших слоёв общества, деяния представителей коих попали в Летописи и Хроники. В низах явно шла более активная межвидовая половая жизнь, особенно в старину, и особенно на границах ареалов обитания. Но, поскольку документальных подтверждений этому нет, то тут можно лишь строить домыслы, отталкиваясь от довольно распространённого в Средиземье прозвища «Полуэльф». Так что мы с вами сейчас поговорим о собственно эльфах.

Эльфы.

Итак, перворождённые, они же бессмертные, они же дивный народ. Чудесная раса, разделённая на несколько подвидов: лесные эльфы, эльфы Лотлориена, коренные жители Валинора, тёмные эльфы и какие-то там ещё обитатели Зачарованного Леса. Создали их не то валары, не то Эру Илуватар, но то сам Мандос. В данном случае это не имеет ни малейшего значения. Иерархия Высших Сил у Толкиена довольно запутанная и мы не будем в неё вдаваться.

Эльфов эти самые Высшие Силы сотворили как первых разумных существ в Арде и наделили бессмертием. Наверно, именно оно свело сексуальный темперамент эльфов если не к нулю, то к сущему мизеру. Действительно, куда торопиться, если ты вечен? Есть более интересные занятия, чем секс, например, создание сильмариллей, обучение деревьев, междоусобные войны или борьба с Мелькором.

В случайных половых связях мужчины-эльфы не замечены. Браки их обдуманы и строятся не столько на любви, сколько на расчёте. Оно и немудрено, поскольку любовь приходит и уходит, а вечный быт способен погасить любую страсть. Отсюда, наверняка, проистекает и тяга эльфийских женщин к человеческим мужчинам. Они попросту меняют своё бессмертие на бурю страстей. Ибо жить вечно, особенно если это размеренная жизнь, довольно скучно. Не всем, конечно, далеко не всем скучно, но некоторые эльфийки всё же предпочитают краткий по их меркам взрыв эмоций вечному спокойствию.

Несмотря на бессмертие, эльфы всё же погибают в боях и катаклизмах. Толкиен на этом не заостряет внимание, а вот Ник Перумов объясняет, что души убитых эльфов переносятся на Заокраинный Запад, в Блаженную Землю Валинор, и там валары с майярами мастерят им новые тела. (Кстати, отличный способ избавиться от татуировок, шрамов и инвалидности.) Но они же не отпускают воскрешённых ими обратно в Арду. То есть, с точки зрения оставшихся в Средиземье эльфов, их убитые сородичи пропадают безвозвратно.

С другой стороны, живые эльфы стремятся покинуть Средиземье и уплывают на чудесных кораблях всё на тот же Заокраинный Запад. И где тут логика? Зачем так усложнять себе жизнь, если можно просто умереть (погибнуть) в Средиземье и воскреснуть в Валиноре? Странно, что при таком положении дел среди эльфов не возникло нечто вроде клуба самоубийц для ускоренного возвращения на историческую родину.

Мы же, возвращаясь к нашей теме, отметим, что браки между людьми и эльфами существуют и дают плодовитое потомство. Отсюда следует, что генетика у людей и эльфов почти идентичная. Но, поскольку обе эти расы обитают в волшебном мире, смешанное потомство обладает правом выбора. Они могут стать бессмертными эльфами или людьми-долгожителями. Наукой тут и не пахнет, чистая магия. Или милость валар, это уж кому как больше нравится.

Кстати, внешне эльфы и люди выглядят практически одинаково. Рост, вес, телосложение, даже форма ушей у них одни и те же. Во всяком случае, у толкиеновских людей и эльфов. Чтобы их не путать, и для большей зрелищности, последователи профессора и кинематографисты заострили эльфам уши. Других физических различий у этих двух рас нет, есть лишь культурные, типа причёсок, фасона одежды, формы украшений и вида вооружения.

Хотя, есть одна старая мультипликационная экранизация «Хоббита», в которой лесные эльфы нарисованы похожими на кузнечиков. Но это так, к слову.

Гномы.

Следующими рассмотрим гномов. Они, в отличие от людей и эльфов, были созданы втихаря и вне общего замысла Создателя, за что их праотцу-валару влетело от Верховного. Но он в конечном итоге всё же смилостивился и разрешил пробуждение гномов в назначенный час. Вот как-то так и возникло это племя. Первых его представителей, как говорят мифы, было всего семь, и все они выглядели как мужчины.

Внешне гномы - те же люди, только маленького роста и более коренастые. Они почитают своего создателя, (Ауле, кажется, его звали) и Первого Гнома, живут в пещерах, склонны к стяжательству. Это общеизвестные истины для почти всех фэнтези-миров.

О сексуальной жизни и половом деморфизме гномов Толкиен не говорит вообще ничего. Перумов уточняет, что женщины у гномов есть, но не описывает ни одну из них. Зато один из главных героев его «Кольца тьмы» утверждает, что гномы свой любовный выбор делают единственный раз и на всю жизнь, а кто не делает, тот остаётся холостяком навсегда.

Как бы то ни было, какое-то половое размножение у гномов существует, ибо каждый из них называет себя сыном кого-то. Типа, Дьюрин, сын Дарта; Гимли, сын Глоина; Штопор, сын Паха, и так далее. Матерей при этом, правда, они не упоминают. Разве что в самых общих чертах, особенно когда попадают молотком себе по пальцу.

Кристоф Виланд, автор малоизвестной книги «Приключения принца Бирибинкера», называет гномьих женщин гномидами и описывает их как прекрасных, хотя и несколько полноватых девушек, которые едва не соблазняют главного героя. Впрочем, его гномиды - это скорее женские духи гор, чем фэнтезийные гномихи.

Более подробно женщины гномов описаны Терри Пратчетом. В романах о Плоском Мире все гномы, независимо от их пола, выглядят и ведут себя одинаково. То есть вторичные половые признаки у представителей этой расы исключительно мужские. Первичные же признаки спрятаны так глубоко под одеждой и доспехами, что добраться до них весьма проблематично. Как указывает сам Пратчет, первое, что делает один гном при знакомстве с другим гномом, это пытается исподволь установить его пол, ибо прямые вопросы на эту тему считаются у них полной бестактностью. Если же два гнома, установив, что они разного пола, вступают в брачный союз... Короче, вы можете себе представить, как отвратительно это смотрятся с точки зрения существ, не посвящённых в гномьи обычаи.

Лишь тлетворное влияние цивилизованного города Анк-Морпорка заставляет гномих обзавестись туфлями на каблуках, надеть юбки, накрасить губы и заплести бороды в косички.

Наверняка Питер Джексон, снимая свой знаменитый фильм, исходил именно из пратчетовской концепции, поскольку в одном из эпизодов герой-гном показывает своим товарищам миниатюрный портрет бородатой дамы и говорит, что это его жена. Потом он ещё обижается, когда те смеются.

Ещё в каком-то фэнтези-произведении гном объясняет своим спутникам, что в его расе наблюдается половой перекос. Женщин очень мало, и внешне они похожи на молодых безбородых гномов. В общем, на всех не хватает, и если какому-то счастливчику всё же достаётся жена, то он держит её подальше от глаз людских (то есть гномьих, конечно), чтобы не увели.

Ещё в одном источнике говорится, что гномы вообще не рождаются, а появляются из гор и скал. Возможно, для троллей и подземных духов данный способ размножения пригоден, вот только фэнтезийные гномы всё же должны появляться на свет естественным путём, из материнской утробы.

Впрочем, эту тему можно развить и представить себе, что где-то в глубине пещеры есть скала с дыркой соответствующего размера. Гномы удовлетворяют с дыркой свои сексуальные потребности, а из скалы со временем выходят порождённые ею новые гномы. Причём не младенцы, а уже вполне взрослые мужи, в доспехах и с топорами. Женщины в данном случае вовсе не нужны. Бред, конечно, полный, но для низкокачественного фэнтези сойдёт. Мы ешё вернёмся к теме появления на свет взрослых особей, избежавших стадии детства, и чем это чревато.

Что касается сексуальности гномов-мужчин, то во всём «Властелине колец» лишь гном Гимли изображает что-то похожее на влюблённость в королеву Лотлориена, но это не сексуальное влечение, а скорее куртуазная любовь рыцаря к его даме сердца. У Толкиена герои вообще не склонны к таким чувствам, как эрос. Из всей героической четвёрки хоббитов женится лишь один Сэм Скромби, и то в самом конце книги. Правда, у Н.Перумова хоббит Фолко считает себя потомком Мериадока, так что, возможно, тот тоже вступил в брак, но уже за рамками Книги.

Есть ещё родственное гномам племя дварфов, которое истинные гномы искренне презирают. Наверно потому, что карлики предпочитают стандартную половую жизнь по образцу людей и эльфов, а их женщины не носят бород. Прямо об этом нигде не говорится, но по намёкам Толкиена и Перумова можно сделать именно такой вывод.

Дварфы не имеют собственного государства и не участвуют в политической жизни Средиземья. Они вроде как нейтральны, но иногда всё же служат силам зла. И прежде чем рассмотреть эти самые силы зла, нужно сказать пару слов о хоббитах или невысокликах.

Хоббиты.

Внешне эти существа напоминают помесь людей, гномов и фавнов. Питер Джексон сделал им заострённые уши вдобавок к волосатым ногам, доставшимся хоббитам от Толкиена. Собственно профессор и является их родителем. Если эльфы встречаются в англо-саксонской мифологии, а гномы присутствуют в сказаниях всех европейских народов, то хоббитов в каком бы то ни было фольклоре никогда не существовало. Они чисто литературные персонажи.

Народец невысокликов получился весьма симпатичным и довольно сексуальным. Однако его половая жизнь не выходит за рамки сексуальности людей или эльфов. Разве что темперамента в ней поменьше, чем в людской и побольше, чем в эльфийской.

Хоббиты от природы долгожители. Они достигают половой зрелости годам к тридцати, после чего вступают в брак и плодят новых хоббитов. О гибридах невысокликов с другими расами не известно почти ничего.

Очевидно, что волосатые ноги не добавляют хоббитихам соблазнительности. Во всяком случае, не делают их привлекательными в глазах мужчин других рас. За исключением, разве что, гномов. У них, конечно, свои предпочтения, а с людской точки зрения, уж лучше пусть у девушки будут волосатые ноги, чем борода на лице.

В перумовском «Адаманте Хенны» человеческая девушка из Рохана умудряется влюбиться в хоббита Фолко, несмотря на его низкий рост и повышенную лохматость нижних конечностей. Однако её чувства чисто платонические, и Перумов не даёт даже намёка на их переход в физическую близость.

А вот болотники, герои книги-пародии «Тошнит от колец» (по-моему, лучшей пародии на знаменитую Трилогию), наоборот, весьма сексуальны. Они не против переспать с эльфессой, читают книги с многообещающими названиями «Страсть эльфа» и «Милашка гоблина» (я бы такое тоже почитал!), не чужды гомосексуализма, фетишизма и садомазохизма, а дядя главного героя носит говорящее имя Дилдо Баггер. При этом некоторые болотницы «могут охмурить тролля быстрее, чем читатель скажет румпель-стоксель».

Если учесть, что после Войны Кольца повелением короля Арагорна вход в Хоббитанию был закрыт для всех не-хоббитов, кроме гномов, размеры которых не сильно отличаются от размеров аборигенов, а женщины последних внешне куда привлекательнее гномьих женщин, остаётся лишь удивляться отсутствию смешанных гномско-хоббитских браков. Хотя, ещё задолго до королевского указа в Шире ходили слухи о том, что среди предков Фродо Бэггинса затесался какой-то гном. Нам остаётся лишь гадать, то ли тот гном был слишком озабочен, то ли хоббитиха слаба на передок. К сожалению, это единственный зафиксированный хотя бы в народной памяти случай плодотворного сожительства женщины-хоббита с гномом-мужчиной. О том же, что случалось на постоялых дворах и в тавернах вдоль Западного Тракта, мы лучше помолчим.

Энты.

Эльфы когда-то вправили мозги деревьям, и те стали почти разумными. Но разум самцов оказался настолько тормознутым, что деревья-дамы предпочли сбежать от своих занудных кавалеров в неизвестном направлении, унося с собой свои дупла. С тех пор половая жизнь энтов прекратилась как таковая.

Орлы.

Кажется, в Средиземье существовала ещё раса разумных горных орлов. Её представители сыграли довольно важную роль в приключениях героев Трилогии, но поскольку они являются всего лишь птицами, их сексуальная жизнь не представляет для нас никакого интереса. Они упомянуты здесь лишь для связки сюжета при переходе от сил Добра к силам Зла и порождениям тьмы.

Силы и Стихии.

Откуда вообще взялась тьма? От Мелькора. Вечный бунтарь ещё со времён Начала Творения стал примешивать свой собственный мотив к Песне Эру Илуватара. Потом он своевольничал в Арде. Но это были всего лишь шалости слишком резвого ребёнка. Зло началось после того, как кто-то из валар-женщин отверг ухаживания Мелькора. Именно отказ в близости подвиг его на совершение нехороших дел, преступлений и прочих злодеяний. Из этого маленького эпизода всё же можно сделать вывод, что и валарам с майярами сексуальная жизнь отнюдь не чужда. Да и в «Сильмарионе» вполне ясно сказано, что кто-то из Высших Сил приходился кому-то из них же супругом или супругой, и у них иной раз даже случались дети. И если валары с майярами представляли олицетворённые силы и стихии, то нетрудно вообразить, какими катаклизмами в Арде отзывались их постельные утехи в Валиноре.

Хотя, если подумать о Мелькоре, зачем же ему сразу после отказа надо было обращаться ко злу? На одной даме, будь она хоть трижды валар-майяр, свет клином не сошёлся. Отказала одна, подкати яйца к другой, делов-то. Однако то ли Мелькор был однолюбом, то ли он сильно расстроился из-за отказа, то ли по иной какой причине, но он ушёл на север и построил там мощную крепость. «В общем, взял себе надел, кур завёл и там сидел, охраняя свой удел не у дел». Впрочем, в отличие от героев песни Высоцкого, Мелькор завёл не кур, а балрогов, драконов и прочих фантастических тварей, причём в естественной среде их обитания.

Между делом он наведался в Валинор, повалил там два светоносных дерева и украл силимарилы. Его подельницей стала паучиха Унголианта. Об их с Мелькором сексуальной связи ничего не известно, но похоже, что она всё же имела место быть, ибо паучиха впоследствии сильно размножилась, а ведь самцы её вида ни на Заокраинном Западе, ни вообще в Средиземье не водились. Она была как бы единственным представителем своего вида и отчасти тёмная майяр. И тут вдруг бац, и огромное множество паучат заполонили леса и горы Арды.

Возможно что Мелькор, переименованный за незаконную порубку светоносных деревьев в Моргота, сбежал из Валинора не столько спасаясь от гнева валар, сколько скрываясь от алиментов на своих многочисленных потомков.

Сказочные чудовища.

Толкиен пишет, что драконов и прочих чудовищ Моргот взял и создал, не уточняя детали процесса созидания. Мы же подумаем, как можно создать живое существо? По большому счёту способов всего два: родить естественным путём, или вырастить в пробирке. Для любого из них требуется биоматериал.

Средневековые алхимики одним из элементов создания гомункулуса, классического человечка в колбе, указывали «известную человеческую жидкость», и это были отнюдь не кровь или моча. Очевидно, что Моргот в своих генетических изысканиях использовал ту же самую «известную жидкость», забирая её у самого себя. Способ её забора всем хорошо известен и довольно приятен, хотя и осуждаем обществом. Но как бы то ни было, Моргот в то время имел телесную оболочку мужского пола и мог себе это позволить.

Чудовищ бывший Мелькор наделал много, а материала потребовалось ещё больше, учитывая неудачные попытки. Так что не стоит удивляться тому, что главный злодей так и не обзавёлся супругой. У него на таковую попросту не осталось ни сил, ни времени, ни семенного материала. А ведь в своё время, уступи его домогательствам та самая валар-майяр, глядишь, и не пришло бы зло в Арду. Видите, к каким бедам приводит подавленная сексуальность?

Несмотря на все достоинства балрогов и драконов, имелись у них и существенные недостатки. Так балроги получились бесполыми, и размножаться не могли по определению. Моргот вооружил их железными саблями и огненными бичами, но вот достаточным разумом снабдить не смог, поэтому даром речи милые зверюшки так и не владели.

Драконы, напротив, получились весьма разумными и говорящими, вот только вооружение у них имелось исключительно естественное: когти, зубы и огонь из пасти.

Про самок драконов Толкиен не упоминает вообще. С некоторой долей уверенности можно предположить, что они всё же имелись. Во всяком случае, ослику из мультфильма «Шрэк» удалось стать счастливым супругом драконихи и даже обзавестись многочисленным гибридным потомством.

Увы, в Средиземье к концу Третьей Эпохи убили последнего дракона по имени Смог. Так-то правильнее было бы назвать его Несмог, ибо потомства ящер после себя не оставил. То есть, даже при наличии гипотетических самок, размножались эти милые существа плохо. Или же с сексуальным влечение дело у них обстояло отвратительно, даже хуже, чем у гномов. Неизвестно даже, толкиеновские драконы рожали живых детёнышей, или несли яйца? Одно слово — вымерший вид.
Иные говорят, что драконы всё ещё обитают на востоке Средиземья, но если это и так, то злобные ящеры в тех отдалённых местах ничем себя не проявляют, так что Мандос бы с ними.

Скорее всего, учитывая пристрастие драконов Арды к золоту и драгоценным камням, им было просто не до размножения. Алчность убила в них способность к продолжению рода, если таковая вообще когда-то имела место быть.

Как бы то ни было, драконы и балроги не оправдали надежд Моргота. Ему требовались более антропоморфные приспешники, и он создал орков.

Гоблины и орки.

Здесь нам потребуется небольшое отступление. В книге «Хоббит» компании гномов противостоят гоблины. Они же сражаются в Битве Пяти Воинств. А во «Властелине колец» гоблинов уже нет. Их место прочно заняли орки, которые совсем отсутствовали в книжной версии «Туда и обратно». Куда же делись гоблины? Очевидно ведь, что они и орки — это совершенно разные виды разумных существ, хотя, по некоторым данным, сам Профессор считал их одним народом. Но вы сравните хотя бы внешность Азога Осквернителя и Верховного Гоблина из фильма Питера Джексона. Похожи? То-то и оно, что нет, и поэтому в киноверсии «Хоббита» орки и гоблины действуют параллельно.

Понятно, что в Битве у Одинокой горы гоблины понесли тяжелейшие потери, но ведь в ней сражался не весь народ, а одни самцы. Куда делись самки и детёныши? Ответ напрашивается сам собой — их ассимилировали орки. Как так получилось? И откуда вообще взялись орки?

Толкиен утверждает, что орки — это испорченные пытками и злой магией эльфы. Якобы Моргот ловил эльфов, запирал пленных в подземельях своей крепости, мучил их, истязал, заколдовывал и тем обращал ко злу. Эльфов? Пытками? Обращал злу? Не верю!

Во-первых, эльфы, при всех их недостатках, народ упрямый. Во-вторых, если кого-то и можно сломить пытками, то последствия станут необратимыми. Разум в таком существе угаснет, воля будет подавлена. Оно, может быть, и станет неплохим рабом, но вот качественного воина из него не получится точно. Орки же, напротив, воевали весьма хорошо, хотя и несли неоправданно большие потери.

Скорее всего дело обстояло следующим образом. Моргот во славе своей появлялся в каком-нибудь допотопном эльфийском племени и брался обучить его основам цивилизации. В набор входили крепкие спиртные напитки, курение табака, употребление расширяющих сознание веществ, беспорядочные половые связи и беспроцентные кредиты. Для идеологической обработки использовались божества с кровавыми ритуалами и объявление всех прочих эльфов врагами.

Через сколько-то лет такой жизни племя деградировало, а благодетель очепнь несвоевременно требовал выполнения обязательств, тряся перед носом опустившихся перворождённых их долговыми расписками. Денег у эльфов давно не было, а выпить хотелось всё сильнее. В обмен на новый кредит Моргот предлагал им поступить к нему на службу. Эльфам ничего не оставалось, как принять его предложение. После принесения присяги долги списывались, спиртное лилось рекой, а эльфы окончательно опускались и становились орками. Но своего благодетеля всё одно не любили, ибо кто же любит кредиторов?

Возможно, стороннему наблюдателю вышеописанные события и могли показаться пытками, но сами «пытаемые» так отнюдь не считали. В общем, орки — это незаметно для самих себя перешедшие на тёмную сторону силы эльфы. Не зря Дуглас и Кенни в «Тошнит от колец» называют их нарками.

Понятно, что эльфийские женщины деградировали вместе со своими мужчинами. Опустившись ниже плинтуса, они за дозу дури или бутылку самогона вступали в половую связь не только со своими соплеменниками, но и с гоблинами, балрогами, молодыми драконами, василисками и прочими нехорошими созданиями. Именно поэтому произошло резкое ухудшение эльфийского генофонда и изменение физического облика его носителей, которых отныне стали называться орками.

Но если опустить идеологическую составляющую, то в сексуальном плане старые эльфы-орки, отбросив за ненадобностью утончённую эротику, не изобрели ничего нового, кроме беспорядочных и межрасовых половых связей. Это, конечно, сильно ухудшило их наследственность, однако по большому счёту они своё поголовье возобновляли старым проверенным способом — путём естественного рождения новых орков. Не зря же профессор то тут, то там замечает в своих трудах, что «орки снова сильно размножились». Добавим от себя то, что это размножение происходило в чудовищно напряжённом магическом поле. Оно исходило из крепости Моргота. Отсюда и генетические изменения, и плодовитое потомство от половых связей разных рас и видов.

Во всяком случае, испортив некоторое количество эльфов, Моргот смог отдохнуть от непрерывного извлечения из самого себя новых порций биологического материала, ибо орки плодились автоматически. Правда, деградировав, они утратили бессмертие, но это уже никого не интересовало. Бессмертие восполнялось повышенной плодовитостью в условиях крайне неразвитой экономики. Ну. примерно такой, как в земных странах Третьего мира.

Надо думать, что процесс утраты бессмертия опустившимися эльфами явно не был одномоментным. Можно представить себе удивление валар, когда к ним из Арды стали прибывать пьяные или укуренные души деградировавших эльфов, которые погибли в Средиземье, сражаясь на стороне сил Зла. Интересно, что с ними делали в Валиноре: развеивали по ветру или давали новые тела и перевоспитывали? Увы, ни в одном источнике нет ответа на этот вопрос.

Орки стали хорошими и, главное, самовоспроизводящимися солдатами. Правда, оркские женщины оказались настолько страшны, что предпочитали не показываться на глаза остальным народам Средиземья. Оттого о них и не упоминается в хрониках, разве что немного у Перумова, но там фигурируют в основном старухи. Еськов вскользь тоже упоминает оркских женщин, но лишь как жертв эльфийских зачисток. Да и орки у него (как и тролли, кстати) не отдельный вид, а всего лишь один из людских народов, который враги демонизировали для обоснования геноцида.

Те же хроники стыдливо умалчивают о том, что мужчины-орки, помня об уродстве своих жён, захватывая любой населённый пункт, от захудалой деревни до столичного города, первым делом насиловали тамошних женщин. Будучи любой расы, те всё равно выглядели привлекательнее, чем оркские дамы. Именно за это насилие и последующее нечаянное потомство, с которым неизвестно что делать, а не за служение злу как таковому все остальные обитатели Арды ненавидели орков.

Саурон.

Орки верно служили Морготу, а затем его преемнику Саурону. Об этом преемнике стоит сказать пару слов. Когда он был молод, на западе Средиземья процветало могучее островное государство Нуменор, по силе, богатству и амбициям сравнимое с пресловутой Атлантидой. Оно воевало с Сауроном. Воевало настолько успешно, что тот предпочёл уклониться от последней битвы и сдался в плен. Его доставили в столицу. Там он, будучи внешне весьма красив и обладая многими знаниями, втёрся в доверие к правящей верхушке, приобщил её к неправедной жизни и вообще склонил ко злу. Короче, он поступил с нуменорцами точно так, как его наставник Моргот с наивными эльфами.

Можно лишь вообразить, какие оргии Саурон, ставший весьма влиятельной фигурой в Нуменоре, там устраивал и каким сексуальным извращениям учил своих последователей, если валары, в наказание устроив потоп, уничтожили весь Нуменор и почти всех его развращённых обитателей. Правда, официальным поводом к истреблению послужило вторжение нуменорцев в Валинор, но это же не повод стирать с лица земли метрополию, тем более что сам злодей развоплотился и тем избежал наказания.

Орки Сарумана и гоблины.

На закате Третьей Эпохи волшебник-ренегат Саруман подался в слуги вернувшегося из небытия и сколотившего небольшую империю Саурона.

В своё время на вопрос, что скажет по этому поводу Ватикан, товарищ Сталин, пыхнув трубкой, в свою очередь спросил, сколькими танковыми дивизиями располагает этот самый Ватикан? Так и тут. Сам по себе волшебник стал ценным приобретением Саурона, однако боевой силы пока что не представлял. Для обретения военного могущества Саруману потребовались свои собственные орки.

Толкиен утверждает, что волшебник вывел новую породу этих злобных существ, названных урук-хайями. Якобы они возникли от отнюдь недобровольных союзов старых добрых орков и похищенных человеческих женщин. По другой версии урук-хайи были попросту сотворены волшебником с помощью магии. Питер Джексон даже показывает это творение. Помните, наверно, эпизод фильма, где в подземельях Ортханка из ёмкостей с противной тягучей жижей урук-хайи, разрывая плёнки, достают своих свежеиспечённых собратьев. Те появляются на свет уже сформировавшимися взрослыми особями, вооружаются и сразу идут в бой. Типичный пример генной инженерии и магического производства клонов. Способ этот хорош тем, что позволяет производить новых солдат быстро и в количествах, ограниченных лишь запасами сырья.

Для кого к сожалению, а для кого и к счастью, такие сарумановы орки вряд ли были способны к воспроизводству потомства, являясь если не бесполыми, то явно бесплодными одноразовыми особями. В силу этой причины изнасилований они не совершали (наверное, нечем было), и их убивали не менее охотно, зато ненавидели немного мньше, чем старых сауроновых орков. Что касается последних, то они, воспользовавшись потерями среди гоблинов после Битвы Пяти Воинств с лёгкостью захватили гоблинские пещеры и овладели гоблиншами, которые хоть и выглядели неказисто, всё равно были сексуально привлекательнее орок. Так народ гоблинов перестал существовать, а в жилы орков влилась свежая гоблинская кровь, поставившая жирную точку на их далёком эльфийском прошлом.

Кровь была настолько свежая, что через триста лет, в книгах Перумова орки уже не вызывали резкой неприязни у человеческих женщин и даже вступали с ними в добровольные браки. Впрочем, всем известно, что во всём Средиземье у людей самая низкая половая избирательность и самая высокая тяга к сексуальным экспериментам. Да и с мужчинами в Средиземье, после всех его войн, дела обстояли неважно. Тут уж любому орку будешь рад, тем более что он, имея в своей основе всё же эльфийские гены, был способен дать плодовитое потомство в браке с любым из разумных видов. Возможно, что и с неразумными тоже, однако данных об этом не имеется.

Тролли.

Относительно троллей сказать вообще нечего. Они вели настолько тайную жизнь в своих пещерах, что ни об их самках, ни об их сексуальной жизни исследователям ничего неизвестно. Впрочем, ввиду малочисленности и ничтожности влияния на жизнь Средиземья, исследовать троллей никто никогда и не пытался. Известно лишь, что от солнечного света большинство из них обращались в камень, и это изменение было необратимо.

Тролли разных видов весьма живописно показаны в фильмах Питера Джексона. Они настолько живописны, что у меня не хватает воображения представить себе утробу, их породившую. Будем считать, что они самозародились из камней или же были созданы Морготом на заре Первой Эпохи и как реликты дожили аж до эпохи четвёртой.

Голлум.

О половой жизни Голлума нам известно ещё меньше, чем о сексуальности троллей. После обретения Кольца Всевластия он вёл отшельнический образ жизни, будучи при этом сравнительно молодым существом мужского пола. Вряд ли кольцо быстро подавило его хоббитскую, по сути, сексуальность. Вопрос, с кем он осуществлял свои желания?

Учитывая, что в пещере бывший Смеагорл общался лишь с самим собой и своей Прелестью, а рыб и гоблинов просто убивал и ел, я боюсь даже предположить, что он делал с трупами прежде, чем их сожрать. В любом случае его действия не добавляют симпатий к этому и так достаточно мерзкому существу.

Вывод.

Подводя итог можно сказать, что из всех народов Средиземья самую загадочную половую жизнь вели тролли и валары, самую мерзкую Голлум, самую скромную эльфы и самую активную — люди. Именно поэтому в Четвёртую Эпоху именно они стали доминирующим видом, уничтожив, разогнав или подчинив себе все остальные разумные расы. Отсюда следует, что секс является не только приятным и полезным занятием, но и мощным, хотя и сравнительно медленно действующим оружием не только у нас, но и в фэнтези-мирах.

Рейтинг:
3
СИРена в чт, 14/10/2021 - 18:55
Аватар пользователя СИРена

Познавательно. Большая улыбка

__________________________________

Пчёлы не тратят время, чтоб доказать мухам, что мёд лучше дерьма.

Тульский в чт, 14/10/2021 - 20:19
Аватар пользователя Тульский

Трактат. +

__________________________________

Искатель

https://www.newauthor.ru/blogs/tulskij

Тут все мои творения.
Да с аннотацией.

Gamayun в чт, 14/10/2021 - 22:27
Аватар пользователя Gamayun

Даже не знаю что написать. Своеобразная классификация. Это ж надо до такого додуматься. Перечитаю еще раз. Прониклась. Задумавшийся Мой +

__________________________________

gamayun