Блог портала New Author

Андрейка

Аватар пользователя Ирина Володина
Рейтинг:
8


Андрейка опять застыл у этой иконки. Церковная лавка – в притворе, народу не протолкнуться: кому свечек купить, кому требу заказать. Вот и отец велел Андрейке взять Олюшку, а сам отошёл в сторонку, где церковный служка всех, кого помянуть просят, на две разные бумажки записывает – «За здравие», «За упокой». Андрейка уже знает: придёт время на службе, и отец Евфимий скоро, речитативом среди других имен помянет и «новопреставленную рабу божию Елизавету», а сам он вздрогнет и прошепчет: «Мамка, мамушка».

А тут – вот она, словно живыми глазами с этой иконки смотрит и, куда ни встанешь, всё одно на тебя глядит. «Тятька, посмотри, как на мамку похожа. Давай эту иконку купим», – горячо шепчет Андрейка подошедшему отцу, и Олюшка вслед за ним лепечет: «Мам-ка». «Что выдумываешь? – отец забирает сестрёнку и проталкивает Андрейку вперёд. – Иди давай, не стой, вишь народу сколько, какая тебе мамка, богородица это». А у самого глаза слезятся.

В церкви жарко натоплено, сторож не пожалел дров, вон железная печка в углу докрасна раскалилась, и от лаптей мокрые следы остаются. Андрейка одной рукой шапку сжимает, а другой крестится невпопад да на иконку, что в лавке за стеклом, нет-нет да и оборачивается.

Перед причастием, как мамка всегда велела, Андрейка пригладил непослушные вихры и видит вдруг: на него барыня в упор смотрит. Красивая такая барыня, салоп на ней бархатный, и шаль, словно искорками, переливается. Никогда он такой прекрасной барыни не видел, издалека, верно, на службу приехала, проповедь отца Евфимия послушать. Свечку ему протягивает и ласково так говорит: «Возьми, детка, поставь за упокой души». Андрейка удивился: к десятилетнему-то ведь так уж не обращаются, но барыня улыбается, добрая, видно, барыня. Только он руку за свечкой протянул – холодом его так и обдало! Откуда же холоду взяться, вон и лицо его от жара печного раскраснелось? Метнул Андрейка взгляд на иконку за стеклом, а на лике будто слеза кровавая! А барыня вновь: «Возьми», – и сама уж вплотную подошла, а взгляд ее будто в самое сердце ледяной иглой воткнулся. Испугался Андрейка, швырнул в нее шапкой, протолкался кое-как к боковой двери – и бежать что было мочи!

Бежит, тропинка не тропинка, в сугроб упадёт – выкарабкается, воздух морозный ртом хватает, снег в волосы забивается, темень кругом, где избы – уж не видно. Опомнился, когда кругом – поле белое, и снежинки хлопьями будто из самой мглы приносятся, щеки холодом жалят, за ворот овчинного кожушка забиваются. Где, в какой стороне село, куда он забежал? Только хотел заплакать, как слышит: «Андреееюшкааа!» Так только мамка его звала, по голове гладила, а руки у нее – теплые. «Мамка», – зашептал Андрейка, и слезы сами потекли, и скоро уж ледяными дорожками замерзать стали, и снежинки не таяли… Уже застывая, видел Андрейка, как барыня, белая и прекрасная, над ним склонилась. «Почто свечку мою не взял?» А где-то опять: «Андреееюшкааа!»

***

Очень отец на Андрейку рассердился: в церкви незнакомую барыню обидел, убежал без спросу, звать пришлось, искать, по следам только и нашли. А если бы следы замело? Вон как пуржило вечор! Старуху Егоровну, что с Олюшкой помогала, звать не стал, первый раз Андрейку оставил на хозяйстве, велел дверь никому не отворять и ушел на весь день плотничать в соседнюю деревню.

С утра морочало, в избе тепло, отец еще с вечера печь хорошо протопил, а на двор выйдешь – тут же всего снегом занесет. Стекла на окнах морозными узорами затянуло, но снизу они уже подтаяли, и в деревянные корытца натекла вода. Олюшка прошлепала босыми ногами к окну, взобралась на пристенную широкую лавку, чтобы из оконного корытца своего тряпичного барашка напоить, – а тут как мелькнет за окном что-то, как швырнет в окно снегом!

– Ну что разревелась, глупенькая, это пурга такая, – Андрейка бросился успокаивать испуганную сестренку, а самого тоже страх насквозь пробил.

Подошел он к киоту в простенке, где у них икона Спасителя стояла, всмотрелся в его лик, прошептал молитву – отпустило. Принялся хозяйничать: замешал в деревянной миске толокно, сам наелся и Олюшку накормил. Пошарил ухватом в печи, достал из головней распаренные головки репы и кринку топленого молока с коричневой толстой корочкой – ах, как вкусно! Спасибо тебе, Зорька, за твое молоко! И целый день всё дела находились, да еще и за сестренкой присматривал. Совсем взрослым Андрейка себя почувствовал!

Только достал Андрейка из подпола картошки, чтобы ужин приготовить, глядь – а вода-то закончилась! Решил он, хоть и не делал это ни разу, на колодец пусть с одним ведром да сходить. Намотал быстро онучи, лапти подвязал, кожушок накинул – и на колодец. Ведро деревянное и без воды тяжелое, чуть ли не по снегу волочится. Колодезный сруб обледенел весь, но Андрейка неспешно привязанное ведро с крюка снял и начал его опускать. Глухо осело ведро в воду где-то внизу и тут же ее тяжестью наполнилось. Медленно крутит Андрейка ручку колодезного ворота и радуется, что получается у него.

Но только наклонился он, чтобы ведро наполненное подхватить, как видит: снизу, из самой воды, на него глаза чьи-то смотрят! «Да нет, показалось, это вода такая темная». Успокаивает себя Андрейка, ведро из ледяного сруба достать хочет, тянется за ним, только ухватил – а мочи нет удержать. Вырвалось оно из рук – и обрушилось в ледяную яму. Чуть не заплакал Андрейка от досады, про всякие глаза забыл, перегнулся через край, чтобы ведро разглядеть внизу, а в воде не его лицо отразилось, а той барыни, что в церкви была! Смотрит на него барыня из колодца – пристально, жалобно, и шепот ее по ледяному срубу к Андрейке поднимается: «Возьми ведро, возьми, принеси домой водицы колодезной». «Мамушка, помоги!» Бросился Андрейка домой – и свое ведро у колодца забыл.

Прибежал в избу – заснеженный, перепуганный, запыхавшийся. В сенях еще услышал: стучит кто-то «тук-тук», «тук-тук», распахнул дверь – а в избе стены изморозью покрылись, холод так и пробирает. Одно хорошо: на лавке сидит Егоровна, пришла-таки проведать, теперь и не бояться можно, и на ужин отцу толкушку картовешную сделать, и за Олюшкой пригляд есть. А то верно: сидит Олюшка в дальнем углу на соломенном матрасе, барашка своего в руках держит и молчит. Видно, что испугалась. Подошел к ней Андрейка – она к нему так и припала. Обняла ручонками, смотрит на него снизу, сказать что-то хочет, но не умеет еще.

– Не бойся, Олюшка, я думал, быстро за водой схожу, а не только не принес, еще и ведро наше у колодца оставил, – сказал и заметил, что сестренка вздрогнула. Не согрелась, видно, еще. – Что это руки у тебя такие холодные?

Закутал он сестренку в овчинный тулуп, всё, не замерзнет теперь.

А Егоровна все так же на лавке сидит и овес толчет «тук-тук», «тук-тук», только дыхание у нее частое-частое, словно запыхалась от быстрой ходьбы.

– Рано вернулся, Андрейка, не весь еще я овес перетерла, – а голос у нее молодой, – сейчас вот закончу и отдам тебе ступку.

Встала Егоровна с лавки, к нему подходит, всмотрелся Андрейка ей в лицо – а оно гладкое, белое, как у мертвой, и темень в глазах как та вода ледяная колодезная.

– Барыня… – прошептал Андрейка посиневшими губами.

Приближается к нему Егоровна и ступку ему протягивает:

– Возьми, Андрейка, толокно замешивать будешь. Возьми.

И взял бы Андрейка ступку, так он заворожен был этим взглядом, да вдруг слышит, будто зовет его кто: «Андреееюшкааа!» – да так жалобно, так тревожно, надрывно.

– Ничего не возьму у тебя!

– Возьми ступку, я мамушкой твоей буду, одеяльчиком теплым накрою, пестовать буду, не замерзнешь ты никогда!

Откуда и сила в Андрейке взялась: схватил он первое, что под руку попалось, – барашка тряпичного, и швырнул им в Егоровну, так что ступка у нее из рук выпала. Как взметнулась Егоровна, барыней той давешней обернулась, белизной морозной всю избу заполнила! Мечутся заверти снежные вокруг Андрейки, и кто-то стонет в них, и воет, и молит, и плачет! А сама барыня всё больше и больше становится, и места для нее в избе уж недостает!

Бросился Андрейка к сестренке, схватил ее на руки, прижал к себе – и будь что будет! И страх, и холод, и мольбы барыни слились в одно, затянуло всё мороком – и пропало в нем. И не слышал уже он шагов в сенях, не видел, как отворилась дверь в избу – и в морозном облаке появился на пороге отец. И этим же облаком умчалась из избы Морана – с надеждой, что скоро будет у нее сыночек, скоро его плотник-отец домик ему деревянный выстроит.

***

Вынырнул Андрейка из жаркого марева, глаза разлепил, чувствует: весь в поту и слабость такая, что руки поднять не может. А над ним – лицо отца, усталое, глаза покрасневшие, но радостные.

– Слава тебе, Господи, слава, Пресвятая богородица, нет больше жара, – шепчет отец, а сам волосы мокрые андрейкины гладит, бородой кудрявой его щеку щекочет.

– Тятька, а ты надолго уходить больше не будешь? – слабый еще голос у Андрейки, тихий.

– Не буду, сыночек, не буду, – говорит это отец и шершавую жесткую ладонь на лоб ему кладет. – А если вдруг и придется, то есть у вас защитница – она вон, иконка твоя. Купил я ее, как ты заболел. С нами теперь будет.

Улыбнулся Андрейка через силу, посмотрел на киот и сразу ту иконку увидел, где богородица так на мамку похожа. Стоит иконка слева от Спасителя, и свет от нее льется. Радость-то!

Посмотрел он в окно, а на улице светло, неморочно, все стекло от мороза очистилось. И лишь на мгновение будто заглянул в окно кто-то, мелькнули темные глаза – и скрылись. Или показалось это?

Рейтинг:
8
цыганенко сергей в Втр, 03/08/2021 - 20:24
Аватар пользователя цыганенко сергей

Какой замечательный рассказ (+) Очень понравилось Цветок Цветок Цветок
Давно не читал подобной очень зрелой прозы.
Спаси Вас Господь, Ира!

__________________________________

Цыганенко Сергей

Ирина Володина в Втр, 03/08/2021 - 20:44
Аватар пользователя Ирина Володина

Большое спасибо, Сергей, за прочтение и такой чудесный отзыв.

__________________________________

Ирина Володина

kuskotopija в Втр, 03/08/2021 - 21:41
Аватар пользователя kuskotopija

Прекрасно!
Живая картинка перед глазами
Браво автору Победа
+

__________________________________

" Дорога вниз имеет мало остановок"(Т.Драйзер)

Марина Веринчук в Втр, 03/08/2021 - 21:52
Аватар пользователя Марина Веринчук

Очень понравился ваш рассказ, Ирина! Цветок Цветок Цветок

__________________________________

Марина Веринчук

Слова, слова, слова... (с)

Булахова Ирина в Втр, 03/08/2021 - 22:35
Аватар пользователя Булахова Ирина

Просто чудесный рассказ!

__________________________________

Хризантема

Vera1234 в ср, 04/08/2021 - 07:59
Аватар пользователя Vera1234

Замечательно и очень интересно+

__________________________________

С уважением, Вера Флягина

Ирина Володина в ср, 04/08/2021 - 08:06
Аватар пользователя Ирина Володина

Таня, Марина, Ирина, Вера, огромное вам спасибо за отклики! Цветок Цветок Цветок

__________________________________

Ирина Володина

Гела Стоун в ср, 04/08/2021 - 09:18
Аватар пользователя Гела Стоун

Прекрасное повествование. Сердце

Алые паруса в пт, 06/08/2021 - 20:19
Аватар пользователя Алые паруса

Талантливый, великолепно написанный рассказ. Настоящая русская мистика. Мне кажется, это именно мистика, а не фэнтези. Чем-то напомнило творчество Гоголя и почему-то сказы Бажова. С удовольствием ставлю плюс.

Ирина Володина в пт, 13/08/2021 - 09:34
Аватар пользователя Ирина Володина

Гела Стоун, Алые паруса, спасибо за прочтение и отзывы! Сердце
Согласна, что это скорее мистика, а не фэнтези.

__________________________________

Ирина Володина