Блог портала New Author

09. Перевёрнутый мир. Глава 8: Зов надежды

Аватар пользователя Anumbris
Рейтинг:
2

Главный зал потонул в гуле сотен голосов. Каждый лаборан знал произнесённые Сапием строчки, но за сотни лет, прошедших с тех пор, как они впервые были произнесены, Пророчество превратилось в несбыточную легенду, которой суждено было исполниться разве что в бесконечно отдалённом будущем. Люди взволнованно гадали, как же можно призвать детей Фейберуса, почему этого не сделали раньше, да и вообще, неужто пришло предначертанное время великих деяний и перерождения мира?..

— Рейн, этого нельзя делать! — из-за шума подбежавший Беллум мог быть уверен, что его никто не услышит. — Ты что, не помнишь, что произошло в прошлый раз?

— На этот раз всё будет иначе, — Сапий посмотрел в глаза старому другу. — Гюнтер! Мы столько лет жили в постоянном страхе — перед Бездной, перед прошлым, и даже перед собственной Судьбой! И ради чего? Лишь чтобы откладывать неизбежное! Это нападение — знак свыше. Знак, что нам, наконец, надлежит начать цепь событий, что приведёт либо к окончательной гибели мира, либо к его возрождению. Неужели ты не веришь мне?

— Тебе я верю. — мрачно сказал Воитель. — Но я не верю тем, кто всё это начал.

Верховный Дуктор ничего не ответил и вновь поднялся на ступени, чтобы оглядеть толпу. Разумеется, подобная новость вызвала волнения и вопросы. Но сейчас нельзя было отвлекаться на это — на кону стояло далеко не только выживание народа лаборанов.

— Друзья мои! — воскликнул он, и толпа немного притихла. — Согласно Пророчеству, чтобы призвать семерых Детей Фейберуса, нужно семь чистых душ. Семь проводников, что будут связаны незримыми узами с Повелителями стихий. Они должны будут отыскать их и собрать вместе. Это задача не для слабых духом, и потому я прошу выйти вперёд тех, кто готов, если потребуется, отдать свои жизни ради общего блага.

— Я готов! — не колеблясь ни секунды, воскликнул Мартин и строевым шагом подошёл к Дукторам. — Я воин, и я не боюсь умереть!

— Храбрости тебе не занимать, это я уже понял, — усмехнулся Чарльз Люфт. — Вот только не серчай, но ты ещё вчера был простым десятником. Одной отваги мало, чтобы сражаться с таким врагом. Если не возражаете, я возглавлю команду. У меня есть опыт в таких делах.

Почему-то прищурившись, Сапий кивнул и жестом подозвал его.

Когда Воеводы встали рядом, осматривая толпу в поисках новых добровольцев, Филиус вдруг ощутил странный порыв. К счастью, он вовремя его подавил: если и подходил кто для столь опасного дела, то только Лараты, Воеводы, сильные и храбрые воины. А что он? Обычный Арбайт-лентяй, один из сотен ничем не примечательных лаборанов, что выжили сегодня. Не герой, не воитель и не лидер. К тому же, стоящая рядом Эрика с таким волнением смотрела на Мартина, что бросить её одну он никак не мог.

Внезапно из толпы раздался возмущённый голос:

— Пропустите! Дайте пройти!

Вперёд выбился не кто иной, как Кассий Официй, чьи идеально уложенные волосы растрепались, а строгий костюм помялся и был весь в пыли.

— Что это вы тут задумали?! — выпалил он, но тут увидел Дукторов, остолбенел, поправил покосившийся значок и гордо отчеканил. — Как представитель Админаторов, я прошу сделать меня частью исполнительной группы по призыву Детей Фейберуса! Такие опасные действия надо проводить в соответствии со всеми необходимыми инструкциями и под присмотром служащих соответствующего ранга!

— Мы можем выбрать кого-нибудь другого? — с надеждой спросил Мартин.

— Это опасное дело, и раз уж этот ответственный Админатор решил принять в нём участие, мы можем только восхищаться его храбростью, — возразил Сапий.

"Храбростью? Ха! Не смешите меня!" — с презрением подумал Воевода. — "Этот фигляр просто хочет выслужиться! Да при первой серьёзной опасности он даст дёру!"

Кассий встал в один ряд с ними, бросил на Мартина высокомерный взгляд и демонстративно отвернулся. Тем временем других желающих не находилось, и потому стоящий в первом ряду Томас Коллер осторожно вышел вперёд. Он немного отмылся от сажи, но всё же одежда и манеры выдавали в нём Горака, и потому многие смотрели на него с неприкрытым пренебрежением.

— Я извиняюсь… — он коротко поклонился Сапию, который чуть ли не единственный смотрел на него добродушно. — Я пойму, если из-за моей касты вы меня не примете… Но я был главным инженером в своей бригаде! Вот именно! И я неплохо разбираюсь в технике! А в таком деле всякое может понадобиться!

— Сейчас настало такое время, когда уже не играет роли, Админатор ты, Арбайт или даже Горак, — улыбнулся Верховный Дуктор. — Тем более задача, на которую ты подписываешься, стократ искупит любые твои грехи. Твоё предложение принято, Томас.

Просияв, инженер встал в ряд с остальными членами команды. Кассий брезгливо отодвинулся в сторону, Люфт пожал плечами, а Мартин прищурился.

"Невиновных Гораков не бывает, а значит этот Томас — вор, убийца или клятвопреступник, притом недавно осужденный. Не думаю, что когда-нибудь смогу смотреть на него как на товарища".

А тем временем сердце Фила с каждой секундой билось всё чаще и чаще. На дело подписывались не только Лараты, но и лабораны, которые ни разу не держали в руках оружия. Они просто выходили вперёд и становились героями, которые исполнят древнее Пророчество — а он так и останется стоять в толпе. Но с другой стороны — все они могли погибнуть, а вся эта затея с Детьми Фейберуса вполне могла обернуться пшиком, потому что туприссий разберёт эти древние легенды, Дукторы могли что-нибудь напутать, да и вообще, в пророчества он не верил. Но всё-таки…

— Похоже, в команде будут лабораны из самых разных каст. Это символично. — подметил Сапий, оглядев разношёрстную компанию. — Я думаю, вам не помешает Визарат, который будет изучать и анализировать всё, с чем вы столкнётесь на нелёгком пути. И кроме того он возьмёт на себя обязанности врачевателя, если кто-нибудь будет ранен. Вот только проблема…

Он оглядел зал и разглядел всего несколько Визаратов, да и те стояли в отдалении и о чём-то говорили между собой, не слишком заинтересованные принять участие в затее. Основная масса касты учёных находилась там, где и привыкла жить — в Кристальных Башнях, самом удалённом от Небесного города регионе Лаборума. Никто бы не удивился, если бы оказалось, что Визараты вообще не заметили вторжения, слишком занятые своими исследованиями, чтобы банально выглянуть в окно.

Внезапно подал «голос» Тьюрис, который принялся по своему обыкновению быстро жестикулировать. Его помощник-альб поначалу смотрел на руки Дуктора привычным безразличным взглядом, но потом на его лице появилось выражение удивления.

— Дуктор Тьюрис хочет, чтобы... Чтобы я стал членом команды, — неуверенно сказал он и тревожно огляделся.

— Он? — удивилась Керда, обращаясь к старику. — Лабберт, ты же не сможешь нормально жить без помощника!

— Мою жизнь в любом случае нельзя назвать нормальной. — сохраняя спокойствие, перевёл его жесты помощник. — Не волнуйся, толку от меня всё равно немного. А вот Оливер… то есть, я… буду полезен команде.

— Оливер, а ты сам согласен принять участие? — поинтересовался Сапий.

— Я сделаю всё, что прикажет Великий Мудрец, — после небольшой паузы смиренно произнёс альб.

Видя, что старик жестами пытается отослать своего помощника в ряды команды, Беллум сделал знак стоящему неподалёку суровому гвардейцу с командирской лентой, чтобы тот подхватил еле стоящего на ногах Тьюриса. Оливер безмолвно встал рядом с остальными, но даже не посмотрел на них.

"Странный он тип, — подумал Мартин. — Совсем никаких эмоций! Такое впечатление, что ему вообще на всё наплевать. Как будто ходячая кукла вместо живого лаборана. Интересно, если бы Тьюрис приказал ему броситься в Бездну, он бы и это сделал?"

— Визарат есть, Админатор есть… — задумалась Керда. — Но что же это за команда, которой предназначено найти самих Детей Фейберуса, если у неё нет нравственного ориентира? Им нужен Санкт, направляющий их на путь веры! Миротворец, который будет предотвращать ссоры и давать советы тем, кто в них нуждается. Братья и сёстры из Храма Фейберуса! Кто готов взять на себя это священное бремя?

Группы жрецов начали быстро двигаться к передним рядам. С одного края показались Санкты-мужчины сурового вида, с непокрытыми головами, коротко подстриженные и одетые в более плотные и просторные балахоны, чем женщины. Ну а с другого появились и стайки жриц, и тут сердце Филиуса бешено забилось. Медленно и робко, со стеснительной улыбкой вперёд вышла Мария Кай.

"Почему она? Неужели из всех десятков Санктов в этом зале не нашлось никого другого?! А может… Что если это Судьба?!"

— Воистину, настало время чудес! — улыбнулась Верховная Жрица. — О дитя моё. Ты столь юна, и всё же не страшишься ни Тьмы, ни смерти!

— Я не страшусь, ибо Свет Фейберуса всегда в моём сердце, — смиренно поклонилась Мария и поспешила занять своё место с краю.

— Итого шестеро, — хмыкнул Сапий. — Не хватает одного. Что ж, последний избранник. Мы ждём тебя.

Мир замер. Голоса со всех сторон стихли. Филиус остался наедине со своим дыханием. Возможно, сейчас он делал выбор всей его жизни. Безопасность или приключения? Безвестность или слава? Одиночество или… Он поднял глаза и встретился взглядом с Марией, которая снова его заметила. Что она думала? Что он трус, неспособный просто сделать шаг вперёд? Или она, будучи куда лучшим человеком, чем он сам, не стала бы осуждать его за бездействие? Это было уже не важно: Фил осознал, что если останется на месте, то будет жалеть об этом всю жизнь.

— Филиус! Что ты?.. — в ужасе воскликнула Эрика, когда он уверенно сделал шаг вперёд.

Было видно, что этого не ожидал никто: Мартин и Люфт раскрыли рты, Беллум, который, судя по всему, отказывался воспринимать происходящее всерьёз, презрительно усмехнулся и отвёл взгляд, и только Сапий еле заметно кивнул.

— Чем же ты собираешься помочь команде? — с интересом спросила Керда.

— Я… — тут Фил запнулся, потому что даже не успел подумать о веской причине, по которой его должны были взять. — А... А я буду всё записывать! Вести летопись нашего подвига!

— Летописец, значит, — снисходительно улыбнулся Сапий. — Да будет так.

Фил встал рядом с Мартином, который удивлённо на него покосился. Эрика, явно не ожидавшая, что оба её знакомых мужчины вызовутся на это опасное дело, закрыла рот рукой.

"Дурак ты, Филиус! Как пить дать убьют! И ради чего — дурацкого Пророчества!"

— Итак, добровольцы отобраны, — провозгласил Верховный Дуктор. — Семь героев, семь душ, что призовут Детей Фейберуса, которые сокрушат захватчиков из Бездны и возродят мир!

Все лабораны смотрели на них как на избранных. Довольно странно, учитывая, что несколько секунд назад всего один шаг отделял их от того, чтобы встать с новоявленными героями в один ряд. Но большинство просто стояло, смотрело по сторонам или в пол, пока Сапий звал добровольцев. Фил позже много думал о том, почему вся толпа сразу же не ринулась вперёд. Может, они боялись? Или не видели в этом смысла? А может, просто не хотели менять свою размеренную и спокойную жизнь, даром что она уже была разрушена захватчиками из Бездны? Так или иначе — вышло всего семь, и теперь пути назад не было.

Внезапно стоящий рядом Беллум, который последние несколько минут выглядел так, как будто вот-вот взорвётся, не выдержал и воскликнул:

— И это — герои, которые должны спасти мир? Двое вояк — допустим, но кабинетная крыса, преступник, книжный червь, святоша и мальчишка?!

— У них хватило мужества вызваться на это дело, — спокойно кивнул Сапий. — Значит, они подходят.

— Ну всё, с меня довольно! — Великий Воитель пришёл в ярость. — Ты не имеешь права отбирать кого попало только потому что они составляют интересную коллекцию! На кону стоит судьба не только Лаборума, но и всего мира, а ты превращаешь всё в игру!

— Решение окончательное. Всё сделано согласно Священным Текстам. Их выбрал не я, их избрала сама Судьба.

Рявкнув себе под нос что-то совсем неприличное, Беллум пошёл к движущимся комнатам. Керда хотела было его окликнуть, но Сапий остановил её:

— Не стоит. Каждый имеет право на своё мнение. Беллум всегда скептически относился к предсказаниям, поскольку считал их выдумкой глупцов или чьим-то коварным планом. Я не в силах разубедить его, ибо я руководствуюсь лишь Верой в Творцов, Светоносного и Судьбу, что была предначертана этому миру с самого его сотворения.

— И я Верую, — кивнула Верховная Жрица. — Но Пророчество могло быть неверно истолковано.

— Выбора у нас в любом случае нет, — вздохнул Верховный Дуктор и обратился к толпе и семи избранным. — Начнём же ритуал призыва! За мной, чистые души...

В недоумении и предвкушении чего-то великого и мистического избранные направились вслед за Дукторами к движущимся комнатам. Когда они зашли в просторную кабину, Фил оглянулся. Санкты готовились провести массовую молитву. Весь лаборанский народ собрался поддержать ритуал в едином религиозном порыве. А затем Сапий нажал на кнопку с человеком в центре панели. Судя по ощущениям, они начали подниматься. Члены только что созданной команды не спешили знакомиться и старались смотреть куда угодно, но только не на друг друга. Это было довольно необычно для лаборанов, которые были весьма общительным и дружным народом.

Наконец, движущаяся комната остановилась. Судя по времени, которое кабина поднималась, они уже были глубоко над поверхностью тверди, а возможно, даже выше, чем шахты Гораков. Это ощущалось и по затхлому воздуху, и по высокой температуре. По узкому коридору, освещённому тусклыми тёмно-красными кристаллами, Дукторы отвели лаборанов в прекрасное и удивительное место.

Они очутились в круглом зале, куда меньшем, чем нижний, но куда причудливее. По стенам его, освещённые разноцветными кристаллами, стояли алтари, украшенные статуями могучих воинов.

Один из них изображал красного воина, и настоящее пламя горело в больших жаровнях по обе стороны от него. Второй монумент был объят холодом, а голову и плечи белого воина покрывал снег, который обычно можно было увидеть только на заледенелых нижинах башен. Третий воин был грубо вытесан из цельной каменной глыбы. Четвёртый зарос зелёными лианами и ветвями, а восходящий поток из хитроумных механизмов заставлял колыхаться его плащ. Пятая статуя изображала воительницу — могучую, высокую и окружённую потоками воды. У шестого меж пальцев били маленькие молнии. Был и седьмой монумент, но он отличался от остальных — у статуи героя, сжимающего в руках меч, не было лица, а окружали его только обыкновенные жёлтые кристаллы. От каждого алтаря уходила вверх резьба. Линии переплетались друг с другом и соединялись в центре выпуклого потолка, как будто разделяя его на семь сегментов.

В центре зала, напряжённо глядя на статую безликого воителя, уже стоял Дуктор Беллум. Увидев подоспевших избранных, он только покачал головой и поднял глаза к потолку. Потрясённые красотой этого места, лабораны разбрелись по залу, любуясь статуями легендарных Детей Фейберуса. Никто из них и не подозревал, что нечто подобное спрятано в недрах Дукториума. Филиусу это показалось действительно странным, так что он подошёл к Сапию и спросил:

— Что это за место?

— Это, друг мой, самое важное место во всём Лаборуме, — многозначительно сказал Верховный Дуктор и громко обратился ко всем. — Оно называется Святилищем. Эта башня, Дукториум, была построена с единственной целью — защитить это место. Если враги прорвутся сюда, всему миру придёт конец. Когда вы найдёте Детей Светоносного и попросите их защитить наш народ, вы обязаны рассказать им и о том, что если случится самое худшее, они должны пожертвовать всем, но не дать врагам проникнуть в этот зал.

Фил не понял ничего, кроме факта, что это Святилище зачем-то нужно оберегать.

"Почему? Здесь же нет ничего кроме семи статуй! Или Верховный Дуктор что-то скрывает? Да как я вообще могу ставить под сомнения его слова?! Он наш вечный лидер, старейший и мудрейший из лаборанов!"

— Не будем терять времени, — твёрдо сказал Сапий. — Избранные! Каждый из вас должен выбрать одного из семи Детей Фейберуса. Вы будете связаны нерушимыми узами, что пронзают само пространство, и таким образом сможете найти их!

Лабораны начали осматриваться, пытаясь выбрать себе подходящего воителя. Мартин без колебаний подошёл к огненному Повелителю: судя по целеустремлённому и отважному лицу, этот парень точно был настоящим воином, который не остановится ни перед чем, лишь бы защитить народ лаборанов. Чарльз Люфт, вздрогнув, подошёл к Повелителю молний. Томас, долго и напряжённо всматриваясь в лица воителей, выбрал каменного гиганта. Мария избрала Повелительницу воды, возможно, из-за того, что она тоже была единственной женщиной среди своих соратников. Кассий, который выглядел очень растерянно, по какой-то причине подошёл к Повелителю воздуха. Оливер сразу встал напротив ледяного воителя и не сводил с его холодного и спокойного лица глаз.

Филиусу достался безликий воин — первенец Фейберуса, чьё имя было давно утеряно. Собственно, он был даже этому рад: у большинства членов команды так или иначе имелись качества, схожие с таковыми у персонажей легенды. Но вот сам Фил был совсем обыкновенным, ничем не примечательным Арбайтом (если не считать его вечную лень и нежелание работать), а потому безликий герой, о котором в Пророчестве не было никаких подробностей, очень хорошо ему подходил. Вот только, глядя на статую, он испытывал нечто странное, словно у первенца и впрямь было лицо, но только чьё-то другое, неумолимо знакомое, но которое при этом нельзя было увидеть.

— Чтобы призвать Детей Светоносного, вы должны одновременно коснуться их священных символов, — пояснил Верховный Дуктор, который вместе с остальными стоял в центре. — Верьте в Судьбу, позвольте своим стремлениям стать реальностью и воззовите к небесам, что ныне именуются Бездной!

Приглядевшись, лабораны увидели у ног каждой из статуй небольшое возвышение с нанесённым на него символом, как раз подходящего размера, чтобы положить на него ладонь. Все без исключения посмотрели на соседей, чтобы не начинать первыми. Совершенно неожиданно для себя самого, Филиус решил взять инициативу в свои руки и положил ладонь на символ. Следуя его примеру, так поступили и все остальные. И в этот момент Беллум, стоящий за спиной Сапия, не выдержал и чуть ли не взмолился:

— Рейн! Неужели нет никакого другого пути?!

Вместо ответа старец лишь еле заметно улыбнулся.

Поначалу лабораны ничего не почувствовали, но затем символы засветились, а ладони словно прилипли к ним. Глаза статуй и кристаллы за их спинами тоже воссияли, и Филиус ощутил, как неведомая сила разливается по всему его телу, соединяя его дух со статуей, линиями проносится по залу и встречается с душами других лаборанов. И тогда он мысленно воззвал к Детям Фейберуса, и так же поступили остальные шестеро, и их мольбы обрели форму единого потока энергии, который пронёсся вниз по всему Дукториуму, усилился массовой молитвой, что происходила в нижнем зале, и нашёл выход на самой нижине.

Шпили, направленные в Бездну, засияли, и семь разноцветных лучей соединились в один. Этот ослепительный луч устремился вниз, прорезая мрак, и виден он был и Элизиане, в шоке прильнувшей к иллюминатору, и тому, кто ещё только спешил к Лаборуму, желая заполучить сокрытую в нём силу, и всем обитателям разрушенного мира, что ещё не разучились видеть. Спустя несколько секунд луч оборвался и потонул в Бездне, и как только его след исчез, где-то там, глубоко во мраке, что-то вспыхнуло в ответ.

И тогда шесть лучей вознеслись из Бездны, и огненным дождём они обрушились на Лаборум, и все лабораны, что прятались в Плавильнях, Акваториуме или на нижинах Кристальных Башен, возликовали, ибо поняли они, что прибыли Дети Фейберуса, которым предначертано одолеть захватчиков и спасти мир.

Рейтинг:
2
Icarus_1566 в Пнд, 08/02/2021 - 15:24
Аватар пользователя Icarus_1566

Кажется, намечается что-то необычное Лайк
Понравилась идея с соответствием героев и статуй. Да и в остальном тоже всё на уровне, написано отлично - эта часть одна из наиболее понравившихся!



По тексту:

— Друзья мои! — воскликнул он, и толпа немного притихла. — Согласно Пророчеству, чтобы призвать семерых отпрысков Фейберуса, нужно семь чистых душ. Семь проводников, что будут связаны незримыми узами с повелителями стихий. Они должны будут отыскать Детей Фейберуса и собрать их вместе.

- "Отпрысков" звучит слегка пренебрежительно. Вместо этого слова лучше использовать именно "Детей", а второе выделенное, чтобы не было повтора, тогда можно заменить на "потомков".

Вперёд выбился никто иной, как Кассий Официй, чьи идеально уложенные волосы растрепались, а строгий костюм помялся и был весь в пыли.

- Не кто.

— Я извиняюсь… — он коротко поклонился Сапию, который чуть ли не единственный смотрел на него добродушно. — Я пойму, если из-за моей касты вы меня не примите

- Примете.

"Невиновных Гораков не бывает, а значит этот Томас — вор, убийца или клятвопреступник, притом недавно осужденный. Не думаю, что когда-нибудь смогу смотреть на него как на товарища."

- Точка за кавычки.

"Странный он тип." — подумал Мартин. — "Совсем никаких эмоций! Такое впечатление, что ему вообще на всё наплевать. Как будто ходячая кукла вместо живого лаборана. Интересно, если бы Тьюрис приказал ему броситься в Бездну, он бы и это сделал?"

- первую точку заменить на зпт, а кавычки оставить только первые открывающие и последние закрывающие)

Лабораны начали осматриваться, пытаясь выбрать себе подходящего воителя. Мартин без колебаний подошёл к огненному повелителю: судя по целеустремлённому и отважному лицу, этот парень точно был настоящим воином, который не остановится не перед чем, лишь бы защитить народ лаборанов.

- Ни.

Шпили, устремлённые* в Бездну, засияли, и семь разноцветных лучей соединились в один. Этот ослепительный луч устремился** вниз, прорезая мрак, и виден он был и Элизиане, в шоке прильнувшей к иллюминатору, и тем, кто ещё только стремился*** к Лаборуму, желая заполучить сокрытую в нём силу, и всем обитателям разрушенного мира, что ещё не разучились видеть.

* "направленные"
** Не вижу смысла менять...
*** "приближался/спешил

Anumbris в Пнд, 08/02/2021 - 16:35
Аватар пользователя Anumbris

Спасибо большое! За восприятие этой главы я особенно переживал, поскольку она определяет всё дальнейшее направление сюжета. И здесь же она начинает местами очень напоминать по духу Властелин Колец, подчас целые сцены похожи. И чем дальше, тем больше таких параллелей будет. Впрочем, надеюсь, я подготовил и "что-то необычное". Smile


Косяки исправил. Непонятно только, почему слово "отпрыски" вдруг стало пренебрежительным. Озадачен Ни разу не встречал такой коннотации.

Icarus_1566 в Пнд, 08/02/2021 - 16:58
Аватар пользователя Icarus_1566

Властелина колец не читал, так что мне в любом случае всё будет в новинку Большая улыбка

Непонятно только, почему слово "отпрыски" вдруг стало пренебрежительным.

Из толкового словаря:

ОТПРЫСК — ОТПРЫСК, отпрыска, муж. (книжн.). 1. Молодой боковой побег растения. 2. перен. Потомок (устар. ирон.). Жалкий отпрыск княжеского рода. Последние отпрыски русского символизма. Толковый словарь Ушакова.

В принципе здесь зависит от личного восприятия, но всё-таки соответствующий оттенок слово имеет. В другом случае может и нормально было бы, но здесь ведь речь чуть ли не о богах, а к ним подобная двусмысленность по-моему неприменима Задумавшийся

Anumbris в Пнд, 08/02/2021 - 17:16
Аватар пользователя Anumbris

Ладно, допустим. Всё равно я больше нигде это слово не использовал.

Властелина колец не читал, так что мне в любом случае всё будет в новинку Большая улыбка

Это удивительно. Я думал, человек, которому нравятся подобные истории, не мог не читать "Властелина")

Icarus_1566 в Пнд, 08/02/2021 - 17:26
Аватар пользователя Icarus_1566

Это удивительно. Я думал, человек, которому нравятся подобные истории, не мог не читать "Властелина")

Сам в шоке Большая улыбка . Может быть ещё наверстаю))

Сергей Викторов... в Пнд, 15/02/2021 - 21:31
Аватар пользователя Сергей Викторович Тишуков

Ты что, не помнишь, что произошло в прошлый раз?

То есть имеется негативный опыт. Задумавшийся

Согласно Пророчеству, чтобы призвать семерых Детей Фейберуса, нужно семь чистых душ.

Вон оно как. Задумавшийся +

__________________________________

Сергей Тишуков

Anumbris в Втр, 16/02/2021 - 10:42
Аватар пользователя Anumbris

Покорнейше благодарю!

То есть имеется негативный опыт.

Я бы сказал, даже фатальный.