Блог портала New Author

07. Красный Рыцарь. Празднество в Хабауне (16+)

Аватар пользователя Филиппос
Рейтинг:
2

Почти к самому побережью подступала бесплодная Ахарская равнина, где на злобное вытьё суховеев откликались глухими ночами голоса ещё страшнее. Лишь у самого моря пустыню перегораживал кряж базальтовых гор, чьи северные склоны, открытые живительному дыханию кридского бриза, поросли влажным вечнозелёным лесом. У ребристого ската скального гребня, некогда исторгнутого из бездны огнём преисподней, раскинулся удивительный город.

В нём не было ни улиц, ни площадей, ни мостов; город состоял из десятков островов и островков, на которых теснились низкие дома из вездесущего чёрного камня, с кровлями, сработанными из сушёных водорослей. По бесчисленным проливам архипелага сновали юркие тростниковые лодчонки и тащились гружёные различным товаром плоты, а там, где россыпь базальтовых глыб редела и расступалась, простиралась широкая бухта, забитая аляповато раскрашенными кораблями.

Такое зрелище предстало глазам Лениера, когда после семи дней плавания к югу каркосская галера и пленённая ферлиха приблизились к Хабауну, Чёрному Городу потанов.

— Логово смерти, — тихо произнесла Дамарис.

— Или пристань надежды, ваше высочество, — сказал Лениер.

Корабли бросили якоря у большого острова, очертаниями напоминавшего исполинский окорок. Слух о явлении нового разахана разлетелся мгновенно, и чужеземцев встречали заискивающим почтением, а Дамарис ловила на себе завистливые взгляды груботёсаных потанок.

Гостей препроводили в здание с крылатой крышей, не из водорослей, как остальные, а железной. Внутри они очутились в просторной зале, освещённой золотыми лампадами. В них пылал, издавая тошнотворный дух, рыбий жир. На чёрных стенах играли тусклые отсветы. Посреди залы высилось несколько пьедесталов, на которых корчились фигуры, поначалу принятые Лениером за статуи, но, к отвращению рыцаря, на поверку оказавшиеся высохшими и сморщенными человеческими существами. Мумии были облачены в кожаные доспехи и златотканые плащи, а голову каждой украшал венок свежих цветов.

— Прошлые тела разахана, — прошамкал мрачный сгорбленный старик в красном тюрбане. У него сохранились лишь три зуба. — Этот для тебя, — он указал крючковатым пальцем на пустой пьедестал.


Круглая арена, выдолбленная в базальтовых утёсах другого острова, была запружена толпой. Хмурые бородатые воины-пираты; лукавые перекупщики награбленного добра; разряженные, увешанные дикарскими побрякушками женщины — казалось, целый город собрался поглазеть на чествование разахана. Гремели барабаны, гулко гудели раковины, а огромная труба, подражавшая голосу Матери Змей, всё покрывала раскатистым рёвом.

Жрецы в тюрбанах вынесли обрядовые знамёна. Безумный оркестр разом смолк. На арену вывели трёх девушек того же племени, что и Наак. Гибкие, пышногрудые, они были обнажены; на запястьях и щиколотках позвякивали тяжёлые золотые браслеты. Лениер подумал, что они пустятся в пляс, но молодки только испуганно жались друг к дружке и озирались по сторонам.

Внезапно раздалось глухое дрожащее рычание, и из отверстия, зиявшего в каменном ободе арены, вылез страшный, невиданный зверь. Он походил на громадного волка, но вместо шерсти его тулово покрывала слоистая, словно черепица, чешуя. Густая чёрная грива трепалась на горбатом хребте. Чудовище переступало на кривых лапах с огромными когтями и волочило длинный змеиный хвост.

— Что это?! — вскричала смертельно побледневшая Дамарис.

— Табóр, ваше высочество, — пробормотал Мангас. — Наши люди его на горшках рисуют. А я думал, это враки всё.

— Тайбор, — поправил беззубый жрец. — Священный зверь, покровитель воинов. Тайбор, пришедший с Сухой Равнины, был верным спутником первого разахана, и всякий раз в память об этом мы даруем его потомству лучших ахарок.

Это было сказано по-потански, но Лениер понял смысл слов старика.

— Нет! — воскликнул он, выхватил меч и бросился наперерез тайбору, двинувшемуся в сторону истошно кричавших девиц. Ужасные жёлтые глаза зверя вперились в Лениера, лязгнули сверкающие клыки, и, изогнув кверху чешуйчатый хвост, страшилище прыгнуло на рыцаря и сбило его с ног. Острые зубы впились в горловое прикрытие шлема Лениера, сминая броню; всей тушей обрушился тайбор на каркосца, пытась когтями разодрать латы. Мангаса, ринувшегося на помощь господину, ударом хвоста отшвырнуло далеко в сторону. Задыхаясь, Лениер терял силы. Вдруг видение возникло перед его глазами — прекрасный белый цветок, сразу покрывшийся пунцовой проростью и опавший. Милый голос оборвался смертным стоном...

— Дамарис! — прохрипел Лениер, изловчился и вонзил меч по самый крыж в белёсое брюхо чудовища, незащищённое чешуёй. Тайбор заревел и приподнялся на задних лапах, выпустив рыцаря из когтей. Тёмная кровь хлынула на камень арены, и зверь завалился набок. Лениер вскочил на ноги, вырвал меч из плоти издыхавшего тайбора и отсёк страшную волчью голову.

— Разахан! Разахан! — бесновалась толпа. Лениер поднял руку.

— Волей разахана, — сказал он, собирая в памяти таврийские слова, — этот постыдный обычай искоренён навсегда!


Последние лучи дневного светила гасли на волнах. В Хабауне зажглись огни; длинные тени ложились на залитую багрянцем рябь западного моря. У окна в доме на островке, что маячил над бухтой, Лениер смотрел на черневшие в сумерках корабли разбойничьего флота, внезапной прихотью Судьбы ставшего его собственной армадой.

Вдруг до его ушей донёсся приглушённый, осторожный стук. Сжав черен рукояти меча, Лениер распахнул дверь. На пороге стояла Дамарис.

Лениер отвесил поклон и посторонился, пропуская девушку.

— Ты доблестный боец, рыцарь Гуаско, — снова, как на галере после сражения с потанами, сказала Дамарис, и опять Лениеру почудилось, что на деле она хотела выразить иные чувства. — Позволишь? — она взяла стоявший на каменном столе кувшин с вином и наполнила бокал Лениера. Пригубив вино, протянула его рыцарю. Потом уселась на стол и сбросила пулены. — Поцелуй меня, — она вытянула голую ногу.

Нагнувшись, Лениер поцеловал её стопу.

— Теперь сюда, — Дамарис поднесла руку к губам Лениера. — А теперь сюда, — она рванула вырез платья, обнажив упругую белую грудь с крупным соском нежного оттенка чайной розы. — Затуши лампады. Пусть нам светят звёзды.

Долго на расшитом золотом покрывале ложа разахана метались во власти зова плоти молодые тела, и Дамарис из Дома Трибуги, позабыв обо всех выпавших на её долю испытаниях, погрузилась в сладостную негу, когда в неё излилось горячее семя Гуаско.

Рейтинг:
2
СИРена в чт, 20/06/2019 - 21:22
Аватар пользователя СИРена

Смотрите, наделают гуаскенят преждевременно. Большая улыбка

__________________________________

Филиппос в сб, 22/06/2019 - 21:40
Аватар пользователя Филиппос

ЛОЛ))) Спасибо.

__________________________________

Филиппос

Helga Rendez в сб, 22/06/2019 - 23:22
Аватар пользователя Helga Rendez

Корабли бросили якоря у большого острова, очертаниями напоминавшего исполинский окорок.

как они знали об очертаниях? понимаю, что, видимо, по карте, но... не знаю)

обнажив упругую белую грудь с крупным соском нежного оттенка чайной розы.

... выглядит, будто он всего один Большая улыбка
Рыцарь одним словом! Всё как надо сделал и получил... ногу, руку и всё остальное Большая улыбка
Жду продолжение Звезда

__________________________________

“Пусть суждено стать абрикосом (Всевышний разложил пасьянс), его оставлю всё же с носом, созрею и об землю - блямс!”(c)daniilmorin

“- Что будем делать с височками?..
- Прострелите, пожалуйста, оба” (с) Euphorious

Филиппос в вс, 23/06/2019 - 01:44
Аватар пользователя Филиппос

... выглядит, будто он всего один

Она оголила одну грудь.

Всё как надо сделал и получил... ногу, руку и всё остальное

Недолгим будет его счастье...
Спасибо, Ольга!

__________________________________

Филиппос

СИРена в вс, 23/06/2019 - 08:32
Аватар пользователя СИРена

Недолгим будет его счастье...

Шок Плач 2 Головокружение

__________________________________

Helga Rendez в вс, 23/06/2019 - 08:49
Аватар пользователя Helga Rendez

Она оголила одну грудь.

да! но пришлось перечитать Большая улыбка

Недолгим будет его счастье...

Печалька Печалька Печалька
вот так вот...

__________________________________

“Пусть суждено стать абрикосом (Всевышний разложил пасьянс), его оставлю всё же с носом, созрею и об землю - блямс!”(c)daniilmorin

“- Что будем делать с височками?..
- Прострелите, пожалуйста, оба” (с) Euphorious