Блог портала New Author

02. Поход к Вратам Игга

Аватар пользователя Azatot
Рейтинг:
1

Дух, тлеющий в башне
У северных склонов Меруседора, появился всадник на белогривом скакуне, рассекающем холодный горный воздух. Пыль клубилась под копытами необузданного жеребца, а могучий воитель восседавший на нем гремел стальным латами своего доспеха. Венчанный крылатым серебристым шлемом, чей блеск вторил Сартарну, поднявшемуся над суровыми скалам, воин уже несколько дней путешествовал на север. Торан-Великолепный было его имя и он странствовал из Бригантии в глубь северных пустошей, где ждала предреченная ему судьба. Гвардейский отряд, отсоединился от Торана на границе Борея и Бригантии. Распрощавшись с бравыми рыцарями принцессы Гриен, Торан, прежде сдерживающий белогривого коня, пустил его во всю его дикую непрерывную силу. И вместе они несли через поля и речушки, подобравшись к северному склону, где дорога уходила вверх к мрачным, чернеющим в освещенном мириадами звезд небе, пикам Неприступных гор.
Ветер дувший с гор, уже не отдавал той свежестью и прохладой, проносившейся над остроконечными башенками Бригантии. Здесь он скорее мешал Торану продвигаться вперед, то и дело завывая будто спящий в горной пещере дикий зверь. Но воитель продолжал гнать жеребца всё дальше по заросшей мхом тропе, пока не оказался на лысом изъеденном корягами холме. На котором открывался вид на ближайшие безлюдный земли, накрытые нефритовым покрывалом густого леса. Торан остановился на середине холма. Это был момент созерцания. Воитель окинул взглядом раскинувшийся под его ногами лес. Казалось вся чаща и каждое деревцо без исключения вибрировала в такт мерцанию бесчисленного количества звезд, утопавших во мраке космоса. Торан устремил свой взгляд в небо, выискивая знакомые звезды. Вот Антарес, сияющий во всех частях света, а там Астарат, чей свет видят лишь звездочеты запада. Дальше мерцают Думмузи и Мак Ок их свет Торан видел в небе над Зогаком. Но всех их пожирал в своем свечении грозный Сартарн со своими алыми кольцами. Его холодный обжигающий свет пугал жителей Востока и наоборот люди Тевтата и Бригантии считали его вечным спутником своей меланхолии. Замерзший титан, не вызывал у Торана никаких чувств. Воитель не понимал перед чем так трепещут праздные вельможи и колдуны Тильмуна и Эсфира. Не разделял витязь и поклонения Сартарну на западе, где ему посвящали баллады и песни, звучавшие с дворцовых площадей и из пьяных таверн. Сартарн так и оставался лишь холодным наблюдателем того что творилось на свете.
Наконец отведя взгляд от неба, Торан начал всматриваться в бушующий под горными ветрами океан ветвей и листьев. Настолько плотно деревья срастались друг с другом, что казалось вокруг лысого холма извивалось что-то большое и зеленое. Вдруг посреди леса вырос темный столб. Сначала Торан не заметил его. Всё это время он уходил от зоркого взгляда героя, но теперь предстал окруженный со всех сторон нефритовым морем, темный мрачный колосс, возвышался над лесом. На широком верху его горело пламя. Столь тусклое, что Торан принял его за блеск звезды пылающей в далеком южном небе. Но нет это был слабый свет исходивший с самого пика темнеющей башни.
«Там на верху тлеет чья-то душа»-подумал Торан и направил белогривую бестию вниз по холму прямо в лес.
Минуя коряги и сучья воитель пронесся по заросшей желтым мхом дороге и очутился у темных развалин над которыми и стояла башня с догорающей душой на верху.
Когда-то здесь стоял мощный замок, окруженный листвой уже тогда старого леса. Широкие ворота из темного камня охраняли статую грифонов, а на высоких башенках развивались алые полотна с гербами изображающими золотых птиц.
Сейчас же былая красота обветшала и рухнула под тяжестью времен и от величественного замка остались лишь развалины ворот и башня, рассыпающаяся в черную труху.
Торан спешился и побрел в глубь развалин. Ощущая над собой древность и величие уходящее в глубину веков, воитель напрягся. Смутные рассказы да слухи доходили до его ушей в тавернах славного Эзуса. Сам старик Тот рассказывал про потаенные подземелья и ветхие развалины, коими была полна западная земля. Всюду здесь веяло древностью. Так, говорили будто в курганах, вздымающихся из под изумрудного ковра травы жили создания видевшие зарю мира. Времена когда Сартарн был ещё молод, а на севере стояла Дориада. Те самые существа уже истлевшими своим устами шептали и шёпот этот проносился по травянистым полям будто легкий восточный ветер.
И вот шагая по изъеденным мхом темным плитам, воин вошел в темный проход, куда свет попадал только из зияющих в потолке дыр. Торан оказался в большом зале, где за длинным прогнившим столом восседали иссохшие мумии обитателей замка. В те незапамятные дни когда эти руины были центром какого-то королевства, эти люди стояли во главе всего. Но сейчас их останки истлели, а черепа раскололись. Смерть застала их за этим столом. Не давая им облачиться в белые саваны она забрала их ещё пылающие души в свой грустный чертог.
Торан миновал зал пройдя мимо скелетов, застывших в задумчивых позах. Всё дальше он пробирался в глубь черного замка, но на пути встречал лишь запустение и завалы. Не мог он отыскать проход к заветной башне, где на самом её верху сгорала последняя живая душа. Гремя серебристыми латами Торан разбирал завалы, поднимая валуны над головой и отбрасывая их в сторону. Теперь пред ним открылся проход ведущий к старой винтовой лестницы с гниющими ступеньками уходящими ввысь. Осторожно проверяя каждую ступень воитель стал подниматься к пульсирующей на верху силе. Мерзко скрипя и прогибаясь под стальной поступью героя ступеньки не проламывались и сдерживали, наступавшую на них тяжесть. С каждой ветхой от времени ступенькой Торан был всё ближе и вот на верху показалась дубовая дверь. Ступени трещали, проламываясь уносились вниз. Одно лишнее движении и скованный в движении рыцарь мог провалиться во мрак башни. Осторожным движением Торан снял крылатый шлем и бросил его в пустоту. Громкий звук бьющегося о камень железа пронесся по заброшенным руинам, пробуждая древнее эхо.
Наконец добравшись до самого верха и отворив ветхую дверь, рыцарь оказался на открытой площадке, уложенной каменными плитами, посреди которой возвышался открытый саркофаг с истлевшей мумией. В своих костлявых пальцах, усеянных разноцветными перстнями, мертвец сжимал пылающий клинок. Именно этот свет виднелся на верху башни. Древнее оружие похороненное вместе с его владельцем, возможно, конунгом или королем давно забытых земель.
Торан встал над саркофагом и внимательнее взглянул на горящий разными цветами меч. Временами он был пылал зеленым, а иногда разгорался будто тлеющий костер. Пламя обожгло душу Торана и синие глаза рыцаря начали блестеть в такт манящего своим могуществом клинка. Сталь будто шептала о власти и славе, которую она принесёт воителю обладающему ею.
Рука Торана потянулась к клинку и лишь раз он одернул её когда языки пламени поднялись над саркофагом будто предвкушая прикосновение человеческой руки спустя столько лет. Освободив меч от костлявой хватки, Торан поднял клинок, чтобы осмотреть его. Будто вчера отлитый, усеянный звездообразными рунами, меч этот был лучшим из всех, что видел воитель за свою жизнь. Такое оружие не встретишь на шумных базарах Тильмуна и Эсфира. Ни один из кузнецов с северных предгорий, славящихся своими искусными изделиями, не сможет выковать что-то такое, что взывает к славной битве одним своим стальным блеском.
Торан не помнил сколько он простоял любуясь мощью широкого длинного меча. Он всматривался в старинные руны, которые встречал в разных концах света среди развалин древних городов. Так и стоял он подле раскрытого саркофага пока до его ушей не донесся вопль из глубины темных руин. Там в подземельях гремя цепями поднималось целое воинство призраков. Скрежет древних стальных дверей отдавался в душе Торан и темная склизкая мерзость заполняла мысли.
Пыльные коридоры замка заполнили бледные силуэты, чей истинный облик был сокрыт под рваными саванами. За ним следовали, будто змеи ржавые цепи, издавающие неприятный звук-скрежет стали о каменный пол. Стоны призраков эхом отдавались от черных стен замка, наполняя всё пространство скользким ужасом.
Всё ближе и ближе слышались ржавые цепи тащащиеся за согбенными демонами укатанными в белые саваны. Торан выглянул за дверь. По древним стенам из черного камня под воздействием безумного чародейства ползли бледные тени. Торан захлопнул дверь, но напрасно она тут же была разбита в щепки от пронзившего на миг всю башню визга. И вот теперь из темного прохода, выползали на синий свет Сартарна бесформенные фигуры гремящие черным цепями. Из под саванов доносился шепот полный шипящей ненависти, идущей из черных сердец демонов.
Торан одним взмахом меча пронзил колышущийся на ветру саван. Меч вошел глубоко в демона, но не причинил ему никакого вреда и тут же вся армия призраков окружила воителя. Пылающий во мраке бесформенных фантомов, меч прорезал воздух и бестелесные духи таившиеся внутри балахонов хохотали над тщетными попытками героя ранить их. Поистине, сражаясь в кровавых битвах с целыми армиями врагов из плоти и крови, Торан был бессилен против кучки фантомов. А они всё окружали его не давая двинуться, стесняя движения своим цепям. Всё громче звучал их мерзкий навязчивый шепот в ушах рыцаря, поглощая душу и разум его в бездну безумия.
В тот момент когда остатки сил и рассудка уже покидали Торана пространство вне демонического хоровода пронзил короткий, но громкий как раскат грома звук. Это было слово. Тут же орда демонов застыла, а отвратительный шепот умолк. Первое слово остановило демонов, а второе произнесенное через мгновенье озарило башню и всю округу яркой вспышкой света выжигающего бледных фантомов, оставивших после себя лишь ржавые цепи.
Торан поднялся. Вокруг тлели остатки саванов в которые были укатаны призраки. Где-то в глубине замка был еле слышен жалобный шепот демонов, изгнанных из реальности обратно в пыльные склепы под руинами. Воитель огляделся и заметил невысокую фигуру, стоявшую в темном проеме, ведущем вниз. Человек сделал шаг вперед и Сартарн осветил его, явив лик златовласого мужчины в остроконечной шляпе. Через его рыжеватую бороду проглядывалась задорная улыбка.
-Вот уж не думал я встретить в такой глуши Славного воителя и героя Запада,- посмеиваясь проговорил незнакомец,- позвольте представиться- Фригг, чародей и мастер колдовства всякого…
В глубинах Борея
Туман пал на предгорья Меруседора, а солнце всё никак не могло пробиться сквозь горизонт. В небольшом пологом ущелье горел огонь костра возле которого сидели два путника. Ещё недавно они шли разными путями , но общая цель всё же привела их друг к другу. Мудрый не по годам чародей и славный воитель, вели беседу о своих бесконечных странствиях. Многих встречал на своем пути Торан: странствующие торговцы со своим скрабом, беглецы от суровых наказаний, наемники живущие острым клинком и тяжелым молотом. Все они были лишь заложниками своих путешествий в отличии от самого Торана. Бывало и с ними он коротал ночи у костра, слыша лишь презренье к своей участи. А что до крестьян и дворян с ними Торану даже не о чем было обмолвиться. Разве может оседлый землепашец понять странника, истоптавшего множество земель. Всю свою жизнь Торан считал, что одинок в этом мире. На шумных балах и в свирепых сражениях с погонями на огнегривых скакунах. Всюду Торан не видел родственных душ. Но вот пришло время и в его руках оказалась судьба целого королевства. И тут он наконец нашел его. Такого же странника и скитальца потерянного во времени. С виду уже бородатого старца, но молодого во взгляде и душе.
- А вот и нет, Торан,- хитро улыбнулся Фригг,- нам с тобой выпал не испытание, а наоборот высшая милость и даже честь быть теми кому удастся увидеть легендарные Врата Игга.
-Кто этот Игг?- спросил воитель.
Как же ты разве не вчитывался в древние свитки Сутеха и Амата,- усмехнулся Фригг,- не был ли ты свидетелем откровений безгласных древесных старцев, что пустили свои корни в долине Эзуса.
-Я бывал там, но мне не довелось говорить с теми у кого навечно сомкнуты уста,- ответил Торан, понимая иронию колдуна. Всемудрый и посвященный во все тайны Геотреи, Фригг посмеивался над воином.
-Ты видно и не знаешь какие опасности нас ждут,- шутливо спросил Фригг и тут же добавил,- не бойся я и сам справлюсь со всем твоя помощь мне не понадобиться.
После этих слов Торан бросил в сторону колдуна взгляд полный ярости, но столкнувшись с дружелюбной улыбкой, расплывшейся на бородатом лице, умерил свой пыл. После этого они ещё долго говорили о странах и народах. Вспоминали Тильмун и его базары, таверны Эзуса, где старик Тот вечно травил свои байки о сопящих в подземельях Неприступных гор троллях. И когда первые лучи солнца пронзили зеленый океан леса над которым возвышалась темная башня полная призраков с цепями, тогда они отправились в глубь Меруседора , а уже к ночи оказались в стране холодного северного ветра Борея.
Хлипкие уступы раскалывались и с мрачным безмолвием исчезали во тьме провалов и обрывов. Борясь с дьявольски холодным ветром, колдун и воитель, пробирались по одному такому узкому уступу. Уступ этот опоясывал всю гору и только по нему можно было оказаться на той стороне Меруседора. Когда демонический ветер стихал, Торан и Фригг ускоряли шаг, чтобы в мгновения его молчания пройти больше. Временами колдовство чародея спасало от мертвого прикосновения ветра и над путниками вились теплые потоки чего-то золотистого. Фригг призывал их шепча себе под нос древние заклятья. Лишь благодаря этой чудной магии они смогли пройти так далеко, ибо ветры Борея изрыгала сама Великая Бездна, где не существовало тепла и света.
Всё путешествие по уступу разум Торана терзали смутные волнения, вызываемые пропастью зияющей под ногами странников. Помня о сне принцессы Гриен, воитель прислушивался к звукам проникающим сквозь непроницаемую стену завывающего ветра. И иногда утробный звук, сталкивающихся глубоко под землей друг о друга гранитных плитах, доходил до его ушей.
«Быть может это лишь эхо в моем разуме?»- думал Торан, следуя за колдуном все дальше по обваливающемуся уступу.
Изредка поворачиваясь колдун давал понять, что заинтересован в том что воин пройдет с ним до конца. Как бы не был Фригг могущественен и мудр он знал, что судьбе никакая магия не указ. Не будь ему поведано пророчество Королевы фей никогда в жизни он бы не взял в столь опасное путешествие обычного человека, пусть и опытного странника. Но судьба, не иначе, привела его в ту башню и заставила спасти героя из лап демонов. Не могло это быть случайностью, что и воителю было предначертано пойти к вратам льющейся магии.
«Ну раз сама судьба так решила, то мне тут нечего поделать»-усмехнулся в мыслях Фригг.
Вдруг остановившись колдун поднял взгляд в небо окутанное мглой серых туч. Ветер с новой силой обжигал путников своей неистовой силой. Торан недоуменно посмотрел на колдуна, но не произнес не звука. Быть может он готовил сильное волшебство дабы спасти их от обезумевшего демона хлеставшего кожу своими холодными языками.
Чародей долго копошился в карманах своего одеяния пока в его руках не оказалась простая ивовая свирель, чьё веселое звучание могло быть уместным в походе по теплым берегам разливистых речек Тевтата, но не на грозном богатыре Меруседоре.
Фригг начал извлекать из свирели мелодичные звуки, едва пробивающиеся сквозь завывание северного ветра. Изначально мелодия была слабой, но с каждым мгновеньем звук становился все отчетливее и громче. Веселая, будто летние песни фей и эльфов, мелодия побеждала дьявольскую бурю укрощая её. Пурга с недовольством уносилась обратно в утробу мира, где ей и было самое место.
-Чудеса,- благоговейно произнес Торан, наблюдая как обессилевшая буря кашляя и возмущаясь оседала в бездне.
-Да будет тебе известно, Торан,- Фригг взмахнул рукой отрываясь от игры на свирели,- мы волшебники не терпим буйства и хамства природы. Для этого у нас припасено несколько трюков.
«Трюков»-подумал Торан, понимая наконец с каким сильным колдуном судьба уготовила ему путешествие.
А между тем путники оказались на северном склоне Меруседора. Хмурые исполинские тучи взгромоздились на заснеженные вершины. Казалось будто день уже истек, ибо солнце скрылось в глубине темнеющего неба. Бездна всё ещё простиралась под ними. Она затаилась.
Из бездны
Ночь вновь пала на Меруседор. Тучи до этого скрывавшие солнце, испарились открыв северному склону усеянное космическими огнями небо. Место Сартарна в землях Борея занимал Мадрук- огромный оранжевый гигант, чьё величие застилало половину небосвода.
-Я бывал на Севере лишь раз и лишь раз я видел этого титана,- сказал Торан с восхищением глядя на Мадрука.
-Что-то тебя беспокоит, воин?- вдруг спросил Фригг и начал раскуривать длинную трубку.- Дым развеет мысли и приведет разум в порядок.
Торан взглянул на колдуна и задумался. Уже давно он не слышал эха доносящегося из под земли. Того утробного звука, который слышала Гриен в своем сне.
-Бездна вот, что меня беспокоит, колдун,- тихо произнес воитель, устремив свой взгляд в темнеющий провал.
-Сегодня можно спать спокойно,- проговорил Фригг пряча за пояс трубку,- никаким демоны не должны тревожить твой сон, воитель. Завтра нам предстоит пройти в затерянную во люда Дориаду, а перед этим встретиться проводниками.
Торан удивленно посмотрел на волшебника. Воителю казалось странным встретить в таком диком месте, где снег лежал ещё в начале времен. Лишь звери и духи населяли этот край куда осмеливались путешествовать, лишь храбрейшие из людей.
Воитель не заметил, как погрузившись в думы уснул. Колдун же отправил свой дух блуждать по неведомым смертным краям, где светили иные звезды. Тело свое он оставил отдохнуть, ибо не видел опасности исходящей от бездны.
Оба путника были беспомощны, когда грозный звук сталкивающихся друг с другом скал донесся из пропасти. Темное древнее зло таившееся в глубине северных скал начало свой поход к вершинам Меруседора. Каждый шаг его дробил скалы и камню, посмевшие встать на пути погибели. Гора изнывала от чудовищной поступи, разрывавшей её изнутри. Демон скребся о скалы своими исполинскими когтями и скрежет этот был слышен даже в долине Эзуса.
Торан замученный долгим путешествием в горах и мыслями о конце их с Фриггом странствия, спал без чувств. Лишь раз противный скрежет ворвался в чертоги сна, где прибывал воитель, но не смог вырвать его оттуда, оставив в неведенье о грядущем ужасе. В то время колдун был слишком далеко, чтобы почувствовать приближающееся зло.
Будто сама бездна начала вырываться из пропасти. Обезличенная она тянула к узкому уступа свои отвратительные змеевидные конечности. Демон был всё ближе к краю уступа, где смог бы схватить одного из путников.
Сон Торана начали терзать неприятные звуки извивающихся хоботов гидры. Не успел он открыть глаза, как чешуйчатое щупальце обвилось вокруг ноги воина и потащила в пропасть. Реакция воина была стремительной. Меч пылающий разноцветным огнем, покинул ножны и поразил змеящуюся гидру. С ужасающим воем обрубленная часть унеслась обратно в бездну, где чудовище зализывало свои раны. Обрубок оставшийся на ноге Торана постепенно растворялся, превращаясь в вязкую черную жидкость.
Рыцарь окликнул колдуна, но тот и не думал просыпаться, оставаясь в неподвижным. В это же время на краю уступа появились ещё три гидры, ползущие к спящему волшебнику. Торан не медля ринулся на спасение Фригга. И вновь горящий меч пронзая воздух отсек демону три хобота. С ещё более ужасающим визгом чудовище, спасало свои конечности в темноте провала. Через мгновенье гора затряслась вторя демоническому вою из глубин. Огромные куски скал, обрушились со склонов Меруседора прямо в предгорные озера, образовав там острова.
Тут-то маг и соизволил вернуться из своих странствий по иным твердя. Именно тогда, когда демон поднял над героями свои самые большие щупальца способные разгромить целые крепости со всеми их жителями.
-Ёрмун!- в ужасе прокричал Фригг, начиная читать заклятье. Даже уверенный в могуществе колдуна, Торан сомневался, что у Фригга найдется способ одолеть исполинского зверя.
Волшебник впал в транс продолжая изрыгать магические слоги. Его голос изменился. Он был словно бушующий ураган разрушающий всё на своем пути. Разрывая деревья и дробя камни, голос Фригга въедался в саму суть природу, подчиняя её себе. Упав на колени колдун дочитал последний слог. Совершенно истощенный он не мог двинуться. Тогда небо озарило розовое свечение, ударившееся в извивающуюся исполинскую гидру, будто молния. Демоническая лапа ударилась об скалу, упав на уступ.
-Руби её!- прокричал ослабленный колдун.
Меч искрясь и пылая, обрушился на туловище щупальца разрубив его пополам.
Демон ответил ударом на удар. Скала затряслась с новой силой, разрушаясь и обваливаясь в пропасть. Всё вокруг рушилось, а бездна словно безудержный смерч пожирала обломки скал и камней.
Казалось вот-вот и сами герои исчезнут во мраке провала, но небо озарил второй луч ударивший прямо в то место, где стояли Фригг и Торан. Для воителя и колдуна это была яркая вспышка света после которой они некоторое время прибывали во тьме. И только когда ноги воина оказались по колено в снегу, он понял, что магия Фригга вновь спасла их. Колдун перенес себя и Торана подальше от разрушения.
Теперь же он был истощен. Фригг лежал в нескольких шагах от рыцаря, глядя на оставшуюся позади Меруседор. Гора пыхтела и грохотала, будто обозлившийся на смертных божок. Чудовище жившее внутри Меруседора или даже внутри самой Геотреи, осталось без добычи.
-Не думал я, что придется использовать это заклинание,- прохрипел Фригг, пытаясь встать. На его до этого веселом и румяном лице, появились морщины. Маг сумел отправить их на лиги от склонов, но даже здесь чувствовалось землетрясение создаваемое горой и её демонами.
-Что дальше?- спросил Торан с тревогой глядя на своего спутника.
-Пойдем, нам нужно продвигаться дальше. Нас ждут.
И с этими словами Фригг поковылял в видневшийся впереди лес, а воитель послушно последовал за ним.

Рейтинг:
1