Блог портала New Author

01. Туманный Вереск

Аватар пользователя Necky Neckt
Рейтинг:
4

В карете трясло. Я прижался носом к запотевшему стеклу и смотрел на улицу. Наступила зима, выпавший за ночь снег уже смешался с грязью и песком, которым щедро посыпали обледеневшие тротуары. Толку от этого было, в общем-то, чуть, потому что людям приходилось постоянно следить за собственным равновесием, а у лошадей так и вовсе всё время разъезжались ноги. Они останавливались, и тогда кучера сердито щёлкали кнутами. Лошади обижались и гнали вперёд, а из кэбов и карет порой доносились крики. Людей на улице оказалось довольно много, но, в основном, это были женщины, закупавшиеся к Рождеству.

Двое рабочих, одетых в потёртые и очень толстые куртки, огромными лопатами сшибали сосульки, примёрзшие к козырьку над кондитерской. Одна из сосулек поддалась и, падая, пролетела прямо возле носа дамы, решившейся открыть дверь. Судя по всему, она принялась возмущаться и кричать, потому что через секунду из-за двери выскочил толстый пекарь, перепачканный мукой. Это всё было так интересно, что меня почти перестало тошнить.

Протянув руку, отец решительно задёрнул шторку, а потом взял меня за плечо и хорошенько тряхнул.

- Жмёшься к стеклу, как уличный мальчишка!

Тошнота тут же подступила к горлу. Я прижал руку ко рту. Возможно, я бы что-нибудь ему и ответил, да вот говорить, когда вас вот-вот вырвет, очень трудно. А думать, что сказать, в такой ситуации ещё труднее. Спустя несколько секунд я просипел:

- Прости. А когда мы приедем?

Отец глубоко вздохнул. Я знал, о чём он думает. Современный человек, который не может в карете нормально проехаться, это – что-то с чем-то. Тем не менее, отец привстал и постучал по стеклянной перегородке, отделявшей нас от кэбмена.

- Сколько осталось до «Туманного Вереска»?

«Туманный Вереск»? Что ж, по меньшей мере, это звучит гораздо лучше, чем «Пастуший Рай». «Пастуший Рай» – это наше загородное поместье, его назвали так в честь деревни, которая находится неподалёку. Наш городской дом никак не назывался, зато у него был номер – тридцать шесть. Кстати, обычно, когда едут куда-то, то называют кэбмену именно номер дома, а не его название. Если, конечно, речь идёт о городе. Если отец решил отвести меня куда-то дальше, то я не выдержу. Вылезу и пойду домой. Пешком.

- Два квартала. Мы на Фрингл-стрит, сэр.

- Остановите, мы пойдём пешком.

Кэбмен натянул поводья, и лошадь, заржав, замерла на месте. Наконец-то! Последние несколько минут я сидел, уткнувшись лицом в колени, и молился, чтобы всё это закончилось. Я услышал, как кэбмен спрыгнул со своего места, а спустя секунду он уже распахнул дверь и подал мне руку. Я что, так похож на барышню? Впрочем, посмотрев вниз, я увидел, что тротуар порядком обледенел. Если спускаться неаккуратно, то легко можно сломать хоть ногу, хоть нос. Я осторожно спустился вниз. Меня всё ещё слегка шатало, поэтому, прежде чем оглядеться, я доковылял до стены ближайшего дома.

Дом оказался ободранным и серым, словно его не красили уже лет сто. Я поморщился: ещё ни разу я не видел таких домов. Да и вообще на таких улицах не бывал. Несмотря на то, что приближались праздники, а все начинали потихоньку сходить из-за них с ума, здесь не было ни одной витрины, украшенной к Рождеству. Я так же не увидел ни вывесок, ни карет, что уж там говорить о новомодных автомобилях, ни прохожих: если не считать толстого усатого мужчины в смешной пиратской шляпы и дворника, увлечённо долбившего лёд, улица пустовала.

Я уже начал замерзать, а тошнота всё ещё не проходила. Я пошарил в кармане пальто, чтобы найти мятные конфеты: мама обычно кладёт их мне, если мы собираемся ехать, но сейчас там было пусто. Я тяжело вздохнул и посмотрел на отца, расплачивавшегося с кэбменом. У того, кстати, вся борода стала рыжей, из-под крошечных льдинок проглядывались только небольшие клочки рыжих волос. Забавно. Заметив, что я смотрю на него, кэбмен улыбнулся и подмигнул мне.

Когда я подошёл к ним, они уже прощались.

- У меня сдачи не будет, сэр, – кэбмен спрятал деньги в карман. – Ваш сын, да?

Идиотский вопрос, если честно. Кем я могу ещё быть? Дедушкой? Тем более, что с отцом мы очень похожи – по крайней мере, у нас одинаковые карие глаза и тёмные, чуть вьющиеся волосы.

- Да, - сдержанно ответил отец. Наверное, он думал о том же, о чём и я. – Оставьте её себе, мы спешим.

Кэбмен вскочил на козлы и, прежде чем отъехать, помахал мне рукой. Я помахал в ответ.

- Отец, - я дёрнул его за рукав. Странное дело – слово «папа» я произнести не могу, хоть пытай, а вот за рукав дёрнуть – запросто. Отец сам вырвал пальто из моих рук и строго на меня посмотрел. Чтобы не получить очередную порцию замечаний, я быстренько продолжил, - а что такое – «Туманный Вереск»? Разве так дома называют?

- Это не дом, это пансион. Там живут постояльцы.

- Твой коллега живёт в пансионе?

Я всю жизнь думал, что богатые люди могут позволить себе хотя бы снимать комнаты в местечке поприличнее, чем Фрингл-стрит.

- Кеннет Дженглз всегда был чудаком, - отец фыркнул. – Смотри, не скажи этого, когда мы будем у него в гостях. Мне нужно заключить одну сделку с его отделом.

Я растерянно кивнул. Дженглз? Хм! Знакомая фамилия. Где же я её слышал? Точно, вспомнил! Дайна Дженглз, очевидно, его родственница, училась в нашей школе. Мы с ней редко виделись, потому что мальчикам и девочкам у нас общаться запрещено. По сути, встретиться можно только в столовой, где одни сидят слева, а другие – справа, да на уроках танцев. На них нас всегда ставят вместе. Она среднего роста, стройная, с весёлыми глазами и светлыми волосами, затолкнутыми, как у всех девчонок, под аккуратную сеточку. На щеке у неё три родинки, идущие подряд.

А вот здесь уже и начинаются странности. Наша школа, хоть и ужасная, но дорогая и очень престижная. Как могла туда попасть родственница того, кто живёт в пансионе на окраине? Впрочем, рассуждал я, Дайна же вполне приходиться этому Кеннету, например, племянницей. Или даже двоюродной внучкой – в политике много кто работает, между прочим.

Между тем мы повернули, и улица изменилась вновь. Теперь мы шли по узкой неровной дорожке, а по обе стороны от нас тянулись квадратные обшарпанные дома. Некоторые из них выглядели наполовину разрушенными, во многих не доставало стёкол. Во дворах носились дети, полуголые и чумазые. Заметив, что я на него смотрю, один мальчишка остановился и пихнул своего друга в бок. Тот сначала размахнулся, чтобы дать ему по уху, но потом уставился на меня. Они принялись шумно переговариваться, но тут на них сзади налетел кто-то третий, и началась неразбериха. Отец схватил меня за плечо и слегка подтолкнул вперёд.

- Не разворачивайся. Вон, смотри, видишь то большое жёлтое здание? Это – пансион «Туманный Вереск».

Конечно, я знал, что в мире существуют бедняки, и даже видел их - и взрослых, и маленьких – купающимися в Темзе. Но ведь лето – это совсем другое, верно? Зимой даже глядеть на этих детей было грустно и холодно. Я поднял взгляд. Действительно, на фоне этих довольно убогих серых домов ещё как выделялся четырёхэтажный жёлтый пансион. На нём даже вывеска была – правда, как оказалось, довольно выцветшая и старая. Уже стоя напротив здания, я понял, что два слова слились в одно и теперь звучали так: «Тумыйверск». Пансион окружал сад. Понятия не имею, как он выглядит летом, но сейчас от вида целой кучи деревьев, густо присыпанных сероватым снегом, мне становилось не по себе. Казалось, что за таким вот деревцем-сугробом может спрятаться кто угодно и в любой момент выскочить на тебя с ножом. Между прочим, в таком местечке, как Фрингл-стрит это может произойти на раз-два: газеты только и рассказывают о преступлениях, совершаемых нищими.

Отец толкнул решётчатую чёрную калитку, и та открылась со зловещим скрипом. Обнаружилось, что дорожки никто не почистил. Уф! Случись такое у нас дома, то садовника бы немедленно рассчитали. Интересно, а он есть вообще здесь, этот садовник? Сомневаюсь, что в такой место, как «Туманный Вереск», люди ломятся от желания работать. Я наступил на снег, чтобы проверить его на прочность, и тут же провалился по щиколотку.

Брр. Отвратительное ощущение. Ногу словно ножом порезали, а ещё весь день теперь будет мокро и холодно. Я отступил назад. Нет, больше я туда не пойду, ни за какие коврижки. И вообще, почему нас никто не встречает? Я повернулся к отцу, чтобы просить, но именно в этот момент дверь пансиона распахнулась, и на пороге появилась женщина, которая сразу же бросилась к нам.

У неё была высокая каштановая причёска, старое зелёное платье и застиранный грязный передник. Она приветливо улыбнулась, и оказалось, что один из зубов у неё – золотой.

- Здравствуйте-здравствуйте! – пропела она. Несмотря на зуб, рот у неё словно шамкал. – Вы хотите снять комнату? У нас много свободных номеров!

«Неудивительно», - подумал я.

Отец отрицательно покачал головой.

- Я Родерик Андервуд, у меня назначен визит к мистеру Кеннету Дженглзу, - на этом месте отец слегка поморщился. - Мы договаривались на четыре часа дня.

- А-а, простите, - на секунду мне показалось, что женщина расстроилась, но она тут же расплылась в широкой улыбке, - Кен говорил мне о вас. Простите, понимаете, сейчас он наш единственный постоялец… Он и его дочери? Меня зовут Синтия Брайер, я – хозяйка пансиона «Туманный вереск».

Дочери? Дайна? Я хотел спросить, но не стал, потому что в дверях здания вдруг возник силуэт светловолосой девочки, одетой в розовое платье. Но ведь секунду назад там никого не было! Я моргнул, и девочка исчезла, словно её и не было. А может быть, мне действительно просто показалось?

- Пройдёмте внутрь, - прошамкала миссис Брайер. – Ступайте по моим следам.

Идея казалась мне очень сомнительной, но делать было нечего. Я честно старался наступать только туда, где уже стояли её ноги в стареньких и рваных домашних туфлях, и почти ни разу не провалился.

Она провела нас в прихожую, всю заставленную какими-то корзинками и коробками. На старом комоде виднелась пыль, но, в принципе, внутри было уютно и очень тепло. Сняв пальто, мы вручили их миссис Брайер, чтобы она повесила их рядом с коричневым мужским плащом и двумя меховыми курточками с колпачками – красной и голубой.

- Посидите тут, - попросила миссис Брайер. – Я позову Кена.

Отец достал из своего чемодана какие-то документы и принялся их рассматривать, а я тем временем отправился исследовать прихожую. Почти дойдя до конца, я снова заметил силуэт девочки, который видел в дверях. Теперь она стояла, прислонившись к дверному косяку, и с улыбкой глядела на меня.

- Дайна? – почему-то тихо спросил я, прежде чем заметил, что никакой родинки под глазом у неё нет.

- Тобиас! – позвал отец. Я развернулся:

- Иду!

Всучив мне стопку каких-то бумаг, отец велел сортировать их по дате заполнения. Скука смертная! Тем более, что почерк на документах был витиеватым, с кучей завитушек и крючков, так что отличить тройку от девятки или двойку от пятёрки оказалось весьма трудной задачей. Я почти обрадовался, когда на лестнице раздались шаги, и машинально поднял глаза, чтобы увидеть своего спасителя. Это оказался низкий, но очень полный мужчина с длинными каштановыми усами. Одет он был в болотно-зелёный костюм, а под мышкой держал чёрную пиратскую шляпку. Это, получается, я тогда видел Кеннета Дженглза? Йо-хо-хо!

- Здравствуйте, мистер Андервуд! Рад вас видеть! А это вас сын, Тед, да? – весёлым басом воскликнул мистер Дженглз. Он попытался обнять моего отца, но тот вежливо отстранился.

- Тобиас. Моего сына зовут Тобиас, - по слогам произнёс отец, за что я был ему очень благодарен. Терпеть не могу, когда моё имя коверкают! – Добрый вечер, мистер Дженглз. Я принёс все необходимые бумаги, - я торжественно протянул отцу стопку документов. Моя работа была закончена.

- Прошу подняться наверх! – воскликнул мистер Дженглз и взмахнул рукой так, что чуть голову мне не снёс. В это время вновь показалась миссис Брайер. Она спускалась, держа в руке огромный таз, доверху наполненный чистым бельём. – Синтия! Принеси-ка нам, пожалуйста, чаю.

- Хорошо, Кен. А к обеду сегодня будет гороховый суп с гренками.

- Как скажешь!

Господи, куда я попал? Это просто сумасшедший дом какой-то! Хорошо ещё, что никто не предложил мне подняться наверх. Синтия вежливо кивнула мне, и я, ответив взаимности, сел на старую табуретку, расположившуюся под вешалкой. Я думал о той девчонке, которую видел сначала в прихожей, а потом за углом? Куда она делась? И кто это был? Точно не Дайна. Нет родинки, да и та никогда не стала бы от меня прятаться – кажется, мы общались довольно хорошо? Почему-то в этот момент я вспомнил про книжку, которую однажды притащил в школу мой одноклассник. Вообще-то, книги, не включённые в школьную программу, у нас запрещены. А в программе, как вы понимаете, нет ничего, что хоть как-то можно охарактеризовать словом «интересно». Та история, которую пронёс среди вещей в чемодане Джон Браун, была о приведениях. Между прочим, там всё тоже начиналось с отеля – правда, заброшенного. В нём решил переночевать один человек, искатель приключений. Всё начиналось со скрипов, потом начали летать вещи, и тот господин еле успел сбежать из дома. Правда, это ему мало помогло, ведь призрак потом преследовал его до конца жизни! Ну, попытался успокоить я себя, в «Туманном Вереске», вроде, не слышно никаких подозрительных звуков…

Лестница скрипнула. Я вскочил, опрокидывая табуретку. На лестнице стояла та самая девчонка. Увидев меня, она захихикала и спрятала румяные, в цвет платья, щёки в ладони. Я огляделся. Вокруг не было никого. Ни миссис Байер, ни странного мистера Дженглза… Я постоял, набираясь решимости, а потом подошёл к лестнице и первым делом потёр кулаками глаза. Потом поморгал. Девчонка никуда не делась, а продолжала стоять на верхней ступеньке и смотреть на меня с интересом.

- Привет, - сказал я.

Она не ответила, лишь хихикнула в очередной раз. Эти её смешки начинали действовать мне на нервы. Я отвернулся.

- Эй, - позвала она. Голос у неё оказался звонкий, громкий, чем-то очень похожий на птичий, - поднимайся сюда!

Я подумал и кивнул.

Ступеньки оказались узкими и крутыми, а меня всё ещё слишком мутило, чтобы подниматься быстро. Держась за перила, я еле дотащился доверху и посмотрел на девчонку. Схватившись за подол розового платьица, она сделала маленький и довольно неумелый реверанс. Я машинально поклонился в ответ.

- Лэйси Дженглз, - представилась она и протянула мне руку.

- Тобиас Андервуд. Можно Тобби, - отозвался я, осторожно пожимая её ладонь. Или она ждала, что я поцелую ей руку? Ой! – Ты случайно не знаешь Дайну Дженглз? – спросил я, чтобы переменить тему. Лэйси улыбнулась. – Мы с ней учимся в одном классе.

- Конечно, знаю! Дайна – это моя сестрёнка. Она рассказывала про тебя. Говорила, что ты очень хорошо танцуешь. Но она никогда не называла тебя Тобби, - Лэйси склонила голову и внимательно посмотрела на меня. – Мне нравится. Где ты живёшь, Тобби?

- В доме номер тридцать шесть по Королевской Аллее, - ответил я. – У нас свой дом, если что, - эта фраза вырвалась у меня сама собой, и я поспешил скрыть неловкость. – Мне очень понравился здешний сад, я бы хотел там погулять.

- А мы снимаем половину комнат, - просто ответила Лэйси, по видимому, не заметив моей бестактности. – А во второй половине дома живут призраки и Синтия. Я никогда призраков не видела, - призналась Лэйси, - но Синтия говорит, что они там есть. Я верю ей, ведь она никогда мне не врала. Сад мы тоже снимаем.

- Половину? – не сдержался я. Все эти разговоры про призраков меня взбесили. Возникло чувство, что Лэйси каким-то образом поняла, о чём я думал, сидя возле вешалки, и решила надо мной посмеяться. Ведь не верит же она в этот бред на самом деле, правда?

- Конечно, половину, - кивнула Лэйси. – Где ты видел, чтобы дом снимали отдельно от сада? Кстати, Дайна сейчас в саду. Можем пойти к ней, если хочешь.

Я замялся. Если отец заметит, что меня нет, то убьёт на месте. Но, может быть, мы быстро?..

- Хорошо, давай.

Лэйси улыбнулась и снова протянула мне руку, как тогда, когда мы здоровались. Я вновь пожал её ладонь, а затем всё вдруг завертелось, и мы оказались в саду.

Рейтинг:
4
Сергей Викторов... в ср, 05/12/2018 - 14:54
Аватар пользователя Сергей Викторович Тишуков

Честно говоря пока ничего не понял, но написано добротно. Задумавшийся +

__________________________________

Сергей Тишуков

MaliMal в вс, 09/12/2018 - 14:10
Аватар пользователя MaliMal

Интересно, но пока загадочно!+ Цветок