Блог портала New Author

Процесс 03

Аватар пользователя wheelman213
Рейтинг:
0

Ранним утром, в две двери, которые находились друг напротив друга, постучали. Синхронный стук, точнее три быстрых, коротких, синхронных стука. Открылась первая дверь. На пороге стоял Рэндальф Н., мужчина лет сорока, с небольшой бородкой и очками половинками. Пожаловавший гость произнес отчеканенным голосом.
- Доброе утро, сэр. Меня зовут…
- Я знаю кто вы, не нужно официоза, заходите.
Рэндальф отошел в сторону и пропустил в квартиру незваного гостя.
Мужчина снял обувь, повесил свой белый балахон и сразу же направился в комнату, где кто-то изможденно мычал.
- Терпи, Джесси! Другого выхода нет, нужно терпеть. Женщина, которая по совместительству была матерью Джесси, наносила какой-то зеленоватый раствор на лицо юноши. Завидев вошедшего мужчину, она отложила лечебные приблуды в сторону и привстала. Она также, как и ее муж Рэндальф знала, кто этот мужчина и что ему нужно.
В последующие минут десять прозвучали такие слова как «Правило №15», «Нарушение», «Наказание», «Домашний арест».
Дверь за незнакомцем захлопнулась. Отец Джесси вернулся в комнату и озадаченно взглянул на сына.
- Сейчас тебе надо отдохнуть. Поговорим позже.
Джесси молча кивнул. Рэндальф закрыл дверь в комнату и исчез. Джесси, постанывая, поднялся с кровати. Всё тело неистово ломило, а лицо щипало и неприятно жгло.
«Ну, по крайней мере, я жив»
Прихрамывая на одну ногу, Джесси накинул куртку, взял со столика кружку с горячим шоколадом и вышел на балкон. Свежий воздух еще больше усугубил жжение на лице. С балкона открывался панорамный вид на весь город. Тридцать седьмой этаж, мать его! Джесси подметил, что сегодня намного теплее, чем было прошлым утром, которое начиналось точно также, только без хромой ноги и жжения на лице. Он прошел в другой конец балкона и присел на высокий барный стул, который уже потерял презентабельный вид, для того чтобы стоять в папином ресторане. Схватив длинную палку, которая одиноко стояла в углу, Джесси аккуратно постучал в соседнее окно. Через мгновение, на соседнем балконе появился Джек. Его черные, взъерошенные волосы, торчали во все стороны. Джесси попытался улыбнуться. Это оказалось не так прост сделать.
- Привет.
- Привет.
Как было приятно это услышать. Без взрывов, беготни и борьбы за жизнь. Тихое и спокойное «привет». Как много заложено теперь в этом слове.
- С посвящением тебя, - неожиданно выпалил Джек.
— Это еще с каким?
- Мы теперь в рядах немногих, кто выжил во время Процесса.
Джесси аккуратно и сдержанно засмеялся, потому что по-другому он не мог. Джек подошел к краю балкона, который был ближе всего к Джесси и присел на точно такой же стул.
- Знаешь, Джек, мне кажется это покруче свадьбы или какой-нибудь клятвы перед алтарем.
- О чем ты, Джесси, - вопросительно ответил Джек.
- О вчерашнем конечно же! Мы вместе прошли целое испытание и не потеряли рассудок. Это невероятно. А еще более невероятно то, как ты спас мне вчера жизнь.
Джек слегка порозовел. То ли от холода, то ли от смущения.
- А разве могло быть иначе, - снова вопросительно ответил Джек.
- Могло. Мы люди, Джек. И в критических ситуациях, зачастую, мы думаем о сохранении своей шкуры, в первую очередь.
Джек молча кивнул головой.
- Как твое лицо? – снова спросил Джек, меняя тему разговора.
- Хренова, но мама дает оптимистичный прогноз.
— Это замечательно, Джесси.
Джесс допил свой горячий шоколад и обратился к Джеку:
- Тебе принести?
- Я бы не отказался, если честно.
Джесси снова попытался улыбнуться, спрыгнул со стула, вошел в свою комнату и вернулся уже с двумя кружками шоколада. Подойдя к самому краю балкона, он протянул одну кружку Джеку.
- Аккуратно, он очень горячий!
- Держу, держу, - ответил Джек и ловко схватил кружку.
Оба синхронно вернулись на свои стулья.
Воцарилась непонятная тишина. Парни смолкли и просто смотрели друг на друга. Каждый думал о том, что вчера произошло. «По сути ничего страшного», - размышлял про себя Джесси, но все же он понимал, как и Джек, НАСКОЛЬКО им вчера повезло. Невозможно ни одним прибором измерить и показать НАСКОЛЬКО.
- К тебе уже приходили, - спросил Джесси.
- Да, - ответил Джек. – Месяц…
- Мне также влепили, - сказал Джесси. У него наконец-то получилось улыбнуться.
Джек эту улыбку поймал и понял, что от этого ему становится немного легче. Он крайне сильно переживал за здоровье Джесси.
- Что планируем делать в этот месяц заточения? – спросил Джек.
-Сидеть на балконе и пить какао, разве можно придумать что-то лучше, - ответил Джесси.
И вправду, иногда так хочется беззаботно потянуть какао, может быть конечно не на балконе, а в теплом местечке… прежнего мира - мира до аномалий.
- Но как же это круто быть героем…
- А что геройского мы совершили, Джесси? -спросил Джек.
- Да нет, я не об этом. Я говорю о том, как нас вчера встретили. Ты видел этот орущий стадион! Это словно на рок-концерте, где мы были звездами. Все гудели, кричали, ревели. У меня снова мурашки по коже! Жуть!
До окончания заточения оставалась одна неделя. Что Джек, что Джесси уже места себе не находили. Они прочитали все книги, которые хотели прочитать, поиграли во все игры, в которые хотели поиграть, в общем сделали всё, что можно было сделать за три недели изоляции в четырех стенах.
Во время очередного скитания из угла в угол, Джек остановился и призадумался. Глаза его загорелись, а на лице появилась, ну какая-то, очень дурацкая улыбка.
Он подошел к своей кровати, нагнулся и вытащил из-под нее футляр, по форме совпадающий с гитарой. Достав, Джек принялся сдувать с нее пыль. Несмотря на слой пыли, гитара переливалась темно-синим глянцем. Джек снова полез под кровать, и достал оттуда маленький усилитель, соединил всю конструкцию, и плавно провел по струнам. Разлился приятный звук. Джек немного покрутил диммер на усилителе, добавив мощности и начал играть. Комната наполнилась густой и медитативной музыкой. Мотив у нее был крайне безысходный, но все-таки внушающий какую-то далекую надежду.
Джесси, лежа у себя в комнате, резко начал крутить головой, не понимая, откуда он слышит до боли знакомую мелодию. Джек прибавил еще больше мощности и запел. Джесси прильнул к стене и прислушался. Конечно! Кто же мог исполнять это кроме Джека. Его любимого и единственного Джека!
Джесси прислонился спиной к стене, подхватил мелодию и слился вместе с голосом Джека. Музыка обрела полноценность и одурманила головы парней. Перед глазами Джека все расплылось. Исчезла кровать, постеры, окно, стол, он снова сидел на полянке возле трескающего костра, снова с гитарой в руках, снова влюбленный и горящий. Напротив него сидел Джесси, который ничуть не изменился. Его глаза не переставали гореть никогда. Он словно заряженная батарейка, излучал энергию и жизнь. Более серьезному Джеку всегда этого не хватало. Не хватало той легкости, что была у Джесси, поэтому они идеально дополняли друг друга.
Время изменило свою материю, и вот снова, как будто больше ничего и не происходило, Джек и Джесси сидели возле костра. Как когда-то очень и очень давно. Тогда им было по семнадцать лет, и мир был еще прежний, и жизнь была более спокойная и перспективная. В тот вечер, в юношеском лагере, Джек и Джесси, на берегу местного озера устроили себе «очную ставку».

Рейтинг:
0