Блог портала New Author

27. История одной буддийской статуи

Аватар пользователя Gamayun
Рейтинг:
15


Мейсен вернулся раньше, чем обещал, и застал перевозбужденного парня и встревоженную, почти испуганную девушку. Сразу оценил ситуацию, увидел чувства мальчишки, которые светились, как сверхновая, и сказал:

– Мальчик, ты знаешь, кто она? Знаешь? Понимаешь, что это уже не детские игры? Бессмертие – своеобразная дама, она дорого стоит, и ты можешь погибнуть, как песчинка, на ее дорогах. Найди себе обычную девушку. Айя уедет и не вернется сюда никогда, ты же знаешь. К нам уехавшие не возвращаются. А любовь проходит со временем, и многие вскоре говорят: «Да здравствует любовь. Новая любовь». Я говорил эту набившую мне оскомину истину многим девушкам в клинике. Не парням, но разницы никакой. Просто прими.

– Уеду с Айей. Я историк, много знаю. Здесь меня ничто не держит. Ничто.

– Это ей решать, Томас. Извини, нам с ней надо поговорить. Успокойся, я не ем девушек. И соблазнять ее не буду.

«А вот это еще вопрос», – подумала Айя и посмотрела на него с опаской. Он-то еще не знает о себе многого. Темучин еще не проснулся в нем. Что будет, когда он осознает его присутствие?

– Томас, принеси Айе чай с мятой, а потом, после разговора, мы поговорим с тобой.

Томас вышел, а Мейсен сказал Айе:

– Отпусти сейчас свой страх. Я уберу его, и тебе будет легче.

Она подчинилась, впервые показав эмоции Мейсену.

Через некоторое время он сказал:

– Слушаю. Можешь говорить?

И она пыталась рассказать, правда, получалось довольно путано. О разном, важном и не совсем определенном: о предчувствиях и видениях отца. Рассказала, что она тоже их имеет, только редко и неконтролируемо. О том, что отец знал, что в монастырь должен прийти Чингисхан. Что она, Син Цы, была нужна ему, Темучину, и отец предполагал, что для рождения наследника, который бы завоевал весь мир. Рассказала, как отец объяснил, что для встречи еще не время и спрятал ее тогда, отправив в самадхи и поместив тело в статую Будды. И через тысячу лет, вернее через тысячу семнадцать лет, она очнулась. И из-за лишних семнадцати лет она так исхудала, потому что выход был рассчитан на тысячу лет, но что-то произошло, и она очнулась позже. Остальная ее судьба ему известна. Потом Айя рассказала, как Чингисхан пришел за ней тогда, в 1215 году, и был страшно рассержен, не найдя. Как приказал убить всех монахов и ее отца в том числе. И еще он сказал, что все равно ее найдет и что их жизни связаны. Потом сказала совсем тихо, что сила Чингисхана хранится в его теле, похороненном неизвестно где и ожидающем человека, в которого попадет, то есть реинкарнируется. Этот человек, возможно, как она думает, спасет Китай и не только. А потом еще тише добавила:

– Этот человек – Вы, Стив Мейсен.

А в это время с чашкой чая в руке за чуть приоткрытой дверью стоял Томас и не мог поверить в услышанное. Чашка выпала, разбилась и разговор прервался.

– Заходи, – устало сказал Мейсен.

Томас заскочил в палату, кинулся к Айе.

– Я поеду с вами. Я без нее не смогу.

– Дурак, – спокойно ответил доктор, вставая. – Кто тебе сказал, что я куда-то поеду? – и покинул палату.

За Мейсеном закрылась дверь, а у Айи от усталости и понимания, что оборвался придуманный ей путь к достижению цели, закрылись глаза.

Кто-то тихо подошел и посадил ее к себе на колени, крепко прижав.

– Посиди тихо. Не дергайся. Не все решают деньги. У меня их нет, но зато полно знакомых, которые рискнут помочь. И ты не открутишься от меня. Я поеду с тобой. Хоть в Китай. У нас теперь не говорят «пойду за тобой хоть в ад», а говорят – «хоть в Китай».

Айя вздохнула – сил что-либо говорить у нее еще не было.

– Вейлер уже знает, что тебя вылечил Мейсен. Но с ним сложно иметь дело. Хитрый, гад. Завтра, наверное, будет искать встречи с тобой. Но что-то мне подсказывает, что отправиться сейчас в поездку в поисках рецептов бессмертия он не решится.

Айя открыла глаза и внимательно посмотрела на Томаса.

– Ты же понимаешь, это значит все бросить: бизнес, лабораторию, бешеные деньги, все, что нажито непосильным трудом – и никогда сюда не вернуться. Рискнуть жизнью и знать, что не сможешь вернуться к женщине, в которую влюблен.

Айя удивленно шевельнула губами:

– Что?

– Да, представляешь, этот престарелый плейбой влюблен. Во время кризиса среднего возраста многим мужикам кажется, что их тестостерон последний раз так здорово поднимает член, а потом все, каюк. То есть – потом импотенция или простатит. В общем, у него любовь, как перед смертью, в последний раз. Он не бросит Лиз.

Айя покачала головой.

– А у тебя не как в последний раз, а еще много-много раз, да? – тихо, но довольно грустно заметила она и попыталась покинуть клещевидные объятья.

– Нет, у меня так в первый и, уверен, последний раз. Я без тебя пропаду. Айя, я совсем не дурак. Это у меня из-за тебя крышу сносит, а так я обычно довольно трезво мыслю. И еще я историк с хорошей памятью, знаниями и нужными связями.

Айя показала на люстру с камерой слежения.

– Так он и так все знает. Давай я сделаю тебе расслабляющий массаж, а потом ты поешь и отдохнешь. Голодная?

Дверь открылась, и на пороге появилась Мэгги с едой, потом Томас делал ей массаж, а она никак не могла ухватить нужную мысль и решить, как же теперь быть.

– Мне нужно побыть одной, – попросила она Томаса. – Я больше не пропаду. Завтра поговорим.

А потом она уснула, и ей снился дракон, скользящий по волнам, и девушка, что сидела у него на спине и крепко держалась за его усы.


Клиника Доктора Мейсена

Стив проснулся в плохом настроении, еще худшем, чем вчера заснул. Этот бред, который он вчера услышал от Айи, его разум не мог систематизировать. Он привык в любой ситуации руководствоваться только здравым смыслом, а в этой он не работал. Стив вообще не любил задумываться над тем, кто он, зачем живет. Смысл в самой жизни, работе, а все остальное – от излишка свободного времени. Но эта девушка смущала его необъяснимостью своего существования, а теперь еще и включила его в круг невероятного. А он этого не выносил.

Ехать он никуда не собирался, это точно. Глупо потерять любимую работу, рисковать ради ненужного бессмертия. А уж получение силы призрачного, якобы живущего в нем, завоевателя тысячелетней давности, было из разряда действий, достойных пребывания в клинике с расстройствами психики. Поэтому, совершив то, что обычно делал утром, вышел из дома и оказался на пороге своего кабинета. Стенку возле оного подпирал не кто иной, как доктор Вейлер.

«Сумасшествие продолжается», – сам себе сказал Стив, молча открывая кабинет и приглашая Вейлера зайти.

– Ну, слушаю, – бросил Мейсен, пододвинув кресло Марку.

– Ты, надеюсь, уже в курсе, что формулы бессмертия не существует и не может существовать, – сразу успокоил его в своей вменяемости Вейлер и продолжил, – но монахи имели знания, позволяющие удлинять срок жизни в несколько раз. Я бы не отказался. А ты?

Стив налил себе воды, посмотрел на Вейлера, и махнул рукой:

– Давай, валяй, договаривайся с Айей или Син Цы, как правильнее. Бери яхту, только боюсь, что, попав в Китай и еще не получив рецепт, ты сдохнешь в водоеме.

– Во-первых, я чистокровный европеоид и, подстраховавшись сывороткой из ее крови, можно и выжить. Я знаю, что у нее странная формула крови и необычный геном.

Стив поднялся со стула. Его распирало желание набить наглому гаду морду, и сильно.

– Так ты окрутил Лиз, чтобы получить информацию? Скот. Она стерва, но мой сотрудник, и хороший сотрудник. Катись отсюда. У меня кабинет, а не дурдом.

Но Вейлер и не шелохнулся и продолжил:

– Прости. Сначала – да, не скрою, хотел использовать свое знакомство с Лиз, но потом все изменилось. Мне она нравится. Но не хочу это обсуждать. Она говорит, что ты особенным образом видишь эмоции, посмотри внимательно. Я не вру. Она мне нравится, и сильно. Да, это она мне вчера рассказала, что Айя вернулась. Рассказала совсем немного, но я с детства хорошо складываю два и два.

– И что?

– Уговори Айю поделиться частью рецепта, она ведь уже рассказала об этом, раз вернулась к тебе в клинику. Или сделай сыворотку из ее крови.

– Тебе надо, ты и договаривайся, – буркнул Стив, надевая халат. – Мне надо работать.

Но Вейлер словно прилип к стулу. Сидел достаточно вальяжно, вызывая раздражение.

– Всего несколько моментов уточню. Она решила остаться или уехать? – Марк пытливо смотрел на Мейсена. – Она тебе предлагала уехать? Зачем ей ты в Китае? Просила помочь выехать? Так я могу помочь за часть рецепта. Раньше хотел уехать сам, но сейчас не могу.

– Боишься?

– Боюсь. Только не того, о чем ты думаешь. Не все такие деревянные, как ты. Не все.

– Иди, разговаривай, уговаривай, но если с ней что-нибудь случится в процессе договоров – я тебе не завидую. Все. Разговор окончен.

Вейлер, упрямо поджав губы, пошел искать палату Айи. Мейсен отправился было на свой ежедневный обход, но, когда Вейлер скрылся за поворотом коридора, вернулся в свой кабинет.


Продолжение следует

Рейтинг:
15
Gamayun в вс, 12/01/2020 - 20:31
Аватар пользователя Gamayun

Да, абсолютно не знаешь, какой последует поворот событий. Всё так запутано.+

Спасибо за комментарий. Когда ясно чем кончится, то и читать не интересно. Подмигивание

__________________________________

gamayun

Алые паруса в пт, 17/01/2020 - 23:55
Аватар пользователя Алые паруса

+ Прекрасно. Особенно, эта сцена:

Томас вышел, а Мейсен сказал Айе:

– Отпусти сейчас свой страх. Я уберу его, и тебе будет легче.

Она подчинилась, впервые показав эмоции Мейсену.

Через некоторое время он сказал:

– Слушаю. Можешь говорить?

И она пыталась рассказать, правда, получалось довольно путано. О разном, важном и не совсем определенном: о предчувствиях и видениях отца. Рассказала, что она тоже их имеет, только редко и неконтролируемо. О том, что отец знал, что в монастырь должен прийти Чингисхан. Что она, Син Цы, была нужна ему, Темучину, и отец предполагал, что для рождения наследника, который бы завоевал весь мир. Рассказала, как отец объяснил, что для встречи еще не время и спрятал ее тогда, отправив в самадхи и поместив тело в статую Будды. И через тысячу лет, вернее через тысячу семнадцать лет, она очнулась. И из-за лишних семнадцати лет она так исхудала, потому что выход был рассчитан на тысячу лет, но что-то произошло, и она очнулась позже. Остальная ее судьба ему известна. Потом Айя рассказала, как Чингисхан пришел за ней тогда, в 1215 году, и был страшно рассержен, не найдя. Как приказал убить всех монахов и ее отца в том числе. И еще он сказал, что все равно ее найдет и что их жизни связаны. Потом сказала совсем тихо, что сила Чингисхана хранится в его теле, похороненном неизвестно где и ожидающем человека, в которого попадет, то есть реинкарнируется. Этот человек, возможно, как она думает, спасет Китай и не только. А потом еще тише добавила:

– Этот человек – Вы, Стив Мейсен.

Gamayun в сб, 18/01/2020 - 11:31
Аватар пользователя Gamayun

Прекрасно. Особенно, эта сцена:

Очень благодарна Вам, Даша. Вы умеете выбрать из текста те сцены, которые и мне самой нравятся. Лайк

__________________________________

gamayun

Арабеска в пт, 24/01/2020 - 00:29
Аватар пользователя Арабеска

Спасибо за комментарий. Когда ясно чем кончится, то и читать не интересно.

Верно. Лайк

__________________________________

Арабеска