Блог портала New Author

Возвращение домой

Аватар пользователя Ксения Кирххоф
Рейтинг:
1

Шторм на Северном море.

Пенные всплески высоких стальных волн, сливаются с белыми перьями грозовых серых туч, нависших над бушующей водой. Порывы сильного ветра рвут течение и растаскивают воду на все стороны света. Волны вздымаются ввысь – будто девы морские тянут свои длинные пальцы к самим небесам, взывая о новом объятии с воздушным потоком. Две силы схлестнулись, и не будет в том сражении проигравшего. Две стихии танцуют надрывный танец жизни, что смертным кажется для всех, кто с земли в такую погоду отправится в море.

Прибывшие на берег рыбаки побрели по своим домам.

Сегодня совсем без улова. А ведь жены их предупреждали – не стоит в такой ветреный день садиться в лодку! Но - вот, один притащил сети, второй - закрепил весла. В путь – как решили заранее. За добычей. К столу. К рынку. Всё по расписанию. Ну, а погода – побушует и пройдет. Всё проходит. И всё прошло... Но женщины натерпелись страха за любимых.

Хорошая добрая жизнь в их рыбацкой деревушке. Домов с десяток. Все семейные, все друг друга знают, но каждый сам по себе. Только Отто с Хайнрихом сработались крепче прочих. Дружили семьями. У женщин забот на весь день – уборка, готовка, козы, да рынок. У мужчин свое дело – знай, тащи сети с рыбинами и знай, кому лучше свезти знатный остаток. Вечерами выходили все вместе во двор парой слов обмолвиться, иногда просто – кивок головы дорогому соседу – достаточно и того, ведь с утра снова свидятся. И снова – за дело. А потом снова – домой с уловом или без… Всегда – домой!

Клара и Отто ждали появления на свет своего первенца. У Клары уже совсем большой живот. Недавно Хельга пошила для подруги несколько новых широких платьев. Отто был доволен всем, и в какой бы рубахе не увидел супругу, всегда поглаживая свой лысый крепкий затылок, тихо говорил:

«- Хорошая у меня жена. Во всем и всегда хороша!» - затем без стеснения хватал супругу за мягкие места, тянул поближе к себе, та только и успевала просить его, чтобы был осторожнее. Тогда он бросался перед ней на колени и прижимался ухом к ее животу – всё замирало вокруг на время, после которого мужчина шел хватать за плечо своего друга, всё с той же фразой, бывшей и мечтой и целью и знаменем: «- Хайнрих! Как родиться сын у меня – в тот день я поймаю свою самую большую рыбу!»

У Хельги и Хайнриха тоже мог бы быть сын. Однажды и Хайнрих ожидал своего первенца и также нежно прижимался ухом к животу любимой, вот только никогда ничего не мог услышать.

«- Наш малыш всегда молчит.» – говорил мужчина, вопросительно поднимая глаза к женщине.

«- Так будет не всегда.» - отвечала Хельга, целовала мужа в лоб и вновь садилась за свое шитье.

В последнюю из родовых ночей, Хайнрих услышал один лишь короткий хриплый вскрик своего ребенка. Мальчик был столь слаб, что не выдержал собственного появления на свет.

Они не теряли надежду – когда-нибудь еще смогут стать родителями, но когда такое случится, кто мог знать? Хайнрих в ответ на похлопывание по плечу радостного Отто, готовящегося стать отцом, тоже мечтал о том, что настанет день и в его сеть попадет самая важная в жизни рыба.

Отто вечерами мастерил деревянные игрушки. Нет… к этому делу он подвязался не в то время, когда у жены начал расти живот. Этим он занимался с детства. И теперь мастерство его было очень высокого качества. Но игрушки он не продавал. Раздавал детям из деревень и всегда в кармане имел какого-то зверя, высеченного ножом, чтобы если кого хорошего на пути встретит, то есть чем детскую душу порадовать. Простой хороший человек. И жена у него такая же… Клара пекла пироги и каждый четверг отправлялась на повозке к городской церкви, чтобы раздать угощение прихожанам. Набожная женщина. Читать не умела, и все, что знала о Евангелие, то заслуга пастора. Молитвы заучила и всегда перед сном повторяла за себя, за Отто и за того, кому еще только предстоит увидеть жизнь вне материнского чрева.

Хельга женщина ученая – умела не только шить, но могла читать и писать. Когда она была еще совсем юной девушкой, то написала Хайнриху записку и вложила в карман рыбацкой куртки, висящей на крючке в прихожей дома ее отца, пока молодой рыбак, приглашенный за обеденный стол, решал деловые вопросы со старшими по соседствующей деревне. Хайнрих не смог прочесть то, написанное от всего сердца, но все же возлюбленная пошла за ним и впредь читала ему сама не только свои записки, но и толстые книги, привезенные с собой из отчего дома. Научить супруга чтению все никак не выпадало возможности – он всё время уходит в море, а если не там, то:

«- Глаза слипаются. Почитаешь мне?» - он очень любил слушать ее голос, а так много он его мог услышать только, когда она ему читала, потому что в жизни Хельга была совсем неразговорчивой, но все больше отличной швеей и хозяйкой его скромного жилища.

Сколько же дней миновало, как супруги расстались?

Как же Клара останавливала Отто, держась за его плечи, когда он обнял ее перед выходом в море:

«- Пожалуйста! Не ходи сегодня, лучше останься со мной рядом! Вдруг начнутся роды… О, Великий Боже! Если же они начнутся без тебя, что я буду делать?»

Как крепко Хельга обняла своего Хайнриха, надевающего на отросшие волосы, свою рыбацкую шапку и, почти что, сделавшего шаг за порог дома:

«- Сегодня пасмурно. Ты должен быть дома!»

Но мужчины ушли, а переживающие за них женщины остались.

Они по-разному прощались и по-разному держали обиду на непослушных супругов. А ведь время похода прошло…

Клара родила сына. Тот уже вдоволь накормленный материнским молоком тихо посапывал в деревянной люльке, которую все-таки успел смастерить вовремя его отец, так внимательно и трепетно вырезавший каждый узор на спинках кроватки для его мальчика. Не обошлось без зверей – посередине был вырезан могучий олень, а по бокам – медвежата. Молодая мамочка без устали говорила с сыном. Она читала молитвы, рассказывала что-то из Евангелия и снова молилась, а потом снова говорила с сыном обо всем на свете и все больше о его отце, ее любимом муже, не послушавшем ее просьбы, не оставлять ее одну перед родами.

Хельга не говорила ни слова. И перестала читать книги вслух. Она брала книгу, открывала ее на той странице, на которой они закончили с Хайнрихом в прошлый раз, когда он еще не ослушался ее наказа не покидать дом в плохую погоду, вспоминала тот день и снова закрывала книгу. Садилась за шитье – шила новые занавески. Молчала. Даже ужин не стала готовить. Такая обида… И на завтрак – совсем ничего. Хлеб позавчерашний. Козы недоенные стоят. А как подоила – отнесла всё Кларе. Ей сейчас нужнее.

Двое рыбаков встретились на родном песчаном береге. Присели ненадолго поговорить.

Отто достал из кармана зарубок - что-то новое будет мастерить, пока еще только задумывает, что хочет.

Хайнрих смотрит на счастливого соседа и с грустью подмечает:

- Надо было послушаться Хельгу. Всё равно ничего не поймали, а она до сих пор обижена. Ты знаешь… Молчит всё время. Не читает на ночь. И даже на стол не накрывает. Занавески шьет, спрашиваю для кого – не отвечает.

- А прощения просил? – задумчиво вставил Отто, отложив деревянный зарубок с ножом на песок: - Я вот с этого то и начал. Попросил прощения, как сына увидел… И снова попросил. И еще раз. Глаз отвести не мог, с того, какая у меня жена красивая с ребеночком на руках теперь. И она – то улыбается, то плачет. Все говорит и говорит – не остановить. Больше слова мне не сказать… Только, что другое хочу спросить, так одно только «Прости» и получается, как на мальчика посмотрю, что без меня он родился, что не послушал ее просьбы и не остался с Кларой на тот вечер. А она – молится за меня.

- Просил прощения… И я просил. Долго, но всё впустую. Один раз только смягчилось ее сердце, когда сил нет, увидела, как каюсь я перед нею. Замерла на пороге дома, обернулась посмотреть на меня, да так посмотрела, будто только тогда и услышала. Глаза у нее слезами налились, рукой рот прикрыла, думал, броситься обнимать меня, а она - вон из дома. Я догнать хотел, но, сколько не бежал, она - дальше.

Глубоко вдохнув в легкие холодный, морской воздух и быстро выдохнув, рыбаки посмотрели вдаль перед собой. Сейчас – горизонта не видно. Море все еще бушует, которую ночь. Что небо, что вода – всё одно.

- Отто… Мы не пережили тот шторм?

В ответ старый добрый друг повел головой с запада на восток.

- Но мы вернулись домой…

Рыбак согласно кивнул головой с севера на юг.

Ветер стих.

Воды Северного моря стальной гладью обозначили точную линию для восхода Солнца, знаменующего наступление нового светлого дня.

(22.6.2021)

Рейтинг:
1
git55 в сб, 31/07/2021 - 13:29
Аватар пользователя git55

Интересная тема о море, рыбаках и их семьях. Но не читают. Поймите, читатель ленив, ему нужно развлечение, а если тема серьезная, то что-то должно цеплять. Делите большой рассказ на несколько частей, увидите результат. Пишите вы интересно. + Цветок
С уважением

__________________________________

Глебов Иван Тихонович

Ксения Кирххоф в вс, 01/08/2021 - 10:23
Аватар пользователя Ксения Кирххоф

git55 Большое спасибо за оценку, внимание и пожелание! Сердце Цветок