Блог портала New Author

Роковая наследственность. Часть 05. Глава 6

Аватар пользователя mamalev
Рейтинг:
0

Прошло два года. Страна вступила в последнее десятилетие двадцатого века. Это было время, которое впоследствии назовут – временем лихих девяностых, временем шальным и непредсказуемым.
Распался Советский Союз, что означало крах социалистической системы. Закончила своё существование Коммунистическая партия, рухнул железный занавес, и граждане бывшего СССР могли теперь свободно выезжать в любые страны мира. Россия встала на путь глобальных реформ, что обернулось для неё неисчислимыми бедствиями, одним из которых было падение уровня жизни большинства населения страны.
Зажиточная интеллигенция и «золотая молодёжь», в среде которых общалась и имела большой успех Катенька Волжанова, нищали с катастрофической быстротой. Хозяевами жизни становились «новые русские», люди, умеющие делать большие деньги. Ещё их называли «малиновыми пиджаками», потому как, толи из-за отсутствия вкуса, толи желая выделиться из толпы, ими было отдано предпочтение малиновому цвету. Именно эти люди, в свободное от разборок время, диктовали профессионалам, какое снимать кино, какие ставить спектакли, и даже какие писать картины, ибо за всё платили они.
Теперь, посещать дорогие рестораны и валютные бары, летать на выходные к тёплому южному морю и получать дорогие подарки, то есть, просто наслаждаться жизнью, умной, образованной Катеньке, а она продолжала великолепно учиться, становилось всё труднее и труднее, потому, как интеллигентным поклонникам, и любовникам, уж не было на что её ублажать, и содержать.
Однако, опыт знакомств с новыми русскими толстосумами, интеллект которых не выходил за рамки средней школы, а иногда и того ниже, подсказывал, что общение с подобными тупоголовыми типами, чревато большими проблемами.
- Подумаешь, красавица! Да за мои деньги, любая станет хоть норкой, хоть рыбкой, хоть снежной бабой! Можно подумать, вы интеллигентки, какие-то особенные. Да вы просто цену себе набиваете! – каждый раз слышала Катя, после отказа на хамское предложение «заняться любовью». На самом деле, словесные оскорбления были ни что, по сравнению с реальными угрозами. Два раза Катя подвергалась похищению, и лишь по счастливой случайности ей удавалось избежать серьёзных последствий.
Однажды, находясь в чудесном загородном доме в компании «новых русских бизнесменов», ей было предложено участие в «бизнес проекте», от которого она сможет иметь хороший процент в денежном эквиваленте.
Знакомясь с богатыми людьми, в том числе с иностранцами, что для Кати не составляло труда, она должна была делать слепки ключей от их машин… Услышав в ответ категорический отказ, с формулировкой,
- Тебе девочка, следует хорошенько подумать о нашем предложении…
Она была заперта в доме, охраняемым снаружи крепкими вооружёнными парнями.
Через сутки, Катя была освобождена женой главаря этой бандитской шайки.
Возвратившись из туристической поездки по Франции, по дороге из Шереметьева, женщина решила заглянуть на свою фазенду, дабы проведать любимого кота, а тут… Увидев молодую красавицу, не стесняясь в выражениях, она бросилась на неё с кулаками. Катя успела запереться в ванной комнате, и когда обессилив от попыток выломать дверь, хозяйка наконец утихла, она объяснила ей по какой причине находится в её доме.
Прошло не более часа, когда, сидя за кофейным столиком и обмениваясь впечатлениями о Париже, женщины увидели на пороге дома, хозяина с дружками.
Ох и крепко досталось бандюгану от жёнушки, уж она душу то отвела, «приголубила» муженька… А после сама отвезла Катю в город.
Второе похищение было посерьёзнее. Стоя у обочины дороги, Катя ловила такси, как вдруг, из подъехавшей машины, выскочили трое мужчин и затолкнули её во внутрь.
В бессознательном состоянии, с кляпом во рту, связанная по рукам и ногам, Катя пролежала на полу в гостиничном номере около шести часов. Её освободила дежурная по этажу. Войдя в номер, первым делом она включила телевизор, нашла новостной канал, и только потом принялась развязывать Катю.
- Ты прости, у меня выхода не было, они сыну моему угрожали, ежели не запру тебя здесь. А теперь смотри, - сказала она, развязывая верёвки сильно трясущимися руками.
Из криминальных новостей Катя узнала о бандитской разборке, в результате которой погибло двенадцать человек. Лица нескольких из них показали крупным планом, поскольку они давно числились в розыске.
- Это те самые, это они тебя сюда привезли. Ну и поделом им! Чтоб они все друг друга перестреляли, сволочи!

------------------------------

Срок оплаты квартиры, которую снимал для Кати некогда богатенький деятель искусств, заканчивался через три месяца. Об этом, работник Мельпомены сообщил ей в прощальной записке, оставленной на кухонном столе. Сминая записку, Катя не плакала, не истерила, проклиная того, кто обещал всю жизнь носить её на руках и кормить шоколадом. Она спокойно думала о том, где, как, и на что станет жить? В тот момент что-то произошло, у неё словно пелена с глаз упала, ибо впервые ей пришла мысль, что быть самодостаточной независимой личностью намного лучше, чем зависеть от любовника, который сегодня богат, а завтра «гол как сокол». И Катя задумалась о работе, но что она может?
С падением железного занавеса в Россию из-за границы хлынули не только толпы любопытных туристов, но и огромное количество бизнесменов, желающих протолкнуть свой товар на русский рынок. Для обслуживания как первых, так и вторых, требовалась не малая армия переводчиков, в коих чувствовалась большая недостача. К тому времени, студентка третьего курса филфака МГУ, Екатерина Волжанова, в совершенстве владеющая английским и французским языками, по причине своей финансовой несостоятельности, стала охотно принимать предложения поработать переводчицей.
Поначалу, практически всё свободное от учёбы время, включая выходные, она работала при гидах, рассказывающих туристам о достопримечательностях Москвы и Подмосковья. Затем, с группами русских туристов, стала выезжать за границу. Но совсем скоро, её статус резко вырос.
Своим карьерным взлётом, Катя была обязана случаю, когда профессор искусствоведения, вследствие болезни секретарши, попросил её помочь в работе с иностранцами на предстоящей международной художественной выставке-распродаже. Появление на выставке молодой красавицы, которая ко всем своим достоинствам оказалась великолепным специалистом, вызвало небывалый ажиотаж. За Катей ходили толпы иностранных и русских бизнесменов, предлагающих ей работу. Поэтому к концу дня её сумочка была полностью набита визитками. Более недостатка в работе и деньгах, Катя не знала. Однако, была у этого успеха и другая сторона, поскольку она стала чертовски уставать, но не от учёбы и работы, которые приходилось совмещать, а от домогательств своих работодателей… А тут ещё и в университете стало происходить такое, чего нельзя было не заметить.
Дело в том, что Катя не раз становилась свидетельницей, как кто-то из студентов падал в обморок. Одни теряли сознание от голода, потому как на стипендию теперь нельзя было прожить и недели, другие от наркоты, которую можно было купить в любой подворотне, и не только…
Удивляло то, что среди этих парней и девушек, были те, кто ещё совсем недавно относился к клану «золотой молодёжи». Причиной тому послужила глобальная государственная реформа, в результате которой были аннулированы посты влиятельных партийных чиновников, обласканных советским правительством, в соответствии с этим, их отпрыски в одночасье лишились моральных привилегий и материальных благ, к чему они абсолютно не были готовы.
Они не были готовы к жизни, в которой в университет надо будет ездить на метро, а не на папиной служебной машине с шофёром. Что придётся позабыть о посещении дорогих ресторанов, валютных баров, закрытых распродаж, а потребуется ходить по пустым гастрономам, часами ожидая выноса на прилавок хоть каких-то продуктов. Да и тёплое доходное место после окончания университета им уж не светило. И теперь, бывшие «золотые детки» оказались перед выбором – продолжать учиться, но осознавая, что былых привилегий не вернуть, начать работать, или, продолжать употреблять наркоту, и не выходя из эйфорического состояния, когда-нибудь да сдохнуть от передоза. Эта проблема не давала Кате покоя, и потому она задалась вопросом.
- А найдётся ли тот, кто не презрением, не унижением, а делом захочет помочь этим ребятам?
Немного подумав, Катя решила, что этим человеком вполне может стать и она.
Но как? Чем их заинтересовать? Что предложить?
- Надо попробовать открыть что-то типа туристического агентства, и агентства по предоставлению профессиональных переводчиков. Там хватит работы многим. Но где взять деньги, и деньги не малые?
Перебрав в голове массу вариантов, ни один из них её не устроил.
На следующий день, в туалете университета, Катя услышала, как кого-то очень сильно рвёт. Желая узнать не нужна ли помощь той, которой стало плохо, она задержалась, и через насколько минут увидела, вышедшую из кабинки студентку последнего курса их факультета, Ольгу Ушакову. Её бледное лицо с красными опухшими глазами говорило само за себя. Не обращая внимания на Катю, девушка подошла к раковине и стала умываться.
Катя знала, что полгода назад у Ольги умер отец, за это время она сильно похудела и постоянно ходила с плачущими глазами.
- Наверное это у неё на нервной почве, - подумала Катя и спросила, не нужна ли ей помощь?
- Нужна, очень нужна. Отвези меня пожалуйста домой, одна я не доеду.
Как примерная студентка, претендующая на красный диплом, Катя отпросилась в деканате с последней пары, взяла такси и повезла Ольгу домой. Расспросить её о причине недомогания, Кате не удалось, поскольку всю дорогу девушка проспала у неё на плече. Но адрес, где проживала Ольга, Катя знала, потому как год назад была в числе приглашённых на её день рождения, а ещё потому, что дом этот находился в непосредственной близости от её родного дома, а если точнее, то на соседней улице, и даже окна их квартир выходили на общий двор.
Оказавшись в квартире, Катю удивил её запущенный, полуразграбленный вид. Всего год назад, эта шикарная четырёхкомнатная квартира с лепниной по краям стен и в центре высоченного потолка, сияя чистотой и красотой, напоминала собой музей антиквариата. Сейчас, от предметов былой роскоши не осталось и следа. На стенах отсутствовали ковры и большее количество картин, не было огромных китайских ваз, стоящих по углам, бронзовых подсвечников, фарфоровых статуэток и дорогого чешского хрусталя. Всё остальное находящееся в квартире было покрыто изрядным слоем пыли, из-за чего воздух имел неприятный затхлый привкус. Было очевидно, что здесь давно не делали уборку. Но что всему этому стало причиной? Задав этот вопрос хозяйке, Катя закашлялась и не смотря, на падающий за окном снег, поторопилась открыть балконную дверь.
- Там на столе под скатертью записка, прочти её, - ответила Оля, жадно вдыхая свежий морозный воздух, ворвавшийся в комнату.
- В милицию не обращайся, это бесполезно. Я забрала своё, так как по закону, после смерти мужа, мне принадлежит ровно половина.
Прощай. Мама Валя

- Мама? Твоя мать вывезла всё это из дома, но почему? И где она сейчас?
- Она мне не мать, она мне мачеха. Мы скрывали это, так папа хотел.
- Сума сойти! Вот это новость, хм…
- Пойдём на кухню. Заварка у меня ещё имеется, чая попьём, - предложила Ольга.
- Чай, это хорошо, это то, что тебе сейчас необходимо. Может скажешь, из-за чего у тебя такая сильная рвота?
Тяжело вздохнув, Оля молча пошла на кухню. Открыв дверки шкафчиков и холодильник, она продемонстрировала полное отсутствие каких-либо продуктов, и глядя в изумлённые глаза Кати, стыдливо сказала.
- Я отравилась пирожками, которые продают около метро. У меня нет продуктов, нет денег, мне нечем платить за квартиру. Я ничего не умею, поскольку всё в доме делала прислуга. А ещё, у меня могут отобрать эту квартиру, и тогда я окажусь на улице. Катя, что мне делать? Как дальше жить? Помоги, ведь у меня никого нет.
После этих слов Ольга разрыдалась. Катя дала ей воды, а потом принялась искать в медицинском шкафчике что-нибудь успокоительное.
- Не ищи, там только папины сердечные, они уже все просроченные, - не переставая всхлипывать, девушка вытирала слёзы трясущимися руками.
- Послушай Оль. Я конечно же постараюсь тебе помочь, но для того, чтобы знать как, ты должна рассказать, что произошло. Ведь прошло всего около года, как мы праздновали здесь твой двадцать первый день рождения, на котором твой парень сделал тебе предложение, и ты стала невестой. Твои родители были очень рады за вас, а вы вдвоём выглядели абсолютно счастливыми. Глядя со стороны, было чему позавидовать. Но проходит полгода и тебя постоянно видят в слезах, да это и понятно – умер отец. Наверное, по этой причине вы и свадьбу отложили? Но где твой жених, и почему тебе не помогает он?
- Жених?
В тот же момент, словно вспомнив о чём-то очень неприятном, Ольга с отвращением закашлялась. Затем вытерла слёзы, попила воды, и вооружившись саркастической улыбкой заговорила.
- Свадьба готовилась пышная. Роспись в Грибоедовском, празднование в ресторане «Прага», медовый месяц на золотых песках Болгарии.
Но за две недели до росписи, папу увольняют с работы, отправляют на пенсию, и жених испаряется, словно его и не существовало. Мне позвонила его мама и сообщила, что свадьба не состоится, потому как их семья покидает страну и уезжает жить за границу. Я думала умру от горя и обиды. Быть брошенной накануне свадьбы, что может быть хуже… А потом пришло прозрение. Ведь всё что мы имели, эту квартиру, прислугу, машину с водителем, дачу, связи, и многое другое, было благодаря высокому посту отца в ЦК КПСС. И когда вдруг всего этого не стало, я потеряла статус завидной невесты из престижной семьи, и мой жених отказался от меня как от бесполезной вещи.
Папа очень сильно переживал. Он чувствовал себя виноватым. Но не это довело его до могилы. Сердечный удар, после которого через несколько дней он скончался, случился с ним после того, как его жена, сообщила ему о своём уходе, и о желании как можно быстрее расторгнуть их брак.
- В такой момент? Это же подло! – резко высказалась Катя.
- А для неё в самый раз. Отец лишился всего, и стал ей не нужен. Старый, ему шестьдесят четыре, ей сорок пять, больной и бесперспективный. Она давно ждала удобного момента, вот он и настал. Я несколько раз видела её на улице с молодым мужчиной, а однажды, здесь, у нас дома, когда папа был в командировке. За гостем захлопнулась входная дверь, а она, выйдя из спальни в наспех наброшенном халатике, сказала, что мои труды, очернить её в глазах отца ни к чему не приведут, потому как он просто в это не поверит. Я всё-таки попыталась поговорить с папой, так сказать, открыть ему глаза, но… Он очень любил мою мачеху.
- В голову не могло прийти, что она тебе не мать. Такая любящая, такая заботливая.
- Заботливой и любящей была моя настоящая мама.
Мои родители родились и жили в Свердловске, у них был счастливый брак. Папа работал в горкоме партии, а мама преподавала научный коммунизм в политехническом институте. Она долго не могла забеременеть. Я родилась, когда ей было почти сорок, а папе сорок пять, как говорят – появилась на свет поздним, но очень долгожданным ребёнком. Мне было шесть лет, когда мамы не стало. Я помню, что от горя сама чуть не умерла. Плакала днём и ночью, отказывалась есть и однажды упала в обморок. Очнувшись на больничной кровати, я увидела папу. Он гладил меня по голове, целовал и говорил.
- Оленька, девочка моя любимая! Я сделаю всё, чтоб ты была счастлива, а мама, глядя на тебя с небес станет радоваться. Ты только постарайся её не огорчать.
Я тогда так поверила в его слова, что изо всех сил старалась во всём быть прилежным ребёнком, и очень любила смотреть на небо, а вдруг там увижу маму…
Незадолго до того, как мне пойти в первый класс, папу переводят в Москву, в центральный аппарат ЦК КПСС. Он женится на своей секретарше, разница в возрасте с которой составляет почти двадцать лет, мы переезжаем в Москву, и первого сентября я иду в школу, держа за руки «маму» и папу.
Ты правильно подметила, на людях она всегда выглядела идеальной мамочкой. На самом деле, ей было плевать на меня. Её любимым занятием было доставать разную старинную утварь. Она как подорванная носилась по Москве в поиске того, чего ни у кого нет. Капризная, эгоистичная Валентина, сумела так окрутить отца, что он млел при виде её. Меня он тоже очень любил, никогда ни в чём не отказывал и просил только об одном, скрывать, что Валя мне не мать. Так мы и жили. Достаток и неограниченные папины возможности, способствовали нашему мирному семейному существованию.
Валентина заявилась сюда в моё отсутствие через месяц после похорон отца, на которых, кстати, её не было.
Развестись они не успели, а потому, имея при себе ключи, она вынесла из квартиры всё, что сочла нужным, вплоть до сберкнижки, а мне оставила записку. Да чёрт с ней, пусть подавится! Но самое страшное то, что какие-то люди стали звонить мне и уговаривать на обмен квартиры. Мне предложили переехать в спальный район, с крупной доплатой в рублях. Когда я им отказала, посыпались угрозы. Теперь постоянно звонят по телефону, говорят, коли не соглашусь, так сильно пожалею… Что делать, Кать?
- Подожди минуту, - сказала Катя, после чего быстро обойдя квартиру вернулась на кухню. - А знаешь что, поехали ко мне. Я тебя здесь не оставлю, здесь же задохнуться от пыли можно.
- Поехали? Тут пешком идти минут пять.
- О нет, я уж давно не живу с родителями, квартиру снимаю. Отсюда на машине до неё минут тридцать, может сорок, не больше.
- Ну хорошо, поехали, я не против. Только вещи возьму, – ответила Ольга.
По дороге на свою съёмную квартиру, Катя остановила водителя у аптеки. Очень скоро она вернулась, держа в руках активированный уголь и несколько пузырьков валерьянки, так, на всякий случай.
До дома было уже рукой подать, когда их машина попала в затор. Где-то впереди неперестовая работала милицейская мигалка, и сразу несколько карет скорой помощи с пронзительным воем пытались пробиться сквозь плотное скопление машин.
- Авария. Видать крупная. Вон сколько скорых приехало, - неотрывно глядя в лобовое стекло сказал водитель.
- Как вы думаете, это на долго? Нам тут доехать то осталось всего ничего, —спросила Катя.
- Кто ж знает… Хотя… Ежели догадаются одну встречную полосу перекрыть, то объедим это место, и всё. Подождать придётся, пока они сообразят.
В следующий момент, в боковое стекло со стороны Кати кто-то постучал. Этот кто-то находился в иномарке, стоящей по соседству. Выйти из машины он не мог, поскольку они стояли вплотную, и потому высунул руку и голову в окно. Благодаря свету фар задних машин, Катя узнала его, это был Леонид Валерьянович Плетнёв. Они познакомились минувшей осенью в Лондоне, после завершения автомобильной выставки, где Леонид Валерианович находился как представитель частного бизнеса, а Катя работала переводчицей при представительстве Росавтопрома.
Появление на выставке русской зеленоглазой красавицы, вызвало у присутствующих там мужчин, не меньший интерес, чем раритетные автомобили. Однако шанса познакомиться с ней, как у Плетнёва, так и у всех остальных не было, поскольку девушка вела себя по-деловому строго и недоступно.
Катя улетала из Лондона через день после окончания выставки. В свой единственный выходной, она предпочла не толкаться среди туристов, осматривающих достопримечательности города, а наслаждаясь одиночеством, прокатиться на кораблике по Темзе и погулять по парку между Роял Альберт-холлом и Кенсингтонским дворцом, где жила принцесса Диана. Сидя на скамейке в парке, она с наслаждением кормила с рук тамошних белочек, которые сбегались, стоило лишь постучать орешком об орех.
Решив побаловать себя разного рода покупками, ближе к вечеру Катя заехала в универмаг Хэрродс, считающийся самым большим и модным универмагом не только в Лондоне, но и во всём мире. Ей было важно побывать там ещё и потому, что, здание универмага, помимо своего прямого назначения, входило в тройку самых известных достопримечательностей Лондона, после парламента и Биг-Бена, чем вызывало не малый интерес.
Обходя этаж за этажом, Катя поражалась изобилию и разнообразию товаров.
Но более всего ей нравилось общаться с продавцами. Улыбчивые, вежливые, внимательные, готовые по сто раз показать, принести, отнести, поменять и подать, при этом без малейшего раздражения или недовольства.
- Да, это вам не наши магазины, где якобы покупатель всегда прав, а на самом деле только и слышишь, режущие ухо фразы.
- Женщина, не выбирайте, берите всё подряд!
- Девушка, а этот товар мерять нельзя!
- Бабуся, так вы будете это брать, или до ночи здесь простоите?
- Вы что там в примерочной, заснули что ли?
И так далее…
- Ну ничего, может когда-нибудь и у нас продавцы станут такими же как здесь, - думала Катя, наблюдая за изящными движениями рук молодого парня, заворачивающего в тончайшую хрустящую бумагу, её очередную покупку.
Обойти весь Хэрродс за оставшееся до закрытия время, было не реально, к тому же, от усталости ныли ноги, и руки с трудом держали многочисленные пакеты. Так Катя поняла, что пора заканчивать шопинг и возвращаться в отель.
Покинув отдел женской одежды, где ею был куплен замечательный брючный костюм из плотного шёлка цвета беж, она спустилась на первый этаж, но по дороге на выход, застряла среди небывалого разнообразия английского чая.
- Хотите подскажу, какой следует непременно попробовать?
Вдруг услышала она за спиной и повернулась. Это был русский бизнесмен. Катя узнала его, потому, как работая на выставке, часто ловила на себе его взгляд.
Внешне, из себя он ничего не представлял. Обращала на себя внимание, лишь его дорогая одежда, а так… Лет примерно около пятидесяти, не высокий, полноватый, лысоватый, со слегка оттопыренными ушами и очень маленькими серыми глазками. Познакомившись, Катя последовала его совету и купила несколько баночек английского чая, после чего сославшись на усталость, попросила помочь сесть в такси. И тут выяснилось, что они проживают в одном и том же отеле.
- Ну конечно, по-другому и быть не могло…, - с сожалением подумала Катя, но согласилась поехать вместе.
В отеле около номера, куда Плетнёв изъявил желание донести Катины пакеты, он пригласил её на ужин в ресторан.
- Ведь не отвяжется, - подумала она, и согласилась, потому как была очень голодна.
За полтора часа, проведённых в ресторане, Катя узнала о своём новом знакомом абсолютно всё. Выпив изрядное количество алкоголя, у него развязался язык, и она услышала, где он рос, как учился, на ком женился, как сын родился, как в тюрьме оказался, как развёлся, и как стал бизнесменом. В тюрьму он попал по статье за спекуляцию. Реставрировал подержанные машины и перепродавал через людей с авторынка. Это сейчас, спустя десять лет, такое занятие называется бизнесом, а тогда, в советские времена, это была подсудная статья. Дали пять лет, отсидел три года, но не сокрушался по этому поводу, а даже наоборот, поскольку, благодаря связям, полученным в колонии, поимел свой собственный бизнес. Какой именно? Пригоняет машины из Германии и перепродаёт их на том же рынке, только теперь, абсолютно легально. А сын, не без папиной помощи, занимается бизнесом в сфере недвижимости. И по секрету добавил, мол скупает квартиры в центре, ремонтирует, и перепродаёт. Помимо всего сказанного Леонид Валерианович даже мечтой своей поделился. А мечтал он открыть в Москве, магазин-автосалон, и продавать там, не какую-то поддержанную рухлядь, а самые дорогие мировые авто брэнды.
Время поджимало, ресторан пустел и Плетнёв заговорил о Кате, о её красоте, о чувствах, о том, что они могли бы быть полезны друг другу, но… Алкоголь сделал своё дело, язык заплетался, мысли путались, и вконец охмелев он лишь смог расплатиться и попросить официанта довести его до номера.
С облегчением вздохнув, Катя покинула ресторан. К вечеру следующего дня она была уже в Москве.
Сейчас, глядя на Катю из окна машины, лицо Плетнёва расплывалось в счастливейшей улыбке.
- Екатерина Дмитриевна, дорогая! Глазам своим не верю! Если бы вы знали, как я рад нашей встрече! Ведь тогда в Лондоне, мы даже визитками не обменялись. А ведь я вас искал. Вы так мне нужны! У меня к вам дело, на миллион!
- Вот как! Хм, это интересно… Ну тогда я тоже рада вас видеть, поскольку нуждаюсь в вашем миллионе, и ещё кое в чём…
- Ради Бога, ради Бога, для вас всё что угодно! Нам необходимо встретиться и поговорить.
В следующий момент, проходящий между машин милиционер, дважды ударив жезлом по капоту машины, прокричал.
- Проезжаем, проезжаем, не задерживаемся!
- Они перекрыли встречку, надо ехать, прощайтесь, - поторопил их водитель.
Передав Кате визитку, Плетнёв сказал, что с нетерпением будет ждать её звонка.
- Кто этот неприятный тип? – спросила Ольга, глядя на Катю, рассматривающую визитку.
- Да уж, приятного в нём мало… Но, возможно, это именно тот, кто тебе поможет, а заодно и мне. Приедем, расскажу.
Через пятнадцать минут, расплатившись с водителем, девушки покинули машину.
Продлжение следует...

Рейтинг:
0