Блог портала New Author

Бар «У Августа»

Аватар пользователя Рич Маверик
Рейтинг:
1

Полезно иногда взглянуть на свое прошлое. Оценить пройденные этапы жизненного пути, выполненные работы. Но что, если в твоем прошлом кроется причина отсутствия у тебя настоящего и будущего?
Предлагаю вам прочесть сборник из трех частей дарк-футуристической антиутопии «Бар "У Августа"» и поразмыслить над непростым вопросом: а что будешь делать ты, если у тебя заберут то, что тебе дорого?

Часть первая. Темное будущее.

2037 год. С целью повышения культуры населения правительством был издан указ об обязательной проверке всех существующих общественных заведений на предмет уровня нравственности. Как и можно было ожидать, оглядываясь на тенденции прошлых лет, по новой системе оценки право на существование осталось лишь за элитными заведениями, посещение которых могла позволить себе лишь избранная часть общества: сами члены правительства, знаменитости, олигархи. Все остальные места должны были закрыться. Большинство не стали идти против системы и в кратчайшие сроки свернулись. Другие же до последнего работали вопреки закону, что было делом жестоко наказуемым. Для контроля за деструкцией были созданы специальные отряды так называемой «Полиции нравов», в весьма грубой форме лично проводящие принудительно закрытие.

Одним из таких мест-сопротивлений был бар "У Августа", продолжавший принимать посетителей в свои объятия смога и алкоголя. Однако, даже при отсутствии конкуренции в связи со сложившейся ситуацией людей приходило немного. Официального наказание за посещение «безнравственных заведений» не было, но действия полиции нравов говорили о другом. Велик был шанс попасть под горячую руку в процессе закрытий и ближайшие трое суток провести в обезьянниках, не претерпевших ровным счетом никаких изменений еще с 90-ых лет прошлого столетия.

Был обычный вечер. Играла ненавязчивая музыка, струйки сигаретного дыма поднимались к потолку, растекались по нему и неторопливыми волнами плыли в сторону вентиляции, работавшей на честном «спасибо». Редкие посетители, в большинстве своем люди, один вид которых говорил, что терять им нечего, сидели за дубовыми столами, потягивали прохладительное и отдыхали душой и телом за ненавязчивыми беседами. Бармен и по совместительству хозяин бара Август лениво протирал бокалы, напевая себе под нос игравшую «People are strange» и краем глаза поглядывал за входом. Каждый легкий звон колокольчика на двери мог ознаменовать приход не отчаянного клиента, а бравых ребят из органов, визит которых был лишь вопросом времени. Атмосфера в баре напоминала затишье перед бурей, висела в воздухе вперемешку с дымом и незримо ждала момента грозовой вспышки. Раздался звук колокольчика.

Часть вторая. Воспоминания.

Раздался звук колокольчика, и дверь с легким скрипом отворилась, впуская в помещение холодный октябрьский воздух. В бар вошел посетитель, облаченный в давно уже немодное пальто с высоким воротником, серый шерстяной шарф и шляпу. На вид он был немолод, хромал на одну ногу и сутулился, будто сгибаясь под тяжелой ношей. В каждом его движении чувствовалась немая строгость и выдержка, выдающая в нем ветерана Переломной Войны. Вытерев ноги об обшарпанный коврик с едва читаемой надписью «Добро пожаловать» он поднял голову, позволив Августу разглядеть его уставшее морщинистое лицо, перечеркнутое шрамом прошедших времён. То был Берингар, для друзей, коих у него осталось немного — просто Бер, постоянный клиент Августа. Каждый вечер он приходил в бар, коротко здоровался с присутствующими, присаживался за барную стойку и брал дежурную порцию фирменного Августовского пива. Этот вечер не стал исключением, и Бер, слегка улыбнувшись бармену, проследовал на своё постоянное место дислокации. Руки мужчины друг другу уже давно не жали, приветствие старых друзей выражалось легким кивком головы.

С каждым днем обстановка накалялась и все это понимали. Бескомпромиссная рука Правительства все ближе подбиралась к бару, работавшему вопреки всем указам. Уже несколько недель Бер с Августом практически не обменивались свежими новостями. Настроение Берингара позволяло ему лишь пить и с каждым разом все глубже погружаться в свои размышления и воспоминания. Августу казалось, что молчание Бера звучало гораздо громче игравшей музыки. Оно словно разносилось белым шумом, пронизывая каждый сантиметр пространства вокруг хозяина мыслей, заполняя его гнетущей аурой раздумий. Август чувствовал эту волну и невольно уносился ей вслед, улетая мыслями в прошлое, во времена, когда два друга детства еще не знали, что их ждет. До войны о прошлом они могли сказать, что казалось бы события детства и юношества происходили только что. «Слушай, а ведь только школу закончили, а?», смеялись друзья на вручении диплома. А теперь уже не верилось, что события до войны вообще имели место быть. Жизнь поделилась на два временных отрезка. До и после. Войны никто не ждал. История повторяется раз за разом, на каждом витке спирали времени. Предпосылок было множество, но, как и в уже далеком 1939-ом году, люди оказались не готовы. Все движения оставались на уровне ненавязчивых новостей сми, безумных теорий людей, пьяных политических демагогий в кругу старых друзей. На фоне общего долгожданного процветания общества все это казалось мелочами, недостойными внимания. До момента первого удара. К 2022 году человечество уже отказалось от ядерных боеголовок. И от конвенции о запрете использования биологического оружия. История повторяется, но люди делают поправки на ошибки прошлого.

Война длилась всего три месяца. В первый месяц были применены новейшие разработки в области биологического оружия. Межконтинентальные ракеты «Жатва» погрузили земли врагов во власть вирусов, в кратчайшие сроки убивающих носителей. Скорость распространения заразы во много раз превышала скорость разработки лекарства и оставшиеся два месяца ушли на подавление выживших сил врага и транспортировку мирных жителей стороны неприятеля в так называемые «Крепости» — комплексы заключения для содержания людей на время принятия решения о их дальнейшей судьбе. Победители были объявлены единственно правыми, проигравшие — во всём виноватым агрессором. Так ли это было и кто виноват на самом деле — уже никто не узнает. Но все запомнили День Чистки. День, когда исходя из ошибок прошлого победители нанесли «удар милосердия» проигравшей стороне, уничтожив ее под корень. Всех и каждого. «Крепости» стали бойнями. Возможно, это событие и могло вызвать сильный резонанс, но возмущения людей с самого зарождения были погашены общей радостью от победы и непобедимым духом патриотизма.

К 2025 году люди начали осознавать, что они сделали, убив больше миллиарда ни в чем не повинных людей. Это нанесло непоправимый отпечаток на общество. На эту тему стали появляться книги, фильмы, компьютерные игры, целью которых было показать весь ужасы тех событий. Правительство не устроил такой расклад и все авторы были отправлены под заключение. Любой человек, пусть и самую малость высказавший свое недовольство, жестоко карался. Найдя немыслимую связь, безумный разум власти принял решение, что главная причина появления недовольств — искусство. Искусство разжигало души и сердца, заставляло развиваться. И самое главное — оно учило думать. Правительство начало борьбу с выдуманным врагом. Были разработаны агитации, правительственные передачи. Все медиа-направления были под кулаком и делали то, что им говорят. Во избежание тяжелой судьбы большая часть авторов предпочла прекратить свою деятельность, ведь в любом произведении могли усмотреть намек, посыл, провокацию. Люди тоже не стремились потреблять неугодные медиа, так как наказание за это не отставало от наказания за производство. Авторы начали уходить в подпол, творили анонимно, но их находили и вытравливали из своих обителей, как крыс. Спустя пять лет искусства практически не стало. Так и начался упадок.

Остались лишь плакаты, обтягивающие железобетонные титанические здания, учебники Современной истории и патриотические фильмы, восхвалявшие героев страшной Переломной Войны, которые героями себя не считали. Последствием истребления искусства стало падение уровня культуры, следствием которого стала деградация населения. Круглыми сутками разум людей промывался агитациями и пропагандой. Казалось, хуже быть уже не может. Но в этот момент Правительство нашло нового врага — общественные заведения, рассадники аморальности и безнравственности. Места, в которых человек мог отдохнуть от окружающей его реальности и попытаться хотя бы на пару часов забыть о том, что ждет его снаружи. Места, которые незримым барьером отделяли посетителей от проблем современности и оставляли наедине с собой, выпивкой и ненавязчивыми беседами с такими же уставшими от реалий жизни людьми.

Из тяжелых раздумий Августа вырвал Бер, коротко сказавший:
— Август, освежи.
Некоторое время бармен продолжал машинально протирать стойку, глядя в несуществующую точку пространства, после чего пришел в себя, поднял бокал Бера и начал наливать пенное.
— Август, а ведь во всем виноваты мы сами.

Часть третья. Откровение.

— Август, а ведь во всем виноваты мы сами.

Бармен посмотрел на старого друга. Короткая фраза за мгновение тысячи раз прокрутилась в его голове, улетая эхом в глубины сознания. Фраза, произнесенная голосом и интонацией, никак не свойственным Берингару. Каждое его слово всегда несло в себе частичку его характера и было наполнено спокойной решительностью и силой. Ему никогда не приходилось повторять дважды, потому что все вещи, что он произносил, были выверены и словно отчеканены на оружейном станке. И в первый раз Август, не узнав боевого товарища, переспросил.
— Во всем виноваты мы сами.
И вновь распространяющееся чувство отчаяния и застарелой боли, свинцово-тяжелое и заразительное, пронзило бармена до глубины души. Август не знал, что можно сказать, но ответа не понадобилось. Берингар вновь заговорил.
— Ты помнишь, как всё начиналось? Тогда, в 2022. Ты мог поверить, что начнется война?
— Никто не мог поверить, ты же знаешь… — начал было Август, но был прерван Бером.
— Я часто вспоминаю то время. Ты, я и тысячи таких же солдат идём по городам. Мы идём и убиваем всех на своём пути. Просто потому, что нам так сказали. Марш смерти, Август. Тысячи тел и дороги крови. У них же семьи были, дети. А мы убивали их, видя в себе героев, защитников. Я все еще помню, что чувствовал в тот момент. Что кровь кипит во мне гневом и несет меня вперед, толкает на, как мне тогда казалось, подвиги. Прошло пятнадцать лет, Август, а я все еще вижу их лица. Они сменяют друг друга, окружают меня кольцом и смотрят стеклянными глазами. Где наш героизм? Почему я не чувствую ничего, кроме вины и стыда? Почему в зеркале я вижу только бездумного ведомого убийцу? — Берингар ненадолго умолк, словно собираясь с мыслями. — А как закончилась война? Ты ушёл в гражданскую жизнь навстречу мечте, а я остался в войсках. Как сейчас помню этот парад в честь Абсолютной Победы и преобразование сил армии в Департамент Внутренней Защиты. Я все еще помню нашу радость. Радость дураков, которые еще не понимали, что защищать больше некого, что мы будем заниматься куда более страшными вещами. Мы посвятили себя обороне Правительства от врагов. Врагов, которых уже уничтожили своими руками. Но отдать свою свободу нам было мало. Мы начали забирать свободу своего же народа. Несколько лет мы без лишних мыслей уничтожали то, что делало нас людьми. Сжигали миллионы книг. Тонны носителей с медиа, попавшими под запрет. Отлавливали неугодных авторов, обрабатывали их и отправляли в места, откуда нет возврата. А потом врага не стало и всех нас распустили. Я помню этот день. У нас не было чувства выполненного долга. Пришло лишь осознание того, что мы натворили. Мы создали будущее, в котором нет места искусству. Будущее, в котором нет места нам. Я чувствовал себя призраком, прикованным к земле. Мы сами оставили себя без целей и смысла. Сами лишили себя того, что было нам дорого. Никогда не забуду взгляд того молодого парня с его книжками. Мы гонялись за ним по всему городу, обыскивали все подвалы и убежища. Он ведь за свою свободу умереть был готов. И умер. Мы убили его, Август. Загнали в угол и убили. Убили. — Бер затих, и вместе с ним словно замолчал весь бар. До-переломная музыка, негромкие разговоры посетителей, всё растворилось. В этот момент для Августа существовал только монолог старого друга, а когда тот замолчал, всё погрузилось в тишину. Вновь бармену нечего было сказать, всё и так было понятно. Он посмотрел на Берингара и увидел там совершенно незнакомого человека. Привычная уверенность и сила, казалось, покинули его. Напротив Августа сидел человек, ставший жертвой своих деяний. Сломанный и разбитый, этот человек не знал, что делать со своей жизнью и как справиться с чувством вины. И никто не мог ему помочь, даже человек, с которым они шли рука об руку через десятилетия. Август почувствовал всю безнадежность ситуации и свою беспомощность в ней. Всё, что он мог сделать — слушать.

— Каждый вечер я прихожу сюда, Август, пью твое пиво и пытаюсь отделиться от внешнего мира. Хотя бы на какое то время забыть о реальности. Долгие годы у меня получалось, в стенах твоего бара я чувствовал себя простым человеком, не обремененным темным прошлым. Значения имело только количество алкоголя в бокалах и наполненность сигаретной пачки. Каждый вечер мы сидели здесь, разговаривали и я чувствовал, что всё еще живой. А скоро этого места не станет. Его заберут у нас, заберут у меня. Как и я в свое время забирал у людей последнее, оставляя их наедине со своей пустотой. Август, ты веришь в карму? В то, что нам всем воздается по заслугам? Мы словно стоим в эфиральной очереди к кабинету представителя Судьбы, ожидая выдачи положенного. И вот она, моя очередь. Пора мне. Береги себя, друг. — с этими словами Бер встал, взял свою шляпу с соседнего стула, приподнял шарф и направился к выходу, провожаемый взглядом Августа. Раздался звук колокольчика.

Звон словно оживил бар, вновь запустив ход времени. Снова заиграла музыка, вернулись безмятежные разговоры посетителей, негромко загудела вентиляция. И тем парадоксальнее было нахлынувшее на бармена чувство полного одиночества. В баре были только он и незримый отпечаток места, где только что сидел его друг, все остальное существовало и жило где-то далеко. «Во всем виноваты мы сами». Эта фраза не покидала разум Августа, наполняла каждую клетку его тела. Его лучший друг разрушал будущее. Августа охватила ненависть к Берингару за вещи, которые раньше он старался не видеть, принимая друга таким, какой он был. Безжалостный гончий пёс системы. Внезапно всё окружение бармена начало давить на него. Музыка стала невыносимо ужасной, шум разговора раздражающим. Август понял, что хочет остаться со своей исполненной мечтой наедине. Он вышел из-за барной стойки, перевернул вывеску на двери и сказал:
— Всё, ребят, через десять минут закрываемся. Спасибо, что пришли.

Закрыв за последним посетителем дверь, Август погасил освещение, оставив лишь дежурную лампу над бильярдным столом. Ее теплого света хватило, чтобы найти в мягкой полутьме стакан и бутылку виски. Не лучшего и не худшего. Налив себе, бармен окинул взглядом свое заведение. Идея, которая не давала ему покоя со студенческих лет. Осуществленная мечта. Каждая деталь интерьера была ему дорога и несла в себе память о сотне событий и тысяче людей. Тем страшнее было осознание скорого конца. Осознание приближающейся потери. Август сел на пол, откинувшись на барную стойку. У него заберут последнюю дорогую ему вещь, а он будет просто стоять и смотреть, неспособный сопротивляться происходящему. В тени его лица блеснула слеза, спускающаяся вниз, преодолевающая неглубокие морщины, уголок губы и легкую небритость, чтобы сорваться с подбородка и упасть в стакан, смешавшись с виски. Не лучшего и не худшего.

Тишину прервали два поворота ключа в замочной скважине. Берингар вошел в квартиру, врученную ему за образцовое исполнение долга. Повесил уличную одежду на крючья вешалки и прошел на небольшую кухню. Щелчок выключателя, легкое гудение по-началу слегка мигающей лампы. Бер достал бутылку коньяка многолетней выдержки, подаренную ему Августом многие годы назад. Стопки прятались под грудой грязной посуды в раковине, ожидавшей чуда. Остальная квартира аналогично находилась в состоянии ожидания, но Берингару было глубоко плевать на окружавший его беспорядок. Как и на нормы распития алкоголя, в следствие чего было принято решение употребить коньяк из горла. Разницы уже не было. Жидкость наполнила его желудок, разогревая тело и расслабляя мозг, дала уверенность в дальнейших действиях. Нетвердой хмельной походкой Берингар проследовал в комнату, подошел к шкафу и достал из него свою старую парадную форму. Голограммы капитанских погон, шевроны и хромированный нагрудный значок бойца Департамента на обсидианово-черном кителе с золотыми пуговицами, образ былого величия. Облачившись, он подошел к рабочему столу, на котором лежали приготовленный лист и ручка. Несколько витков чернил на бумаге, и всё было готово. Положив записку перед собой, он выдвинул ящик, внутри которого своего часа ждал подарочный офицерский пистолет и коробка патронов. Гравированная рукоять, позолоченная отделка. В свое время один вид подарка вызывал гордость за Правительство и правое дело, которое Берингару позволили выполнять. Сейчас же в этом пистолете были лишь ошибки прошлого и дешевая вычурность. Отработанными движениями пули отправились в обойму, которая в свою очередь легла в объятия рукоятки. Щелчок предохранителя, холодное прикосновение металла. Каждому воздается по заслугам, подумал Берингар, спокойно улыбнулся и нажал на спусковой крючок.

Рейтинг:
1
Helga Rendez в сб, 11/08/2018 - 07:35
Аватар пользователя Helga Rendez

2037 год. С целью повышения культуры населения(,) правительством был издан указ об обязательной проверке всех существующих общественных заведений на предмет уровня нравственности. Как и можно было ожидать, оглядываясь на тенденции прошлых лет, по новой системе оценки право на существование осталось лишь за элитными заведениями, посещение которых могла позволить себе лишь избранная часть общества: сами члены правительства, знаменитости, олигархи. Все остальные места должны были закрыться. Большинство не стали идти против системы и в кратчайшие сроки свернулись. Другие же до последнего работали вопреки закону, что было делом жестоко наказуемым. Для контроля за деструкцией были созданы специальные отряды так называемой «Полиции нравов», в весьма грубой форме лично проводящие принудительноЕ закрытие.

Одним из таких мест-сопротивлений был бар "У Августа", продолжавший принимать посетителей в свои объятия смога и алкоголя. Однако, даже при отсутствии конкуренции(,) в связи со сложившейся ситуацией(,) людей приходило немного. Официального наказаниЯ за посещение «безнравственных заведений» не было, но действия полиции нравов говорили о другом. Велик был шанс попасть под горячую руку в процессе закрытий и ближайшие трое суток провести в обезьянниках, не претерпевших ровным счетом никаких изменений еще с 90-ых лет годов прошлого столетия.

Был обычный вечер. Играла ненавязчивая музыка, струйки сигаретного дыма поднимались к потолку, растекались по нему(,) и неторопливыми волнами плыли в сторону вентиляции, работавшей на честном «спасибо» ("на честном слове" - это устойчивое выражение). Редкие посетители, в большинстве своем люди, один вид которых говорил, что терять им нечего, сидели за дубовыми столами, потягивали прохладительное и отдыхали душой и телом за ненавязчивыми беседами. Бармен и по совместительству хозяин бара Август лениво протирал бокалы, напевая себе под нос игравшую «People are strange» и краем глаза поглядывал за входом. Каждый легкий звон колокольчика на двери мог ознаменовать приход не отчаянного клиента, а бравых ребят из органов, визит которых был лишь вопросом времени. Атмосфера в баре напоминала затишье перед бурей, висела в воздухе вперемешку с дымом и незримо ждала момента грозовой вспышки. Раздался звук колокольчика.

со знаками препинания надо бы уточнять, точно не уверена в них)
по тексту много "былок", лишние "себяшки, свояшки" есть и "ужи")) чтобы определить, что слово лишнее, просто прочтите предложение без него, если смысл не теряется - смело удаляйте словесный мусор)
пересмотрите прямую речь, вот схема:
- Прямая речь(,) - (с)лова автора(.) - (П)рямая речь.
- Прямая речь(?!..) - (с)лова автора(.) - (П)рямая речь.
__________________
Слова автора( : )
- Прямая речь(,) - (с)лова автора(.) - (П)рямая речь.
__________________
- Прямая речь(,) - (с)лова автора(, - в случае, если первая часть прямой речи не была не окончена / если не окончено предложение и после перерыва на слова автора планируется продолжить такое предложение) - (п)рямая речь.
- Прямая речь(,) - слова автора - персонаж что-то сказал и решил добавить( : ) - (П)рямая речь.
_________________________
Я не фанат антиутопий - тема не моя, но, в целом, написано более-менее сносно, хотя, надо бы текст пересмотреть и подчистить. Творческих успехов и вдохновения! Цветок Цветок Цветок

__________________________________

”Я слишком много читал, чтобы остаться в здравом уме” (с)
“Я есть и всегда буду оптимистом. Надеяться на громадные надежды и мечтать о невероятных мечтах” (c)
"В конце концов, мы все – истории… просто постарайся быть хорошей, ладно?” (c)

СИРена в сб, 11/08/2018 - 12:22
Аватар пользователя СИРена

Прочтите правила оформления заголовков.
Этот я исправила, продолжайте в том же духе.
Приветствуем новичка на нашем сайте!

__________________________________