Блог портала New Author

Бабье лето 02

Аватар пользователя Владимир Клишин
Рейтинг:
4






Часть вторая.

К А П И Т А Н

Капитан пришел в середине сентября, в пятницу, под конец рабочего дня.
В поликлинике давно было пусто, и можно было расходится по домам, но на последней планёрке заведующая опять бубнила о соблюдении графика, а потому в течении двух- трёх дней этот график пытались соблюдать.
Было жарко, дверь кабинета была открыта, и было слышно, как в коридоре санитарка шлёпает мокрой тряпкой.
Пожилая медсестра рассказывала, каким урожайным было прошедшее лето, сколько она собрала яблок, накрутила всяких банок и наварила варенья. Молодая сестра Соня сидела рядом, кивала головой, но голова её была занята совсем другим.
Она была беременна, беременна уже два месяца, и это её сейчас беспокоило больше всего. В том, что она беременна, сомнений не было. Несколько лет назад беременность у неё уже была. Тогда, после первой сессии, она приехала домой , уже совсем городской, и на неё обратил внимание местный серцеед Лёха Захаров. Их роман продолжался целые каникулы. Она млела от счастья, когда на танцах, они стояли, прижавшись друг к другу и его рука по хозяйски лежала на её плече, а она снисходительно смотрела на завидующих ей подруг.
Потом она уехала, и вскоре поняла, что залетела. Она долго мучилась , потом решила рассказать об этом Лёхе. Вернувшись домой тайком, не заглядывая к родителям, она пошла к нему. Но он был сильно пьян, обругал её матом и выгнал из дома.
Дело закончилось кровавым абортом, что сделал ей, находившийся в состоянии вечного похмелья , местный акушер.
Но сейчас, уже всё было по другому. Она повзрослела, закончила медучилище, уже два года работала, и не хотела повторять прошлых ошибок.
Отец её будущего ребёнка, врач Данилов, был совсем рядом. Он сидел за столом, что-то черкал на бумажке, лениво думая о том, чем заняться в предстоящие выходные. О страданиях Сони он даже и не подозревал. У них был роман, с начала лета, и о нём знала вся больница, и ещё полгородка.
В этот момент и появился капитан.
- Здравствуйте! – В дверях стоял симпатичный мужчина, лет сорока, - Направление на анализ крови можно написать?
Пожилая медсестра уж было потянулась к ручке, но Данилов обернулся и недовольно спросил: - А зачем Вам анализ?
Он не любил, когда больные придумывают что-то сами.
Мужчина не стал ничего объяснять, а просто положил ему на стол бумажку.
Данилов её прочитал, немного изменился в лице и поспешно сказал: - Да, да, конечно! Напишите.
Мужчина поблагодарил, и ушел.
«Неудобно получилось» - с досадой подумал Данилов, сразу придя в себя после дрёмы. Из бумажки, что дал ему мужчина, он узнал, что у того рак крови, и ему требуется регулярно сдавать анализы.
Но ещё больше он удивился, когда пожилая медсестра вдруг сказала: - Капитан. На атомной подводной лодке служил. Авария у них была, облучение большое получил. В госпиталях лежал. Вот недавно к матери приехал. Вы, доктор, свою первую учительницу помните?
- Конечно, помню, - сказал Данилов, - А причём тут она?
- Это же её сын!
- Сын?!
Данилов вдруг ясно вспомнил, как в классе четвёртом, их учительница вдруг привела на классный час своего сына, курсанта мореходного училища. Он был в красивой форме, рассказывал о морской службе, а они во все глаза смотрели на него. Он был лет на десять старше их, и казался им тогда совсем взрослым. И вот теперь, через столько лет, он вдруг появился вновь.
« Да» - думал Данилов, - «Жалко мужика. И учительнице каково? Давно её не видел. Наверное , совсем старая уже.»
Но судьба свела его с капитаном ещё раз, причем в тот же день .
Больница стояла на холме, а ниже её, за дорогой, рядом со старой берёзовой рощей, был стадион. В тот день был футбольный матч, на который потихоньку собирались жители городка.
Это был тот наивный, но искренний провинциальный футбол, где любители бегают по полю, страстно желая забить мяч, не за большие деньги, а потому , что им это очень нравится, в надежде в конце сезона получить желанную награду. Всё было по настоящему. Тренеры с самым серьёзным видом давали последние указания, судьи были немногословны и неподкупны, а местные болельщики посмеивались и бросали едкие замечания в сторону немногочисленных поклонников команды противников, приехавших с ней в одном автобусе. По давней традиции один из них был пьян, знал всех игроков местной команды по именам, и громко, на весь стадион, кричал.
Игроки в команде были самые разные: - от тощеньких начинающих парнишек до пузатеньких кривоногих ветеранов. На этом фоне бросался в глаза центральный защитник, высокий блондин. В отличии от других, он не бегал по полю, а лениво, слегка ссутулившись, бродил вдоль штрафной площадки. Когда соперники пытались пробиться к воротам, легко отбирал у них мяч и отбивал на другую половину поля. – Витька ! - кричал ему пьяный болельщик, - Забей! Защитник снисходительно усмехался, и только махал рукой. Но под конец игры, когда на табло уныло висели нули, он вдруг рванул вперёд и почти с центра поля нанес сокрушительный удар. Болельщики взвыли от восторга!
- Ты смотри! Прямо Беккенбауэр! - услышал Данилов.
Он обернулся. Позади него, на скамейке, сидел капитан.
- Ещё был! – сказал Данилов, немного замешкав, - Он же в «Текстильщике» играл!
- Да? – удивлённо вскинул брови капитан, - А здесь как очутился?
- По пьянке выгнали, - ответил Данилов, - Зато нашей команде лафа. Всегда на первых местах.
Со стадиона они возвращались вместе. Данилову не хотелось прощаться с неожиданно появившимся в его жизни интересным человеком, и он, поборов некоторую робость, вдруг спросил:
- Может по пиву?
- Можно, - легко согласился капитан, - Только я что-то пивную не видел. Она раньше ведь в центре была.
- Её к вокзалу перенесли, - сказал Данилов, - Подальше от греха…
Новая пивная стояла на пустыре, рядом с заросшим зелёной тиной пожарным прудом. По пруду плавали серые утки, и тускло отражалось уже сползающее к закату солнце.
- Привет! - с улыбкой сказал Данилов буфетчице, красивой, немного увядшей блондинке с усталым взглядом, - Как дела?
- Нормально, - ответила она, тоже слегка улыбнувшись и бросив быстрый взгляд на сидевшего за столиком капитана.
- С футбола идём, - сообщил Данилов, - Твой бывший, шикарный гол забил!
- Он только это и может, - с усмешкой сказала блондинка, - Вам по паре?
Она налила четыре кружки пенного пива, потом ещё раз посмотрела на капитана. – А это кто с тобой? - Нашей учительницы сын, - сказал Данилов, - Помнишь, она его как-то в школу приводила? - Да-а? – удивлённо округлила глаза буфетчица, потом наклонилась вниз и положила на прилавок вяленую воблу.
- О-о! - восхитился Данилов, - Вот это спасибо!
- Ладно… - снисходительно улыбнулась буфетчица, - Сочтёмся. И ещё раз бросила быстрый взгляд на капитана.
- Ты её знаешь? – негромко спросил в свою очередь капитан.
- Ну конечно! – ответил Данилов, сосредоточенно обдирая рыбу, - Это ж Ленка Истомина, одноклассница…
- Красивая.
- Нет, сейчас уже не так, - сказал Данилов, - А вот раньше! Самая первая замуж вышла. Футболист –то этот, Бекенбауэр, - её бывший муж! Сразу после школы её окрутил. Даже в институт не успела поступить.
- Эффектная, наверное, пара была, - предположил капитан.
- Ещё бы! А уж какая свадьба была! Он тогда очень крутой был.
Не успели они выпить по первой кружке, как двери с треском открылись, и в пивную ввалилась почти вся футбольная команда в окружении верных болельщиков. Сразу стало тесно и шумно. Столы составили в ряд, зазвенели кружки. Высокий защитник сидел в центре, молчал и только снисходительно криво улыбался.
Завидев бывшего мужа, красивая буфетчица ушла в подсобку, в место неё появилась толстая брюнетка с круглыми блестящими глазами.
А Истомина сидела в подсобке, на колченогой табуретке и смотрела в приоткрытую дверь на вечернее небо.
Она избегала встреч с бывшим мужем, но сегодня ей это было особенно неприятно, потому что в зале сидел капитан, и этот козёл Данилов успел ему про нее всё рассказать, и она вдруг остро поняла, что у нее были гораздо лучшие времена, а сейчас она вернулась в этот маленький городок и работает в этой грязной пивной. Она вспомнила, что тогда, в школе, она влюбилась в этого курсанта, мечтала о нём и даже плакала по ночам. Потом она не выдержала и сказала об этом лучшей подруге, и вдруг, с удивлением узнала, что та тоже в него влюбилась , впрочем, как потом оказалось, и все остальные девочки класса. И вот прошло двадцать лет, и он сидит у неё в пивной, и у него, как она слышала, были большие неприятности.
Данилов понял причину её ухода, и с неприязнью смотрел на прибывших, капитан же с любопытством разглядывал их.
А тем временем у пивной завизжали тормоза, открылась дверь и гортанный голос прокричал: - Выктор! Анар прислал! Шашлик жарит, тэбя ждёт!
Шум в зале сразу стих, и в ответ раздалось: - А чача будет?
- Извини. Чача нэт. Водка будит!
- Это дело!
Беккенбауэр оживился, перебросился парой слов с приятелями, вышел из пивной, сел в подъехавшую машину и исчез в сумерках.
Собутыльники посмотрели ему вслед, притихли, и продолжили допивать пиво.
А небо в окнах пивной было уже насыщенно - синим, и тонкий месяц желтой скобкой мерцал на нём.
Посоловевший Данилов спросил капитана: -Завтра что делать собираемся?
Хотя они были знакомы уже целый вечер, он ещё не знал, как его называть.
-Не знаю, - сказал капитан, - Даже не думал…
- Может, на озёра поедем? – предложил Данилов, - Жара ведь!
- Я машину в дома оставил, - с сомнением сказал капитан.
- Да зачем машина?! - уже загорелся Данилов, - По узкоколейке можно!
- По узкоколейке? - удивился капитан, - Она ещё цела?
- Цела! Утром идёт туда, вечером возвращается, к электричке. Девочек возьмём!
Капитан вскинул брови, а Данилов уже поспешил к стойке.
- Лена! – позвал он, - Выйди на минутку!
- Вам ещё? - устало спросила Истомина, появившись в дверях.
- Нет, нет, спасибо. Ты что завтра делаешь? Мы на озёра собрались. Поедешь с нами?
Она тоже удивлённо вскинула брови, посмотрела на капитана, и обречённо, словно собираясь на плаху , сказала:
- Поеду.

Попрощавшись с капитаном, Данилов направился к Соне, домой вернулся на рассвете, и в конце - концов проспал. Когда он, сильно запыхавшийся, появился на окраине городка, то увидел, что капитан и девочки были уже там. Он им что-то рассказывал, они звонко смеялись. К удивлению Данилова, все трое были в прекрасном настроении, даже не выспавшаяся Соня.
- Опаздываем, доктор, опаздываем, - сказал капитан, улыбаясь, - экипаж уже подан.
- Да он и в школе постоянно опаздывал, - засмеялась Истомина.
Они сели в маленький вагон, и оранжевая ободранная дрезина тронулась. Ржавые рельсы узкоколейки сливались с выгоревшей травой, разросшиеся кусты прямо в окна тянули ветки с желтеющими листьями. Вскоре вокруг потянулись бывшие торфяные поля, давно уже зарастающие молодыми берёзками. Над ними висело блёклое сентябрьское небо с редкими облачками, а на горизонте тянулась синяя полоса леса.
Озеро было совсем рядом с узкоколейкой. Берега его были плоские, как у лужи, и только северный край поднимался над водой. Там темнел сосновый бор, и краснели крыши старых московских дач.
Данилов первым делом попробовал воду и с радостью сообщил: - Тёплая! Купаться можно!
Когда они разделись, выявился некий казус. Оказалось, что мускулистый капитан и стройная, с ещё незаметным животом Соня, больше подходят друг другу. Данилов, так и не выполнивший свою давнюю мечту накачать себе приличную фигуру, и Истомина, познавшая радости семейной жизни, им явно проигрывали.
Вода действительно была теплой. Озеро с этой стороны было очень мелким, с песчаным дном. Они далеко ушли от берега, а вода ещё не доходила до пояса. Неожиданно подул свежий ветер, пробежала рябь, стало прохладно.
- Ляжем на грунт? – весело спросил капитан.
- Это как? - спросили его.
- Да вот так! - капитан сел на дно. И из воды торчала его голова, - В воде теплее!
Остальные тоже сели. В воде действительно было теплее, и открывался новый вид: озеро стало огромным и сливалось с небом. Так они и сидели, глядели по сторонам, и смущённо улыбаясь, как улыбаются взрослые люди, вдруг случайно вернувшиеся в детство.
На берегу , мужчины развели большой костёр, женщины выложили из сумок всякую снедь. Капитан поставил на траву тёмную бутылку с яркой наклейкой.
- Это с Кубы, - объяснил он, в ответ на вопросительный взгляд Данилова.
Данилов был смущён тем, что проспал, чуть не опоздал, и вдобавок ничего не взял с собой .
Капитан достал ещё маленький черный приёмник и опять объяснил Данилову: - Японский.
Солнце уже было в зените, стало тепло, озеро заблестело, и было ясно, это лето, хоть и бабье, но лето.
Истомина заметила, что Соня не пьёт, ест мало, молчит и изредка бросает исподлобья взгляды на хмелеющего Данилова. О том, что у них роман она знала.
- Мы прогуляемся, мальчики! - Истомина встала, и потянула за собой Соню.
- Ну что, проблемы? - спросила она, когда они прошлись по тропинке вдоль озера, - Залетела?
Соня удивлённо посмотрела на неё, потом опустила голову, вздохнула, и тихо сказала: - Да…
- Он знает? Почему не сказала? Боишься?
Соня молчала.
- Ладно, - решительно сказала Истомина, - Я сама ему скажу! Пора его пристраивать. Сколько можно болтаться?
- Может не надо? - тихо спросила Соня.
- Надо, надо! Ты не бойся, всё нормально будет. Никуда теперь не денется. Если аборт предложит, ни в коем случае не соглашайся!
- Я и не собираюсь, - твёрдо сказала Соня, - Рожать буду.
А мужчины тем временем допили бутылку, и Данилов жаловался капитану на то, что бабье лето скоро пройдёт, наступит холодная серая осень, потом зима, городок впадёт в спячку, на то, как скучно жить умному человеку в провинции, когда не с кем даже нормально выпить, тем более поговорить.
- Тебе женится пора, - просто сказал капитан, - Потом дети пойдут, жизнь закрутится.
- Женится?! - криво усмехнулся Данилов, - На ком?
- Да хоть на Соне. Хорошая девушка! Если принцессу ждёшь, то напрасно, они только в сказках. Это я точно знаю.
- Не скучаете? - подойдя, спросила Истомина, держа под руку немного повеселевшую Соню, - А мы погуляли, кое – что узнали.
И покосилась на взирающего на заозёрные дали пьяненького Данилова.
А солнце тем временем нырнуло в облака, озеро потемнело, стало прохладно. Капитан что-то негромко рассказывал о своей интересной недавней жизни, а Данилов лазал по кустам, добывая дрова для гаснувшего костра.
Обратно они ехали уже в сумерках. Поля темнели, сливались с небом, а над дальним лесом висел уже немного окрепший молодой месяц. Они молчали, наговорившись за целый день, каждый думал о своём, и только из капитанского приёмника лилась тихая музыка, удивительно подходящая и для этих сумерек, и для наивного месяца, и для их настроения.
Перед тем как расстаться, Истомина отвела Данилова в сторону и негромко сказала: - Ну что, поздравляю.
- С чем это ещё? – зевнул тот.
- Да с тем, что папой скоро будешь!
- Каким ещё папой? - вытаращил глаза Данилов.
- Молодым! Сонечка то залетела! Так что давай, суетись. Хватит гулять!!
Потом они с капитаном, молча шли по тёмной улице, под звёздным тяжелым небом, а у дома его матери остановились.
- Давно я здесь не была, - с лёгким вздохом сказала Истомина, - Раньше мы часто заглядывали.
- Можно зайти, - сказал капитан, - Чайку попьём.
- Неудобно, - испугалась Истомина, - Она, наверное, спит.
- Её нет, - сказал капитан, и открыл калитку.
Они прошли тёмную веранду, капитан открыл ключом дверь и включил свет, - Проходи. Я сейчас чай поставлю.
Истомина робко зашла в комнату, где не была много лет, и поняла, что в ней ничего не изменилось. Всё те же шкафы с книгами, тот же старый ковёр на полу, картина на стене, большое зеркало в вишнёвой резной раме.
Она подошла к зеркалу, посмотрела в него и обомлела. Всё, что было у неё внутри, вдруг отразилось в нём. Она увидела себя помолодевшей на несколько лет! Рот её был полуоткрыт, глаза блестели, прядь волос по - девчоночьи непослушно свисала на лоб.
« Да ты, милая, как целочка» - с издёвкой оценила она себя.
Что бы унять волнение , она машинально взяла со стола книгу, и не прочитав названия, полистала её. Из книги вдруг выпала фотография. Истомина подняла её и посмотрела.
На фотографии она увидела капитана, красивую женщину, и между ними девчонку лет шести. Капитан был молод, в парадной форме и счастливо улыбался. Женщина в нарядном платье, с изящной причёской лишь немного растянула губы, зато маленькая девчонка улыбалась во весь рот.
Истомина долго, задумчиво смотрела на фотографию, потом положила обратно.
Она подняла глаза на зеркало и не увидела в нём совсем уже не ту взволнованную девочку , которой она казалась себе совсем недавно.
- Я пойду, - сказала она, заглянув на кухню, - Поздно уже.
Капитан внимательно посмотрел на неё, и, поняв, что уговаривать её бесполезно, сказал: - Я провожу.
Когда капитан возвращался обратно, вдруг раздался резкий свист. Капитан обернулся и увидел под фонарём долговязую фигуру.
- Ну что, капитан, - раздался пьяный голос, - По чужим жёнам бегаешь?
Фигура отделилась от фонаря, и направилось к капитану. Это был Беккенбауэр.
- А ведь она не дала тебе, - сказал он, приблизившись, - Не дала… Она не такая… Не даёт всяким …
В следующий момент резкий удар в живот сложил Беккенбауэра пополам, следующий удар отбросил его к фонарю.
Когда он открыл глаза, то с удивлением увидел, что фонарная лампочка висит высоко над его головой. Он медленно встал и покрутил головой. Капитан, сунув руки в карманы, стоял молча.
- Думаешь, драться полезу? – сказал Бекккнбауэр, - Не полезу… Знаю, скоро сам подохнешь.

Через два месяца, в дождливом, сером ноябре, Данилов болтался в вестибюле старой московской больницы.
Его толкали посетители, шипели санитарки, а он, лавируя меж ними, проклинал себя за то, что не захватил свой халат, что бы без проблем найти нужное ему отделение.
С большим трудом, ему удалось по вытертой мраморной лестнице подняться на третий этаж, и стоя у дверей, попросить, что бы ему позвали капитана.
Он долго ждал, и не сразу узнал идущего к нему по длинному коридору человека.
Капитан похудел, был бледен, и казался маленьким в серой больничной пижаме.
- Вот, - разведя руками, сказал Данилов, - На свадьбу пришел пригласить. Женюсь!
- Ну и хорошо, - слабо улыбаясь, сказал капитан, - На Соне?
- Да. Вынужден, так сказать, как честный человек…
- Даже так?! - капитан слабо хлопнул его по плечу, - Это же прекрасно! Как там у вас дела?
- Скука! – сбросив улыбку, сказал Данилов, - Всё по старому. Истомину видел, привет просила тебе передать. К ней муж вернулся, не пьёт пока. Его тренером оформили.
- Ну что ж, - тихо сказал капитан, - Я рад.
По коридору к ним быстро подошла девушка в белом халате, с папкой в руках. Когда она оказалась ближе, Данилов вдруг с изумлением понял, что знает её. Это была внучка генерала!
- Куда же Вы пропали? - потянула она капитан за рукав, - Там же обход! Профессор будет!
- Извините, - сказал капитан, - Друг приехал. Я Вам про него рассказывал. Это тот самый врач, из провинции.
Девушка кивнула Данилову, потом посмотрела на него, узнала, и слегка покраснела.
- А мы знакомы, - неожиданно для себя, сказал Данилов, - Виделись год назад.
- Да?! - удивился капитан, - Это как же?
- Я с её дедушкой был знаком. Правда, недолго…
- Да, да, - сказала внучка, опустив глаза- Извините, нам надо идти.
Она взяла капитана под руку, и повела по коридору, но потом вдруг повернула назад, на ходу листая бумаги.
Данилов с удивлением смотрел, а она, подойдя к нему, показала лист с анализами. Тот не сразу их разглядел, а прочитав, посмотрел ей в глаза, и всё понял.
Мгновение они смотрели друг на друга, потом она вдруг поправила выбившуюся прядь, и на руке тускло блеснуло обручальное кольцо.
«Ну что ж, не судьба»- подумал Данилов, глядя, как наклонив голову, она уходит по коридору.
Оглушенный неожиданной встречей, и анализами капитана, он медленно спускался по лестнице, и с последнего пролёта вдруг увидел Соню. Она сидела на скамье, в углу вестибюля, и сверху казалась маленькой и беззащитной. И Данилов, впервые за время их знакомства, почувствовал к ней жалость, ту самую жалость, что соединяет людей надолго.
Вечером, после пересадки, они ехали в пустой электричке. Соня, уставшая за целый день хождений по магазинам, спала, доверчиво прижавшись к Данилову, а тот глядел в окно, где висела черная бесконечная ночь, и изредка мелькали огоньки маленьких станций.
Потом она вдруг она зашевелилась и приоткрыла глаза.
- Ты что? - тихо спросил Данилов.
- Вертится, - пробормотала Соня.
- Кто? – Не понял Данилов.
- Он, - Соня расстегнула пальто, взяла руку Данилова и положила себе на живот.
Живот был кругленький, тёплый, и через какое - то время Данилов почувствовал, как под его ладонью что -то приподнялось, покрутилось, потом ушло в сторону.
- Уже неделю крутится, - просто сказала Соня.
Она опять уснула, а Данилов вновь смотрел в тёмную ночь, и вспоминал, как ехал год назад , такой же тёмной ночью, и был совершенно один, а сейчас с ним рядом сидела маленькая женщина, прижалась к нему, но это было не главное. Самым главным было то, что шевелилось у неё внутри.

Воскресным утром, в начале апреля, Данилов ходил по недавно полученной квартире, держа на руках месячного ребёнка.
Пахло противной краской, пол из непросушенных досок скрипел, из окон дуло, но это была квартира, собственная квартира, полученная молодой семьёй на Новый год.
Ребёнок хотел есть, открывал беззубый рот, крутил головой, и Данилов осознавал, что побаивается его, и был рад, что жена у него именно Соня, которая обращалась ребенком очень уверенно, как будь то он был у неё как минимум пятым.
Соня чувствовала себя прекрасно. Она вышла замуж, по местным меркам очень удачно; в конце года им дали квартиру; а месяц назад она легко родила ребёнка. Не далее как вчера их пригласили на банкет, они сомневались, потом она попросила свою мать отпустить их на пару часов. Накрутив бигуди, она с сомнением глядела на свое праздничное девичье платье, но оно вдруг налезло, выгодно подчеркнув располневшую фигуру. Увидев её роскошный бюст, Данилов только удивлённо вскинул брови.
На банкете их все поздравляли, и она тоже всем улыбалась, прекрасно понимая, что она уже не молоденькая медсестра, а докторская жена. И старая дева Померанцева, влюбленная в Данилова, с удивлением глядела на неё, но она и ей тоже улыбалась. Пьяненький главврач пригласил Соню танцевать, и, дыша перегаром, шептал на ухо, что бы она не о чем не беспокоилась, растила ребёнка, а потом старшая медсестра уйдёт на пенсию, и она, Соня, займёт её место.
Данилов с облегчением передал ей ребёнка и подошел к окну. Мир за окном был тих и прекрасен. Старый снег уже потемнел и почти растаял, но где –то там, на небесах, ещё оставались большие запасы, и высшие силы решили не оставлять их до следующей зимы. Всю ночь выла пурга, а на утро деревья, дороги, крыши домов были завалены свежим снегом. Старые, тёмные заборы и низкое серое небо только подчёркивали эту белизну.
Данилов повернулся, что поделится своим восторгом с женой, но она не подняла головы. Она кормила ребёнка. Ребенок жадно сосал, по - хозяйски положив растопыренную пятерню на большую, серо - розовую грудь, и Данилов с сожалением вспомнил, что еще недавно грудь была маленькой, белой и упругой, совсем как в стихотворении Бёрнса.
Он вновь посмотрел в окно и понял, что в этом тихом пейзаже что – то изменилось. В конце белой улицы появилась маленькая, чёрная фигурка. Она медленно приближалась, и стало ясно, что это идёт старая женщина в черном платке. Очевидно, она пробиралась в церковь, что стояла на окраине городка.
Данилов, не отрываясь, смотрел на неё, и вдруг почувствовал, как внизу живота разливается противный холод, тот самый холод, что ощущал он обычно в преддверии большого несчастья. Старушка была уже совсем близко, и он всем своим существом понял, что это идёт его первая учительница. Она шла медленно, не глядя по сторонам, и черный платок на её голове говорил о том, что её сын … умер.
Данилов опять повернулся, растерянно посмотрел на жену, но она равнодушно посмотрела на него, и ничего не сказала. В отчаянье Данилов зажмурил глаза и стоял так долго, а когда открыл, улица была вновь пуста.
После обеда вдруг подул южный ветер, разогнал облака, выглянуло солнце, и выпавший ночью снег растаял. Закат был яркий, в полнеба, и чёрные ветви деревьев качались на его фоне.
Жизнь продолжалась.

Рейтинг:
4
Тульский в Пнд, 17/02/2020 - 21:17
Аватар пользователя Тульский

Написано профессионально +

__________________________________

Искатель

https://www.newauthor.ru/blogs/tulskij

Тут все мои творения.
Да с аннотацией.

СИРена в Пнд, 17/02/2020 - 21:47
Аватар пользователя СИРена

Прочтите правила оформления заголовков пункт 10 или тут:
http://www.newauthor.ru/forum/kak-pravilno-pisat-zagolovok
Эти я исправила, продолжайте в том же духе.

__________________________________


Желаю добра, любви и бабла!

Булахова Ирина в Втр, 18/02/2020 - 18:36
Аватар пользователя Булахова Ирина

Отличный рассказ!

__________________________________

Хризантема