Блог портала New Author

24. Дорога на Альциону. Часть 2. Пламя Стожара

Аватар пользователя Скарм
Рейтинг:
7

Четвертая стартопосадочная палуба. Десантно-штурмовой модуль с бортовым номером ноль двадцать девять. Несколько часов назад…


В кабине пилотов десантно-штурмового модуля царил густой сумрак. На скошенной панели управления десяток огоньков прокалывали тьму кроваво-красными искрами. Неверного света приборов едва хватало, чтобы в сумраке можно было различить фигуру Клео, замершую в кресле. Кабель интерфейса, подключенный к техническому слоту за ухом женщины-андроида, изгибаясь глянцевитой змеей, тянулся к приборной панели.

Тишину нарушал лишь размеренный гул вентиляции, доносившийся внутрь модуля через открытый десантный люк.

Клеопатра приподнялась в кресле и коротким движением вытащила шунт интерфейса из технического слота. Свернув кабель в бухту, она бросила взгляд на один из экранов.

«Прогулка» по внутренней сети крейсера длилась сорок две минуты. Соблюдая предельную осторожность, Клео старалась не оставлять виртуальных следов. К тому же проблема несовместимости ее программного обеспечения с серверами сети корабля не позволяла выполнить определенный ряд действий. Но это не являлось критичным. Необходимую информацию Клео все же получила. Теперь ей было известно внутреннее устройство крейсера, состав экипажа и даже перечень оборудования и груза в ангарах корабля.

У нее был план. И к его реализации она приступила немедленно.

Выбравшись наружу, Клеопатра на минуту замерла рядом с ДШМ. На палубе по-прежнему было пустынно и тихо. По внутреннему распорядку, на корабле наступила «ночь» - самое удобное время для активных действий.

Осмотревшись, она двинулась в конец палубы – туда, где вдоль стены выстроился ряд металлических шкафов. Клео знала, какую форму одежды носил экипаж крейсера в зависимости от занимаемой должности. Хоть коридоры крейсера сейчас и были пусты, но сделать свою внешность менее заметной было необходимо.

Клеопатра не ошиблась в предположении, что шкафами пользуются техники палубы. Открывая один за другим, она не притрагивалась к вещам, выискивая нужное. В крайнем шкафу, в прозрачных пакетах, лежала стопка рабочих костюмов. Клео перебрала их все, просматривая бирку и подбирая нужный размер.

Костюм оказался ей немного велик, но других не было. Подогнав его по фигуре застежками-«липучками» насколько это было возможно, Клео покинула стартопосадочную палубу.

Она не стала пользоваться лифтом, а двинулась по аварийным лестничным маршам - так риск встретиться с кем-либо был минимальный.

Ее путь лежал к рубке управления, сердцу огромного космического корабля. Даже во внутренней сети крейсера это место сохраняло полную обособленность. Работать с сервером рубки управления можно было только после подтверждения полномочий. Единственное, что удалось узнать Клео, проанализировав косвенные данные, это состав дежурной смены. Три офицера несли службу двадцать четыре часа, сменяясь каждое «утро» по внутреннему распорядку крейсера. Доступ на главный пост управления осуществлялся по личным кодонам дежурных.

Ей было необходимо попасть туда. И Клео знала, как это сделать. Человеческие слабости – это всегда открытая дверь для тех, кто может их предугадывать и использовать.

Клеопатра шагнула в коридор и осмотрелась – пустынно и тихо. Плафоны на потолке заливали все вокруг мягким, рассеянным светом. Клео безошибочно выбрала нужное направление. Через пятьдесят метров коридор вывел в небольшой круглый холл. Сюда же выходили двери нескольких лифтов, в том числе и экспрессов. У одной из стен примостился бытовой автомат.

Дальше, после короткого отрезка коридора, виднелись массивные двери, запиравшие вход на главный пост корабля. Бронированные, покрытые декоративным пластиком, они почти сливались с обшивкой стен. Лаконичная надпись: «Вход только по допускам высшей категории!» говорила сама за себя.

Клео подошла ближе, посмотрела на светившуюся зеленоватым светом панель контроля доступа. Теперь оставалось только ждать.

Обернувшись, она заметила в трех шагах дверь, и, толкнув ее, шагнула внутрь. Это оказался санузел, совсем небольшой, рассчитанный, видимо, именно на дежурную смену рубки управления.

Оставив небольшую щель от неплотно притворенной двери, Клео принялась ждать.

Ожидание не оказалось долгим. Не прошло и получаса, когда массивная дверь рубки управления отворилась, коротко прогудев приводом. В коридор шагнул невысокий человек в синей униформе. Он лишь на мгновение мелькнул перед взором Клео и направился дальше по коридору. Осторожно выглянув, Клеопатра заметила, что он остановился перед бытовым автоматом.

Выбравшись из укрытия, она стремительно шагнула к офицеру. Загудевший бытовой автомат заглушил звук шагов, но дежурный все же уловил шорох. Он едва успел обернуться, когда Клео нанесла короткий резкий удар. Не ожидавший ничего подобного, офицер отлетел на несколько шагов, ударился о стену и остался лежать безвольным манекеном. Клео ухватила его за ворот куртки и волоком потащила в помещение, в котором пряталась.

Человек был жив, но находился без сознания. На левой скуле наливался огромный лиловый синяк. Клео задержала взгляд на бейдже на груди униформы: «Дежурный астронавигатор майор Генри Штерн». Затем сняла с безвольного тела набедренную кобуру, вытащила импульсный пистолет и положила на край умывальника. Коротким движением сорвала блестящую пластинку личного кодона с замысловатым узором кода личной идентификации. Перевернув тело, она связала ему руки за спиной ремнями от кобуры, заодно закрепив их за трубу водоподачи. Подхватив пистолет, она выбросила его в раструб утилизатора и вышла в коридор.

Мгновение Клео раздумывала, глядя на светившуюся панель контроля доступа. Затем вернулась к бытовому автомату, вытащила из поддона пластиковый стаканчик с кофе и вернулась к входу в рубку управления.

Контрольная панель мигнула, чутко среагировав на пластинку кодона. «Доступ разрешен», - вспыхнула на узком экране надпись. Тяжелая дверь, прогудев приводом, приоткрылась. Клео шагнула внутрь.

Помещение наполнял размеренный гул работающей аппаратуры.

На огромном, во всю, стену обзорном экране расплескалась иссиня-черная бездна Космоса, исколотая серебристыми искорками звезд. Сине-зеленый шар Стожара, окутанный белесой дымкой атмосферы, закрывал треть экрана.

Дугообразный пульт управления, пестревший огоньками сигнализаторов, занимал всю противоположную от входа стену. Напротив него три кресла для операторов дежурной смены, заключенные в сложную систему противоперегрузочного каркаса. Правее от входа, на возвышении, место капитана корабля, сейчас пустующее. Рядом - место главного штурмана.

Капитан Бессонов лениво просматривал журнал. Картина космической дали на экране успела опротиветь до тошноты. Услышав звук открываемой двери, он уже собрался отвесить колкость по поводу долгого отсутствия товарища, но так и замер, не веря собственным глазам.

У двери стояла молодая женщина – высокая, красивая и стройная. Куртка и брюки для технического персонала были явно ей велики. Длинные волосы собраны в «хвост» на затылке. Взгляд пристальный, холодный и изучающий.

- С каких это пор технари стали вот так запросто захаживать в рубку? – выдал, наконец, капитан. Он не скрывал своего удивления, разглядывая незнакомку. – И вообще, давно ли женщин из информационного отдела стали переводить в техников палуб? Это что, новая причуда нашего Старика?!

- Может быть, кофе? – произнесла женщина, подняв руку с зажатым в ней стаканчиком, и улыбнулась. Улыбка вышло холодной, какой-то неживой. Вопрос капитана она проигнорировала полностью.

В кресле справа находился молодой лейтенант. Сейчас он, приоткрыв от удивления рот, молча наблюдал странную сцену. На его лице читалось искреннее изумление.

Капитан бросил на лейтенанта недоумевающий взгляд – тот лишь слегка пожал плечами. Ледяное спокойствие неизвестной женщины и полное игнорирование его вопросов вызвали у Бессонова бурю возмущения.

- Ты кто такая, твою мать?! – рявкнул он, поднявшись с кресла.

Клео аккуратно поставила стаканчик с кофе на откидной столик у стены.

Бессонов шагнул ближе.

Клео повернулась и ударила его ногой в живот. Капитан, согнувшись пополам, отлетел назад, ударившись спиной о пульт управления. Тупая боль разорвала внутренности; удар оказался резким и неожиданно сильным. Судорожно хватая открытым ртом воздух, он тяжело рухнул на пол.

Лейтенант замер в кресле, с трудом воспринимая то, что видит. Клео оказалась рядом одним прыжком. Широко размахнувшись, она ударила его по лицу. Коротко вскрикнув, он обмяк в кресле.

Клеопатра рывком швырнула безвольное тело на пол, вытащила из кобуры офицера импульсный пистолет и повернулась к капитану. Тот, хрипя от боли, пытался непослушными пальцами расстегнуть набедренную кобуру с оружием.

Клео шагнула ближе и неторопливо обезоружила офицера. Швырнув один из пистолетов в угол, она склонилась над Бессоновым.

Тот посмотрел на нее полным боли взглядом. Его лицо, залитое холодной испариной, приняло зеленоватый оттенок.

Клео, присев, ткнула ему между глаз пистолетом.

- Коды доступа к программным файлам кибернетического интеллекта, управляющего крейсером, - четко и размеренно произнесла она.

Рейтинг:
7
СИРена в Втр, 12/12/2017 - 11:03
Аватар пользователя СИРена

- Коды доступа к программным файлам кибернетического интеллекта, управляющим крейсером,

управляющего
Вах, маладца Клео!

__________________________________

Я злюка-модератор, и каждый новый автор, придя на сайт впервые, пусть правила зубрит!

Скарм в Втр, 12/12/2017 - 11:41
Аватар пользователя Скарм

Спасибо! Лайк

__________________________________

Если ты говоришь с Богом - это молитва; если Бог говорит с тобой - это шизофрения.

ласточка_85 в ср, 20/12/2017 - 19:04
Аватар пользователя ласточка_85

Клео - идеал Сирены Smile

__________________________________

Хоть и немногие из людей Цезари, каждый все же стоит один раз в жизни у своего Рубикона.

Скарм в ср, 20/12/2017 - 19:06
Аватар пользователя Скарм

Клео - идеал Сирены

Шок

__________________________________

Если ты говоришь с Богом - это молитва; если Бог говорит с тобой - это шизофрения.

Наталья Ермилова в ср, 20/12/2017 - 21:28
Аватар пользователя Наталья Ермилова

Клео, Клео, Клео! Ура! Жду проду! Вечеринка

Скарм в чт, 21/12/2017 - 08:51
Аватар пользователя Скарм

Рад что читаешь, Наташа!

__________________________________

Если ты говоришь с Богом - это молитва; если Бог говорит с тобой - это шизофрения.