Блог портала New Author

16. Дорога на Альциону. Часть 2. Пламя Стожара

Аватар пользователя Скарм
Рейтинг:
2

Отредактировал текст и дописал до конца.

…Холод пробирал до костей, сковывал каждую мышцу. Казалось, он проник и в сознание, в котором растекся молочно-белый туман. Легкое дуновение невидимого ветерка – и белесая пелена начала стремительно таять. До слуха донесся безликий голос.

- Инициирован процесс экстренного пробуждения!

Антон с трудом открыл глаза, мир вокруг казался размытым и блеклым. Выход из гиперсна всегда являлся процессом тяжелым и болезненным.

Тихо вздохнул воздухопровод, подавая кислород. Прогудев приводом, плавно поднялась крышка камеры.

Антон, наконец, смог различить низкий потолок криогенного зала и отблеск работающей аппаратуры поддержания жизни, разгоняющей густой сумрак. Еле слышно гудела вентиляция. Воздух пах чем-то медикаментозным.

Антона бил озноб, сердце стучало редко и гулко.

- Процесс пробуждения завершен, - вновь доложил управляющий компьютер. - Время пребывания в состоянии гиперсна – семь лет, четыре месяца, двадцать восемь дней. Причина пробуждения – попытка несанкционированного доступа в командный модуль.

Марков с трудом выбрался из камеры и, тяжело дыша, замер – слабость не позволяла сделать и шагу.

Смысл сказанного лишь скользнул по периферии заторможенного сознания. Антон нахмурился, пытаясь пробудить воспоминания, еще скованные невидимым льдом длительного анабиоза.

Он принял решение погрузиться в низкотемпературный сон, после того, как все-таки отключил Клеопатру.

«Неужели прошло семь лет?», - мысль пугала своей сутью.

Минувшие годы слились для Антона в один короткий миг. Ему казалось, что он лег в камеру всего лишь несколько минут назад.

Таймер автоматического пробуждения он выставил на восемнадцать лет – именно этот срок выдала система жизнеобеспечения криогенного комплекса исходя из особенностей организма. Антон вспомнил, как оказался недоволен – он хотел уйти в ледяное небытие намного дольше. Попытка убежать от собственного поступка. Марков даже сейчас помнил последние слова Клео: «Зачем ты это делаешь, Антон?» И два слова, тяжелых как камни, подтверждающих команду на отключение…

Убежать не получилась. Система жизнеобеспечения оказалась категорична – более длительный срок пребывания в низкотемпературном сне мог вызвать необратимые изменения в организме.

Антон с трудом сделал шаг. Добравшись до консоли управления, неверным движением руки коснулся нескольких клавиш. В поддон внизу консоли упала пластиковая банка – стимулятор с витаминизированным напитком.

Марков опорожнил ее наполовину двумя глотками, и перевел дух, вытерев губы ладонью.

На откидном стуле лежала аккуратная стопка одежды, уложенная им … совсем недавно? Или уже очень давно?

Антон нашел в себе силы усмехнуться и принялся одеваться. Стимулятор подействовал немедленно – предательская слабость исчезла, сознание прояснилось.

Склонившись над приборной консолью, Марков набрал на клавиатуре команду, пробежал взглядом строчки информационного сообщения, вспыхнувшего на экране.

После того, как он отключил киберинтеллект, системы командного модуля распались на автономные сегменты. Они функционировали исправно, но уже не было той управляющей единицы, которая гибко реагировала на нестандартные ситуации, принимала решения и производила непрерывный мониторинг обстановки. Система охраны модуля по определению имела высший приоритет над остальными. Именно она и дала команду на пробуждение. Выяснить причину можно было только в рубке управления.

Антон допил напиток, пытаясь сообразить, что же такого могло случиться. Ничего путного на ум не шло, лишь смутное ощущение тревоги, надвигающейся беды. Чувство подстегивало и гнало, едва слышно шептало: «Все, спокойная жизнь закончилась, обратно дороги нет…»

Марков едва ли не бегом помчался в рубку управления.

Освещение вспыхнуло автоматически, едва он переступил порог. На дугообразном пульте управления сиротливо горели огоньки режима ожидания. За обзорным триплексом расплескалась серая мгла – на Стожаре занималось ранее утро.

Антон остановился между кресел, переводя дух и пытаясь разобраться в десятках сенсорных клавиш. После десяти минут мучений ему все же удалось войти в систему охраны модуля.

Первые строчки отчета, появившегося на экране, заставили замеретьь.

«Попытка несанкционированного проникновения в командный модуль. Пять человек – не идентифицированы. Летательное средство - не идентифицировано. Задействовано вооружение защитного периметра. Объекты уничтожены. Время события – 2 суток 18 часов 34 минуты назад от текущего момента».

Далее шла видеозапись с камер наблюдения.

Антон пробежал глазами сообщение, затем еще и еще. В прочитанное не верилось абсолютно.

На мгновение ему стало жарко. Как такое вообще могло быть? Какие еще на Стожаре могут быть не идентифицированные летательные аппараты?

Мысли, тревожные и рваные, метались стаей испуганных птиц.

Марков поймал себя на мысли, что просто боится воспроизвести запись. Внутренне подобравшись, он все же коснулся клавиши активации.

Запись вела скрытая камера, расположенная над воротами транспортного шлюза. Яркая зелень равнины, залитая жгучим светом Альционы. Полукруг потемневших от времени тотемных столбов. А вдалеке…

Антон замер, взгляд словно прикипел к экрану.

В полукилометре от модуля, огромной угловатой громадой, расположилось… Антон не смог подобрать слова. То, что система охраны назвала «не идентифицированным летательным средством». В том, что это именно летательный аппарат, сомнений не было – короткие скошенные крылья говорили сами за себя.

От неизвестного корабля в сторону модуля двигалась группа людей.


Планетная система Альционы.

Казалось, что здесь застыла сама вечность. Мертвый, скованный лютым холодом, сектор пространства оставался неизменным миллиарды лет. Раскаленный шар Альционы казался отсюда лишь яркой точкой; ее свет почти не добирался в столь отдаленные уголки системы.

Словно возникнув из небытия, в пространстве ударила короткая голубая молния, затем еще и еще. Бледный пульсирующий сгусток появился неожиданно, тут же взорвавшись ослепительной вспышкой.

Огромный космический корабль вынырнул из недр подпространства. Он казался безжизненным – на десятках тысячах тонн брони ни огонька. Но прошла пара мгновений, и корабль ожил. Злыми красными огоньками вспыхнули астронавигационные огни, узкие прорези смотровых триплексов засветились мягким зеленоватым светом.

Рубку управления корабля наполнял гул работающей аппаратуры. На возвышении капитанского мостика, в кресле пилот-ложемента, замер человек. В рассеянном свете на лацкане униформы тускло сверкнул металлический бейджик: «Генерал Старцев Илья Игоревич. Тяжелый военный крейсер «Русич». Военно-космические силы Земли».

Коротко скрипнул противоперегрузочный каркас кресла, компенсируя перегрузку. В смотровых триплексах серая муть подпространства сменилась белесыми росчерками доплеровскох полос. Мгновение – и они превратились в серебристые искорки звезд. Генерал поморщился от накатившей на мгновение дурноты. В пятьдесят четыре года переносить «прелести» подпространственного перехода становилось все труднее.

На обзорном экране заплясало пламя – сработали корректирующие двигатели, останавливая неконтролируемый дрейф корабля.

- Выход в трехмерное пространство успешный! – доложил навигатор. – Запущен процесс позиционирования по таблицам звездных величин!

Старцев коснулся сенсора. Прогудев приводом, кресло приняло рабочее положение. Генерал отстегнул страховочные ремни и окинул взглядом просторное пространство рубки управления, на мгновение задержав взгляд в собственном отражении в темной глубине неактивированного экрана.

Крепко сложенный, подтянутый, с коротким «ежиком» посеребренных сединою волос. Взгляд серых глаз пристальный и изучающий. Прошедшие годы уже давали о себе знать тонкими лучиками морщин, но Страцев упрямо отказывался от омоложающей пластики, не желая обманывать самого себя.

Усмехнувшись краем губ, генерал вновь бросил взгляд на дугообразный пульт управления, перед которым расположилась дежурная смена. Обстановка рубки управления была знакомой до боли. Сколько времени за тридцать лет службы он провел в ней? Месяцы? Годы? Илья Игоревич никогда не задавался этим вопросом, но сейчас мысль всплыла как-то неожиданно, самопроизвольно.

Прыжок в систему Альционы был для него финалом карьеры. Управление флота отправляло его на пенсию по возрасту, и Старцев нисколько не возражал этому. Он уже чувствовал, что устал. Хотелось домашней тишины и покоя.

- Реактивация систем успешно! – дежурный инженер озвучил появившуюся на экране информационную сводку. – Реактор стабилен, на четырех процентах мощности, плавный выход на режим.

- Принято! – ответил Старцев.

- Позиционирование завершено! Выход в трехмерный космос в пределах допустимой погрешности, - доложил навигатор. – Расстояние до Альционы – одна и три десятых астрономической единицы.

- Навигатору – расчет траектории на Стожар! Дежурному инженеру – командирам палуб и начальникам отделов доклад о состоянии агрегатов и систем! – произнес генерал. Казалось, короткие, заученные за многие годы фразы слетают с губ сами собой.

Откинувшись на спинку кресла, генерал задумался. Упоминание о колониальном транспорте – невозвращенце «Скопули» руководство флота обнаружило практически случайно. На просторах обитаемой Галактики полыхала война.

Человечество в безудержной экспансии к звездам давно вырвалось за пределы Солнечной системы. Задыхающаяся от энергетического голода и перенаселения Земля отправляла в космическую даль сотни тысяч добровольцев, надеющихся найти новую родину и лучшие условия для жизни. Кому-то это удалось, но еще большему количеству нет. Пространство пожирало колониальные транспорта, оставляя о них лишь короткие упоминания в архивах. В основном это касалось транспортов, направленных в глубь Галактики, в центр плотного звездного скопления. Достигли ли они цели, так и осталось неизвестным. Судьба колонистов, отправившихся к ближайшим звездам, была более удачной. Планетные системы Проксимы, Сириуса, Эридана, Проциона и Росса были успешно колонизованы. За прошедшие столетия из четырнадцати колоний половина смогла не просто построить нормальное человеческое общество, но и заново выйти в космос. Именно они десять лет назад и заявили о независимости. Для Земли это означало если не катастрофу, то что-то на грани этого. Праматерь человечества регулярно отправляла в колонизованные системы новых колонистов – по сути, сбрасывая «людской балласт» с нижних уровней супермегаполисов. Из колоний на Землю шел непрерывный поток высокоэнергетической руды и товаров, без которых она уже не могла существовать. Выход из-под контроля метрополии семи колоний означал для Земли медленную энергетическую смерть.

Реакция Всемирного Правительства была жесткой и мгновенной. Старцев нахмурился - вспоминать этот момент было неприятно. Первый и второй ударный флот совершили прыжок в систему Проксимы, к двум колонизованным планетам – Сцилле и Зархебе. Появление крупных ударных группировок для флота колоний оказалось полной неожиданностью. Орбитальный ядерный удар не оставил колонистам шанса, превратив планеты в ядерные пустыни. Акция устрашения, которая должна была послужить уроком стальным, однако, не принесла ожидаемого результата.

Развитые колонии Сириуса, Эридана и Проциона оказали сильное и весьма действенное сопротивление, изрядно потрепав флот Земли. С огромными потерями ударной группировке ВКС удалось взять под контроль звездную систему Росса, дав Земле единственный шанс не умереть от энергетического голода.

Началась затяжная война – за ресурсы. Скудная информация тысячелетней давности по системе Альционы давала призрачную возможность получить еще один приток необходимого сырья. Всемирное Правительство, понимая критичность ситуации, хваталось за любой шанс.

Вывод такой крупной боевой единицы как тяжелый крейсер из карты боевых действий решением смелым, но оправданным. Многофункциональный корабль, переоборудованный под новые задачи, должен был провести разведку, выяснить судьбу транспорта-невозвращенца, организовать на Стожаре военную базу и начать немедленную разработку местных ресурсов.

Старцев, задумавшись, смотрел невидящим взглядом на светящиеся экраны рубки. Странное чувство стыло в сознании. Словно едва слышный голос шептал: «Все будет совсем не так…»

Рейтинг:
2
СИРена в ср, 06/12/2017 - 18:12
Аватар пользователя СИРена

Могу только придраться к этому:

Марков едва ли не бегом помчался в рубку управления.
Освещение вспыхнуло автоматически, едва он переступил порог.

Большая улыбка
Жду продолжения того, чего я не читала!

__________________________________

Я злюка-модератор, и каждый новый автор, придя на сайт впервые, пусть правила зубрит!

Скарм в ср, 06/12/2017 - 18:15
Аватар пользователя Скарм

Сколько ошибки не правь, все равно будут! Большая улыбка
Спасибо, Ирена! Части сделал покрупнее, буду выкладывать по две в день.

__________________________________

Если ты говоришь с Богом - это молитва; если Бог говорит с тобой - это шизофрения.

ласточка_85 в чт, 07/12/2017 - 18:25
Аватар пользователя ласточка_85

Плюсую

__________________________________

Когда-нибудь, где-нибудь каждый из нас обязательно будет счастлив!

Скарм в чт, 07/12/2017 - 18:28
Аватар пользователя Скарм

Спасибо!

__________________________________

Если ты говоришь с Богом - это молитва; если Бог говорит с тобой - это шизофрения.