Блог портала New Author

05. Какова цена? Глава 4, 5

Аватар пользователя Homatxt
Рейтинг:
2

Глава 4.

Я пришла в себя, сидя на кровати, в позе, что знакома каждому: колени поджаты, голова опущена, а руки держатся за неё и в сумасшествии впиваются пальцами. А в голове одна фраза: «Я не сойду с ума». Думаю, взгляд мой был под стать речам – безумным. Я раскачивалась взад и вперёд в исступлении, просто не в состоянии остановиться, хотя прекрасно понимала, что делаю. На улице давно потемнело и в тонкую щель штор пробивался только луч прожектора со стадиона под балконом. Тогда я жила не высоко - на третьем этаже, что, впрочем, не мешало мне не выглядывать в окно. Селиться ещё ниже было бы совсем небезопасно.

Телефонный звонок не смог вывести меня из ступора. Он звонил призывно, требовательно, беспокойно, словно человек на том конце знал, что что-то не так. Звонок повторился несколько раз, на количество я уже не обращала внимания. Кто звонит, впрочем, меня тоже не интересовало. Единственное, что смогло меня отвлечь – упавшие с полки ключи в коридоре. Я ждала чего-то подобного, боялась, опасалась, что кто-то всё же захочет прийти лично. К счастью, всего лишь не выдержал шуруп, которым была прикручена полка.

Этого оказалось достаточно, чтобы заставить меня вскочить с постели и забиться в самый дальний угол комнаты – за сундук. Просидела в укрытии я минут 7, тяжело дыша и шаря по темноте испуганными глазами. Когда первый шок прошёл и я поняла, что больше в доме никого нет, можно было собрать мысли и немного успокоиться. Я взяла телефон, чтобы проверить, кто же пытался до меня добраться. Догадка была верной – это Софи. Конечно, это могла быть только она. Кто ещё смог бы почувствовать, что сейчас моё состояние нельзя назвать устойчивым? Только моя милая Софи.

Тебе, наверное, кажутся странными наши отношения? Ничего, это нормально, мы давно к этому привыкли, кем нас только не считали. Лесбиянками, сёстрами, матерью и дочерью, любовницами, лучшими подругами, злейшими врагами, учителем и учеником, рабыней и хозяином. Мы не были никем из перечисленных и были каждым одновременно. Как? Всё гораздо проще, чем кажется. Есть такое понятие, как «кармическая семья». Души, которые связаны из жизни в жизнь. Они следуют друг за другом, всегда рядом и находят друг друга везде. Вы могли быть фараоном и наложницей, мальчиком и его любимой собакой, отцом и дочерью, которую он насиловал вплоть до совершеннолетия. И избавиться от этого практически невозможно. Поэтому мы с ней такие, она находит меня уже не в первый раз, а я не могу бросить её в одиночестве.

Как правило, такие души пытаются решить неразрешённую проблему. Гонятся друг за другом, преследуют, сами того не понимая. И если проблема всё же решается – они расстаются и продолжают путь. Наша с Софи проблема пока мне не известна, возможно, развязка ждёт нас далеко впереди.

- Ты звонила мне? – даже не здороваясь произнесла я в трубку.

- Кароль?... Это правда ты?

- А что тебя так удивило? – после этого вопроса проследовала довольно приличная пауза, мне даже показалось, что линия разъединилась, но я услышала её дыхание на другом конце.

- Я не слышала твой голос почти год… - ответила она, стараясь сдержать порывистое нервное дыхание. – Это…я не могу поверить…целый год, Кар! Ты пропала на год!!!

- Родная, успокойся, я тебя прошу, ты…

- Нет, послушай меня! Так поступать нельзя, ты понимаешь? Слышишь меня, дрянь!? Год, Кар, ГОД!

- Ты злишься, успокойся, я понимаю, Софи, прости.

- Нет, не понимаешь. Ты ничего не понимаешь, я ненавижу тебя, как ты могла так поступить!? – моя маленькая бедная Софи… - Почему ты молчишь? Какого чёрта ты молчишь и ничего не отвечаешь!?

- Я сейчас приеду, ты успокоишься, и мы поговорим, хорошо?

Она бросила трубку. Что ж, законное право, никто не осудит… Но мне и впрямь следовало подумать о ней раньше. Хотя откуда было знать, что «автопилот» не принял её во внимание и исключил?

«- Ищешь оправдания… Маленькая глупая девочка.

- Обойдусь без твоих комментариев.

- Какие мы злые…».

Я осмотрела часы на правой руке (какого чёрта, я ношу их на левой), надела на другую, время 02:23. Не так поздно, как казалось, можно пойти пешком. Долгих приготовлений не потребовалось, накинуть кожаную куртку и поднять всё, что упало с полки вместе с ключами. Больше мне ничего не нужно, сегодня всё останется здесь.

«- А я, меня возьмёшь? Я всё ещё здесь.

- Сейчас моё время, ты не имеешь права вмешиваться.

- …Ты знаешь закон, у тебя 3 часа».

На этот раз ночной воздух не благоухал. Нет, он вонял. Вонял сточными водами, людьми и машинами. А может, так только казалось, но передвигаться по улице было практически невозможно, пришлось надеть респиратор, который тут же недовольно запищал, указывая на минимальный уровень заряда. Плевать, мне хватит, идти совсем недалеко. Пару кварталов, до конца улицы, теперь на набережную, вдоль лавочек, мелких судов и вечного мусора, знакомые места. Справа через дорогу детская площадка, совсем новая, раньше там была другая. Мы сидели там, когда шёл дождь. Залезли в крытую горку и смеялись, словно припадочные. Просто так, без причины заходились в истерике, к нам даже подошла пара постмэнов, проверила документы на возраст и кровь на наркоту. Забавные были ребята, испугались, увидев наши печати. А с кем мы сидели? Точно не с Софи, у соседа по горке был член.

Минуем набережную, поворот направо, затем во дворы, незачем разгуливать по мостовым. И вот за кустами сирени её дом. Маленькая смешная коробочка на «лапках». Как я люблю эту сирень… Каждый раз, проходя мимо её дома, я подолгу стою под ней, дышу и стараюсь не шевелиться, чтобы не спугнуть аромат. Тот вечер не был исключением. Тем более, я была ОДНА. Мысли и действия ближайших трех часов никогда не будут известны остальным, ни одному. Таков закон. Впрочем, уже меньше, нужно торопиться.

Общая входная дверь нараспашку (странно, не помню, чтобы тут была дверь), лестница, ещё пролёт, я уже переходила на бег, а нервы и волнение заставляли руки и голову ходить ходуном. На нужном этаже я резко остановилась у двери и в ступоре смотрела на неё. Я не могла шевелиться, ужас сковал меня полностью и не давал отвести взгляд. Чёрный деревянный прямоугольник с экраном и маленькой циферкой «8». Это число могло бы быть счастливым для меня, если бы подобная ерунда имела смысл. Почему я не могу поднять руку и просто постучать в эту грёбаную дверь? И я увидела. Нам по 16, мы сидим на диване в моей комнате, совсем юные. «- Хочешь, мы попробуем?» спросила она, глядя мне в глаза с волнением, и держа меня за руку. «-Нет». Больше я ничего не сказала ей. Помню, как она немного приоткрыла рот, будто собиралась мне что-то ответить, но передумала. Не испугалась, а именно передумала. Руку она так и не убрала, весь остальной вечер мы молчали, а пальцы, словно отдельные существа, бродили по запястьям и никак не могли найти покой.

«Какова цена?»

Нет, не то, не отвлекаться! Чёрная дверь, цифра 8, совсем юные, отдельные существа… В этот момент дверь резко распахнулась. Словно не прошло стольких лет. Такая же тёмная, миниатюрная, испуганная, взволнованная. Когда дверь только открылась, её глаза пылали праведным гневом, клянусь, думала, что сгорю прямо там, да ещё и потолок соседям снизу подпорчу. Но как она была очаровательна. Почти прозрачная, тонкая, хрупкая, как ребёнок. Её хотелось согреть, обнять, закутать в одеяло и никогда никуда не отпускать, сделать всё, чтобы это восторженное чуткое создание не увидело ужасов и грязи этого мира. Не дышать рядом с ней, замереть, не испугать, оберегать. Она всегда вызывает во мне именно эти чувства и мысли, каждый раз, столько лет, всегда.

Гневный взгляд она смогла продержать всего несколько секунд, а после сдалась и бросилась мне на шею. Сейчас уже не вспомнить, что она говорила мне, такие вещи стираются из памяти. Точно помню, что не проронила ни слова в ответ.

Глава 5.

Он стоял у дома, облокотившись на машину спиной. 5:30, ещё есть время. Он стоял так уже полчаса, не шевелясь. Привычным движением засунул руку в карман, достал пачку, сорвал защитный пластик. Нельзя считать эту встречу официальной, но Он предпочёл всё же надеть брюки и туфли. От идеи надеть пиджак Он отказался сразу, предпочтя рубашку апаш. «Я - Д'Артаньян, все пидорасы», думал Он, глядя в зеркало с ухмылкой. Об ухмылке стоит сказать отдельно. Неуловимое движение, в котором физически невозможным образом участвовала каждая мышца на лице. Глаза слегка прищуривались, почти незаметно, зрачки сужались. Этим взглядом можно было вскрывать сейфы.

«Что я здесь вообще делаю?». Этот вопрос преследовал его всю жизнь, и сейчас снова крутился навязчивым волчком где-то на задворках сознания. Выдохнув в свежий утренний воздух, Он перенёс вес с ноги на ногу. В доме напротив зажегся свет. «Ещё есть время, он только проснулся, подожду».

Где-то сбоку хлопнула дверь – из соседнего дома вышла женщина с небольшой собакой. «Басенджи», - отметил Он на автомате. «Интересно, что она думает обо мне? Что я дилер или курьер? А может, что я любовник какой-нибудь богатенькой дамочки, жду в предрассветный час, когда она ускользнёт от мирно спящего мужа? А, плевать». Он немного поёжился от ветра, запустил руки в карманы, одна вернулась наружу уже с сигаретой. «Дама с собачкой» медленно и степенно прошла мимо, не удостоив его даже взгляда. Так себе райончик.

На встречу Он не соглашался довольно долго. Не хотелось открывать свой труд первому встречному. Он долго присматривался к заказчику, узнавал его, изучал. Около года длилось общение, которое теперь переросло в нервное курение на холодной утренней улице. Впрочем, нервное – не подходящее слово. Нервозное.

«- Мистер Кэмерон, я вновь повторяю свою просьбу.

- И я вновь повторяю. Сейчас Вы встаёте и идёте отсюда ко всем чертям».

Такой была их первая личная встреча. До этого эпизода невысокий господин досаждал его лишь звонками и письмами. После начал ловить на улице или в баре. Теперь же Он сам, как цепная ласковая собачка, стоял и ждал, когда же проснётся Хозяин, даст вкусную косточку и почешет за ушком. Мерзко, паршиво, грязно. Сплюнув, он посмотрел на часы. 5:52.

Обладание редким даром, способностью, мыслями, навыками. Всё это делает человека рабом, а не наделяет властью. «Лучше быть посредственностью во всём, чем гением в чем-то одном», - повторял Он себе уже в сотый раз. В сотый раз, вот только ничего не менялось. Кому и зачем потребовался этот Предмет? Он почему-то был уверен, что данный господин – посредник, не больше. Слишком много страха в глазах для человека, способного применить артефакт.

Слегка оттолкнувшись от дверцы спиной, Он не спеша двинулся по узкой дорожке к входной двери. Вдохнув поглубже, позвонил в прикрученный справа звонок. За дверью послышались шаги - человек быстро спускался по лестнице.

- Господин Кэмерон! Как отрадно видеть Вас в это замечательное утро. Вы как раз вовремя, пунктуальность – вежливость королей! – сказал человек, чуть ли не опускаясь в поклоне.

- Я не согласен с Вами. Могу я войти? – глухо произнёс Он.

- Да-да, разумеется, прошу. – Дверь перед ним гостеприимно распахнулась, человек сделал шаг назад, приглашая рукой, и вновь немного склонил голову.

Он переступил порог и сразу почувствовал терпкий сладкий запах патоки. Как и сам человек, жилище было пресмыкающимся, тошнотворно-приторным и невыносимо гнетущим.

- Позвольте предложить Вам выпить, что Вы предпочитаете? Если для бренди ещё рано, давайте выпьем чаю или…

- Закройте рот. Перейду сразу к делу, я хочу видеть конечного получателя.

Бегающие глаза человека замерли в ужасе.

- Я не очень понимаю, о чём Вы, ведь…

- Понимаете. Мне нужна встреча с человеком, который сделал заказ на этот предмет. В противном случае, разговор окончен.

- Мистер Кэмерон, подождите, к чему такая спешка? Давайте я сделаю чай, мы обсудим дела, Предмет у Вас? – опускаясь всё ниже к полу, в страхе лепетал человек. Сейчас он был не человеком – человечком. Маленьким, скрюченным, жалким. «Сэм, людей нельзя жалеть. Проще сразу пристрелить, чтобы не мучились». Эту фразу Он запомнил давно и накрепко. «Жалеть нельзя ненавидеть». Он так и не смог поставить запятую.

- Разговор окончен. – отрезал Он, ещё раз посмотрел человечку в глаза, прямой струной развернулся и степенно вышел из дома. За его спиной продолжались какие-то реплики о том, что была заключена сделка, что Он нарушает контракт, дорого заплатит. «У меня большой кредит», - улыбнулся Он своим мыслям.

Он сел в машину, отъехал на пару кварталов, завернул за угол и остановился у высокой кованой ограды сквера. Нужно было собраться с мыслями. Холодные тонкие пальцы с силой сжимали руль, напрягались всё сильнее, заставляя кожу на костяшках побелеть. Хотелось дотронуться до теплого тела, обвить, проникнуть, сжать. Хотелось ударить по газам и влететь в ближайший парапет. Хотелось выйти и идти вперёд, пока подошвы не сотрутся в пыль. Хотелось быть и не быть. «Жалеть нельзя ненавидеть». Он прокручивал эту фразу в голове снова и снова, пока окончательно не понял, что дальше его мысль двинуться не способна. А посему, самым правильным было сейчас пойти и проломить череп этому человечку. С его поросячьими глазками, расквашенным носом и лысиной, которую он пытается прикрыть тремя волосинками. «Я, Сэмюэль Карен Кэмерон, находясь в здравом уме и трезвой памяти, хочу вскрыть череп добропорядочному клерку. Куда сдаваться?», - Снова с усмешкой подумал Он. А и правда, куда? Со стороны просто зверство: честный и всеми любимый банковский служащий найден с проломленной башкой у себя дома, орудие убийства не обнаружено, медики считают, что удар нанесён тяжёлым острым предметом. Например, мотыгой или серпом. С размаха. В приступе ярости. По кварталу бродит маньяк с мотыгой. Как бы его прозвали газетчики? Какой-нибудь «Бешеный старатель». Или «Чокнутый Билл». Старатель нравился ему больше, представлялся добродушный старичок в клетчатой рубашке и джинсовом комбинезоне, с коричневой шляпой и сильными разбитными ручищами.

А проломить было за что. Человек требовал достать Предмет, способный изменить мир. Кому и зачем понадобилось такое? Казалось бы, какой прок в том, чтобы иметь идеальную память? Помнить каждый вздох и слово. Ты один и пустой мир. Руки разжали и вновь сжали пластик руля.

Если не задумываться, Предмет кажется совершенно безобидным. Ну будет иметь человек абсолютную память, и дальше что? Хочется – пускай, не жалко! Самое страшное – игра в покер с высокими ставками. Хорошие возможности – можно учиться чему угодно и не бояться, что годы отберут знание. Но Он держал этот Предмет в руках, видел то, на что тот способен. Это часть профессии: уметь читать Предметы. И в этом таилось что-то, что пугало даже его.

Рейтинг:
2