Блог портала New Author

Попытка (16+)

Аватар пользователя Richard Novgorodskiy
Рейтинг:
3

Облачная погода царила в этом месте и на балконах развешивали чистые простыни, наволочки и тряпки, напоминающие белые перины густых облаков. Как только порывы ветра участились, один клочок ткани слетел с верёвки, влетел в распахнутое окно и приземлился на обрызганный коричневой грязью асфальт.
Сева лишь мельком успел заметить упавший платок, когда в спешке наступил на него правой ногой. Слегка провалившись ногой в углубление, он обернулся назад и увидел, что весь белый платок окончательно пропитался влагой и приобрёл коричневый окрас.
"Все это сейчас для меня не важно", - уверял себя Сева, направляясь на рандеву со Светой. Однако вещи, происходящие вокруг, все равно плотно оседали в его сознании, сколько бы он ни называл их неважными.
Точно такие же навязчивые мысли посетили Севу в назначенном Светой месте встречи - возле старого фонтана на протяжённой лужайке одной из малоизвестных площадей города, название которого я уже и не припомню. Струйка бурлящей воды величественно стекала из горла каменного тритона.
Сева то и дело посматривал на наручные часы. Их подарила ему мама или дядя? Или он купил их год назад? Нет, те, что купил, сломались, да и были с белым ободком вокруг циферблата. А у этих такие тонкие стрелки - что большая, что маленькая...
Но он не должен думать об этом, должен лишь настроить себя для встречи со Светой. Остальное не важно, только дождаться её прихода.
Странное чувство потребности пробежать вдаль к стадиону, который невольно бросился в глаза Севе, овладело им. Уже сделав несколько шагов в его направлении, он замер как истукан и попытался взять себя в руки. Он не мог больше наблюдать за проходящими мимо влюбленными парами, несколько из которых уже встретились на площади и начали целоваться, не стесняясь остальных.
Выходя на аллею, Сева внезапно увидел стремящегося сломя голову велосипедиста, летящего прямо на него на полном ходу. Дальше всё пространство заволокло фиолетово-красными овалами, и как Сева, так и лихой наездник в течение этого момента распластались на дороге.
До ушей Севы прерывисто доносились возгласы недоумения подоспевших на подмогу. Это были обрывки фраз вроде "вы в своём уме?" или "звоните в скорую" - ряд типичных негодований, заложенных в человека для экстренной ситуации. Когда осознание происходящего в полной мере вернулось к Севе, он увидел Свету, которую так волнительно ждал. Она протёрла его рану куском ваты, смоченной спиртом, и затем более трепетно (как могло показаться со стороны) проделала то же самое с велосипедистом. Смутно Сева также
запомнил, как Света приобняла оного незнакомца, из-за которого, по сути, и произошло столкновение. Под гомон толпы, бурление фонтана и шум ветра Сева осторожно сбежал с места аварии, игнорируя боль и чувство собственной вины.
Этим же вечером он позвонил Свете, сидя в кожаном кресле за столом, заполненным учебниками.
- Мне жаль, что так произошло. Надеюсь, завтра мы сможем спокойно встретиться.
- Тебе уже лучше?
- Да, и будет ещё лучше, когда я увижу тебя.
- Куда мы пойдём?
- Знаешь, Света, отчасти я виноват в том, что произошло сегодня, так что, дабы искупить вину, я приглашаю тебя в "Рай".
- Это очень мило с твоей стороны, Сева. Увидимся завтра в то же время. А сейчас я тороплюсь на укладку...
Положив телефон, Сева замечтался и начал поглядывать то в окно, то в собственное отражение в стеклянной дверце шкафа. Затем, как будто спохватившись, лихорадочно стал перебирать стопку учебников. Он заглядывал и в "Прикладную химию", и в "Биологию", и в "Физику", словно надеясь найти на их страницах формулу любви. Но нельзя прикоснуться к неведомой силе, опираясь на программу восьмого класса.
С наступлением следующего свидания Сева успокоился касательно ссадин и синяков, так как его возлюбленная сама знала природу их возникновения. Поправив ворот рубашки и стряхнув пылинки с пиджака, Сева взглянул на Свету и со сладостным трепетом ощутил, как их взгляды встретились. Некоторое время они наслаждались этой встречей, но под напором неловкой паузы взгляд Севы принялся застенчиво бродить в зарослях георгинов, стоящих в вазе за их столиком. Он услышал, как подошёл официант. Возглас Светы заставил обратить на него внимание. Оказалось, что официантом в эту смену работал как раз тот велосипедист, ранее сбивший Севу.
- Что будете брать? - манерно спросил официант.
- Мы ещё не решили, Паша, подожди... - смущённо ответила Света. - Как твои раны? "Паша?! Её интересуют его раны, пока она кормит меня только своими взглядами?" - недоумённо думал Сева.
- А других официантов нет? - озлобленно спросил он.
- Есть. Но их нет в меню, - отрезал Паша.
В итоге остаток вечера Света говорила с официантом, а Сева ретировался со второго свидания в ещё более болезненном состоянии, чем с первого.
Полночи Сева просто шёл вниз по, казалось, бесконечной улице, всматриваясь в лица девушек, сидящих на открытых верандах коттеджей. Он искал лица, похожие на лицо Светы. Надежда отыскать дорогие черты, изгибы тела и мышцы лица теплилась в груди искателя сокровищ. Ничего другого не оставалось, ведь настоящая Света предпочла ему того, кто буквально врезался в их отношения, неся только хаос и разрушения...
На следующий день Света позвонила Севе, желая загладить неприятный осадок от неудавшихся встреч, и пригласила к себе домой на чай. Несмотря на то, что Сева чувствовал подвох, желание Светы сблизиться с ним дало повод его духу воспрянуть. Вновь накинув пиджак, он отправился на третье свидание.
Сева не мог избавиться от предчувствия неотвратимого события, которое гнело на него как тяжеловесные сумерки, полупрозрачной дымкой давящие на крыши города. Проходя по лужайке возле старого фонтана, Сева поймал себя на мысли, что не слышит шум бурлящей воды. Обернувшись, он увидел пустующую пасть каменного тритона. До тех пор вокруг не встретилось ни души, но вдруг послышались шаги. Ком подступил к горлу Севы.
Навстречу к нему шёл не кто иной, как Паша. Вид его был ужасающим: разорванная рубашка, растрёпанные волосы, зверски поблёскивающие глаза... Но самая ужасная деталь его внешности - обильная слюна, вспенивающаяся и стекающая изо рта. Сева остолбенел, врос в землю как вкопанный и не мог сдвинуться с места от страха.
Паша заговорил на удивление громко, отчётливо и воодушевлённо:
- Выбор за тобой, Сева. Ты можешь пойти вслед за мной к дому Светы, но если действительно желаешь обрести её любовь, то пройди через портал на вершине многоэтажной автостоянки.
Затем, ещё на шаг приблизившись к Севе, он повторил своё "выбор за тобой" и скрылся в направлении той аллеи, на которой два дня тому назад произошло злосчастное столкновение.
Любопытство терзало рассудок Севы, и он побежал вверх по автостоянке, которая по счастливой случайности до сих пор была открыта и находилась в два раза ближе, чем дом Светы. Дров в огонь подбрасывала также чарующая атмосфера темнеющего города, который представал перед Севой словно на ладони с каждым покорённым этажом. На втором этаже Сева увидел двух скейтбордистов, летящих вниз по рампе и попутно исполняющих трюки. Ближе к вершине на пути попался уже пожилой скейтер с бородой и дредами. Прокричав что-то нечленораздельное, он исполнил лихой финт, осыпав асфальт немногочисленными крошками гравия. Наконец Сева добрался до вершины стоянки.
Перед его взором предстала удивительная картина: два кольца, смещённые из густого тумана и не выпускавшие оный за пределы собственных очертаний, опоясывали дыру, которая была образована разобранной плиткой. Эта дыра и являлась загадочным порталом. Сева прошёл сквозь оба туманных кольца, разорвав их насквозь, набрал воздух в лёгкие, словно ныряя в бассейн, и прыгнул в портал.
Несколько секунд вверху виднелись чайки, пролетавшие мимо и полностью оглушавшие своим назойливым криком. Внезапно всё пространство заполнилось фиолетово-красными овалами, которые уже сумели плотно врезаться в память Севы, и он, как чужеродная бактерия между кровяных клеток, плыл в хаотичном пространстве. Вскоре между овалов стали появляться обрывки реального мира.
Немного спустя Сева оказался на том же месте возле фонтана, снова бурлящего, уже в свете дня, пусть и затянутого облаками. Он испытал сильнейший конфуз, осознав, что вернулся обратно в момент столкновения с велосипедистом, но теперь сам оказался заточённым в тело этого самого велосипедиста.
Света подползла к нему на коленях и, потеряв равновесие, опёрлась на него, затем, слегка приобняв, очистила рану. Поначалу Севе было приятно такое трогательное обращение, но внезапно он увидел себя самого, с жалостью взирающего в его сторону. Он словно смотрел в кристально чистое зеркало, радуясь и видя печаль в отражении.
Он смотрел, как его прежнее тело, в синяках и ссадинах убегает рысцой прочь под гомон собравшейся толпы зевак, шум ветра и бурлящей воды. А сам, поднявшись и отряхнувшись, попытался оседлать своего железного коня. Попытки были тщетны, и кто-то из толпы заключил, что он потерял координацию после падения. На деле же Севе просто никогда не приходилось управлять великом.
Попав в новое тело, душа Севы на удивление не испытывала никаких трудностей и, невзирая на некоторое отвращение к самому себе, он чувствовал себя превосходно. Вечером того же дня Сева добрался до содержимого холодильника Паши и опорожнил несколько стаканов протеинового коктейля. Раньше подобный допинг мог вызвать лишь рвотные позывы, теперь же тело отбитого качка требовало своего.
В интернете Сева быстро отыскал Свету и благополучно провёл с ней переписку, сообщив, что извиняется за прошедший инцидент и ждёт скорейшей встречи. На следующий день он собирался по плану обслужить Свету и самого себя в ресторане, чтобы порочный временной круг замкнулся. Незаметно наступил вечер, и перед ним загорелась пестрая неоновая вывеска – «Рай».
Полностью уверенный в том, что официально работает в ресторане, Сева в теле Паши поразился тому, что это было вовсе не так. В отчаянии он заговорил с другим официантом;
тот оказался давним приятелем Паши и разрешил обслужить за него любой столик. Не мешкая, Сева занялся работой, к которой ни он, ни его новое тело никогда не были причастны.
- А других официантов нет? - спросил старый Сева. - Нет. Прошу прощения. - учтиво отчеканил Сева сам себе из тела Паши. Он подумал про себя, что, изменив слова на менее язвительные, не изменит общую канву событий.
До конца вечера ему было одновременно и приятно, и паршиво. Приятно разговаривать со Светой, но паршиво наблюдать себя самого со стороны, принимая, как этот молодой и впервые влюблённый парень пойдёт после ресторана вниз по улице искать двойников своей ненаглядной...
Следующий день Сева в теле Паши решил провести, бегая по стадиону. В прежней материальной оболочке он едва мог осилить три с половиной круга, а теперь появились силы заниматься этим несколько часов подряд. До тех пор, пока одна очаровательная особа не позвонит ему и не пригласит его. Пригласила Света и настоящего Севу, но, к глубочайшему презрению, выяснилось, что она лишь подшутила над ним, решив уединиться с качком, поставившим её незадачливого ухажёра в неловкую ситуацию.
Пока Света зажигала свечи на веранде своего частного дома, Севу охватила неведомая одержимость, идущая извне. Он чувствовал себя как лунатик, как человек, превратившийся в голодного волка. Сева перескочил одним прыжком метровую ограду и, истекая слюной, ринулся к лужайке с фонтаном на старой малоизвестной площади. Там он продекламировал себе настоящему всё, что помнил об открывшемся загадочном портале. Когда же он побежал назад, решил более не оборачиваться, всем сердцем надеясь, что истинный Сева прыгнет в портал и круг замкнётся.
Следующее, что он помнил, - затяжной поцелуй со Светой. Сначала на веранде, потом, после того как ветер, подхватив первые опавшие листья, потушил свечи, в ванной, которую отделяла от двора только стеклянная стена... Четыре огонька, четыре звезды горели в темноте - их жадные страстные глаза, полные похоти и самозабвения.
Подняв веки после очередной порции влажных губ, Сева в теле Паши увидел своё старое тело, созерцающее процесс по ту сторону стеклянной стены. В лице не читалось страха, негодования... Только отрешённое сознание безысходности.
Отторгнув ненасытную Свету, Сева в теле Паши стремглав выбежал из её дома. Он твёрдо намеревался рассказать всё себе самому, как бы абсурдно это не звучало, уравновесить эти чаши весов...
Но от его прежней оболочки и след простыл.
Сева в теле Паши просто бродил в потёмках города, от фонаря к фонарю. От фонаря к фонарю. Впервые испытывал сочувствие к себе самому, увидев себя со стороны. И ему вдруг стало всё безразлично.
В тусклом свете одного из фонарей он увидел грязную чёрную тряпку, втоптанную в углубление в асфальте. Он присел и взял её в руки. Это на её он ненароком наступил, будучи самим собой? Этот платок, наверное, висел себе среди белья на балконе, пока ветер не сорвал его. А потом все, спеша по своим делам, втоптали его в грязь. Но ещё видны узоры на нём, когда-то наверняка старательно вышитые молодой трудолюбивой девушкой. Этот платок теперь смотрелся исчерпывающе уничижительно. Будто бы готовый принять на себя все грехи этого мира и сам стать величайшей прорехой во Вселенной, он сохранял красоту и шарм. Его трудно было с чем-то сравнить, разве что с.… неразделённой любовью.

Рейтинг:
3
stas78 в чт, 12/10/2017 - 13:49
Аватар пользователя stas78

Уважаемый Автор, Вам явно необходимо поработать над текстом: в нём множество лишних, не относящихся к сюжету описаний, слов, без которых легко можно было бы обойтись, ненужных эмоций и действий персонажей. Всё это - чрезвычайно размывает линию сюжета, не давая читателю вникнуть в суть. Я бы на Вашем месте сократил рассказ раза в полтора-два. Авансом ставлю плюс за хорошую идею и грамотность. И ещё - у Вас, с моей точки зрения, неплохой писательский потенциал, потому не огорчайтесь из-за лёгкой критики. Подмигивание

Ольга водолей в чт, 12/10/2017 - 15:02
Аватар пользователя Ольга водолей

Мне понравился ваш рассказ ставлю +
Цветок Цветок Цветок

__________________________________

Ночь придает блеск звездам и женщинам

Кремнёв Игорь М... в чт, 12/10/2017 - 15:47
Аватар пользователя Кремнёв Игорь Михайлович

"...один клочок ткани слетел с верёвки, влетел в распахнутое..."
Здесь можно - сорвался с веревки.
Сева лишь мельком успел заметить упавший платок, когда в спешке наступил на него правой ногой. Слегка провалившись ногой в углубление, он обернулся назад и увидел, что весь белый платок окончательно пропитался влагой и приобрёл коричневый окрас.
Здесь, КМК, смысловой повтор, и слово "углубление" выпадает из контекста.
Вообще-то править текст надо.

__________________________________

Кремнёв Игорь